Линки доступности

Будут ли россияне доверять полиции больше, чем милиции?


Будут ли россияне доверять полиции больше, чем милиции?

Эксперты отмечают, что пока суть реформы российского МВД сводится к замене вывесок

С 1 марта в России официально вступил в силу закон «О полиции». В августе прошлого года он был инициирован президентом Дмитрием Медведевым, и после общественного обсуждения одобрен обеими палатами Федерального Собрания. Наконец, 7 февраля документ был подписан главой государства и обрел силу закона.

Помимо замены термина – вместо «милиции» органы охраны общественного порядка будут теперь именоваться «полицией», – налицо и некоторые другие атрибуты, знакомые россиянам по голливудским боевикам. Так, прежде чем защелкнуть наручники на запястьях задержанного, полицейский вслух зачитывает его права. Полиции запрещено проникать в жилые помещения без санкции суда и согласия собственника. Исключением могут стать случаи, когда гражданам угрожает опасность. Новый закон прямо запрещает пытки, жестокое или унижающее человеческое достоинство обращение.

В настоящее время установлен переходный период на срок до 1 января 2012 года, в течение которого будут заменены вывески и бланки служебных документов, а также полностью введена новая служебная форма российской полиции. Пока же некоторые россияне упражняются в остроумии, как теперь следует обращаться к сотрудникам правоохранительных органов – «мистер коп», «месье флик» или «герр полицай»? Последнее вызывает особенно негативные эмоции, связанные с воспоминаниями о Второй мировой войне.

А в последний вечер февраля, то есть в канун вступления в силу закона «О полиции», группа молодых социальных активистов в Санкт-Петербурге оставила у набережной Фонтанки сделанную красной краской на снегу надпись: «Всюду мусор(а)!?».

В новом законе не предусмотрен общественный контроль над деятельностью полиции

Впрочем, если оставить иронию в стороне, то и при серьезном обсуждении проблемы у тех, кто интересуется реформой МВД профессионально, возражения и скепсис преобладают над положительными оценками.

Член федерального бюро движения «Солидарность» Илья Яшин некоторое время назад в соавторстве с Владимиром Миловым написал брошюру «Перестройка МВД. От милицейского произвола к профессиональной полиции».

Констатировав деградацию и разложение современной милиции и приведя многочисленные примеры бессилия российских властей, Яшин и Милов изложили суть реформы правоохранительных органов:

1. Ликвидация вертикальной конструкции МВД и увеличение самостоятельности районных отделов милиции;

2. Прозрачность правоохранительной системы и ее подконтрольность обществу;

3. Кардинальное сокращение личного состава органов правопорядка и их радикальное кадровое обновление.

Далее подробно перечислялись меры, необходимые для коренной реформы МВД.

Корреспондент «Голоса Америки» поинтересовалась у Ильи Яшина, были ли учтены пожелания авторов брошюры «Перестройка МВД» при написании закона «О полиции»?

«Единственное наше предложение – не самое принципиальное и не самое обязательное, – которое было учтено, это переименование милиции в полицию», – ответил оппозиционер. По его словам, практически все инициативы, с которыми выступили авторы брошюры, были проигнорированы властью, и по сути, никакой реформы нет. Действующая вертикаль в органах МВД сохраняется, сотрудники получают новые полномочия.

«Наша идея заключалась в том, что у общества и у его представителей в парламенте должны появиться реальные механизмы контроля над правоохранительными органами», – подчеркивает Илья Яшин и добавляет, что отсутствие контроля ведет к таким негативным явлениям, как произвол, коррупция, неэффективность действий милиции и так далее.

Дядя Степа как пример для новых российских полицейских

Вице-президент коллегии адвокатов международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербург» Игорь Кучеренко проработал в милиции много лет и уволился в звании полковника. Говоря о том, насколько современная российская правоохранительная служба может считаться правопреемницей сыскной полиции в царской России, собеседник «Голоса Америки» заметил, что задачи и цели являются очень схожими – охрана общественного порядка и борьба с преступностью. Но в моральном плане очень много различий.

«Согласно тем историческим источникам, к которым я прикасался, в сыскной полиции было очень тяжело решить вопрос за деньги, практически – невозможно», – говорит Игорь Кучеренко и поясняет, что среди чинов сыскной полиции было много дворян, для которых слово «честь» не было пустым звуком. «Допускаю, что некоторые городовые были коррумпированы, но не в таких масштабах, как сегодняшняя милиция, которая с 1 марта становится полицией, – замечает юрист. – Я бы вообще меньше всего придавал значение терминам. Это такой спекулятивный момент».

Игорь Кучеренко напоминает, что к закону «О милиции» в свое время было немало претензий, но в нем не были прописаны положения о взятках, об избиениях задержанных или о закрытии уголовных дел «по звонку сверху». Но это не мешало сотрудникам милиции нарушать закон. «Теперь написан новый закон, сотрудников МВД переименовали из милиционеров в полицейских, но от этого же они не перестанут нарушать закон. Дело не в том, как они будут называться, а в их сути».

Игорь Кучеренко считает, что если бы стражи порядка начали соответствовать тому образу, который создал Сергей Михалков в стихотворении «Дядя Степа», то уже через год россияне с удовольствием обращались бы к ним «господин полицейский», и, может быть, даже слово «полицай» утратило бы негативный смысл.

От многих своих знакомых Игорь Кучеренко наслышан о положительном опыте создания полиции в Грузии. Ему и самому приходилось общаться с высокопоставленными грузинскими чинами МВД. «Там руководителями полицейских отделений назначают прежде всего честных людей, которые к тому же не обременены ошибками прошлого. Государство обратилось к ним с просьбой помочь реформировать органы правопорядка, и они откликнулись на эту просьбу», – говорит полковник российской милиции в отставке.

По его оценке, сегодня грузинские полицейские работают гораздо лучше тех, на чье место они пришли. «Я не думаю, что в Грузии полностью искоренены ошибки, которые свойственны нашей милиции, но то, что их удельный вес стал гораздо меньше – безусловно!» – подчеркивает Игорь Кучеренко.

Зарплата такая, что взятки брать невыгодно

С просьбой подробнее рассказать о сути и результатах реформы грузинского МВД корреспондент «Голоса Америки» обратилась к режиссеру-документалисту из Тбилиси Малхазу Жвания. Он неоднократно общался с министром внутренних дел Грузии Вано Мерабишвили, записывал с ним интервью, узнавал некоторые аспекты, неизвестные широкой публике.

Реформа проводилась масштабно и быстро, рассказал Жвания. Одновременно были уволены все сотрудники милиции и объявлен набор желающих пройти курсы новой службы охраны порядка. С этой целью были приглашены опытные преподаватели полицейских академий. «На сегодня мы имеем полное, поголовное обновление полиции. То есть людей, которые работали в МВД до прихода Саакашвили, там сейчас нет вообще», – отмечает Малхаз Жвания. По его словам, большинство уволенных, особенно бывшие крупные милицейские чины, пополнили ряды непримиримой оппозиции. Впрочем, многие из них неплохо устроились и в частном бизнесе.

Первоначальное обучение длится пять недель. Затем учеба совмещается с практикой. Такого понятия, как «выслуга лет», просто нет, продвижение по службе идет в соответствии с результатами оценок теоретических и практических занятий. Критерии отбора при приеме кандидатов – очень жесткие и бескомпромиссные. Проверяются физические, психические и интеллектуальные данные будущих полицейских. Проводятся психологические тесты на уравновешенность характера, независимость мышления, способность принять на себя командование в условиях форс-мажора.

Малхаз Жвания напомнил, что грузинская полиция выполняет свои функции, в том числе и на границе с отколовшимися регионами Грузии, и здесь особенно высока смертность среди полицейских. Разумеется, есть и отсев по профессиональным показателям после нескольких месяцев службы. А во время новых наборов на полицейские курсы, которые проходят дважды в год, конкурс составляет не менее 200 человек на одно место.

Молодых людей, поступающих на службу в полицию, привлекает и возможность проявить себя, и высокий уровень оплаты. На зарплату начинающего полицейского безбедно может прожить молодая семья с маленьким ребенком.

Даже те, кто относится к нынешним властям Грузии без особой симпатии, отмечали, что полиция в этой стране совершенно не берет взяток. Более того, они не имеют права брать даже деньги в размере выписанного штрафа. Только выписывают квитанции и обязательно дают специальный бланк, если правонарушитель решит обжаловать штраф в служебном порядке. Действуют быстро, решительно и вместе с тем предельно корректно.

«Полицию в Грузии не стали любить, – говорит Малхаз Жвания, – ее и незачем любить. Но ее стали уважать и доверять ей».

«Отоваривать дубинками» все же будут

В новом российском законе, который вступил в силу 1 марта, также прописано, что полиции запрещено применять спецсредства, в том числе дубинки, против участников мирных ненасильственных демонстраций и митингов, в том числе неразрешенных. Правда, чуть ниже отмечено, что исключением являются массовые беспорядки и действия, нарушающие движение транспорта, работу связи, деятельность организаций и учреждений.

Илья Яшин в этой связи отмечает, что закон никогда не влиял на действия сотрудников правоохранительных органов: «Они действуют в соответствии с политической волей Кремля. Пока у нас генеральная линия сформулирована Путиным очень четко: “отоваривать дубинкой по башке”, именно на это будут ориентироваться новоявленные российские полицейские. А вовсе не на то, что написано в законе», – замечает Илья Яшин и добавляет, что закон дает им достаточно широкие полномочия для того, чтобы применять силу в отношении мирных демонстрантов.

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG