Линки доступности

Закон о полиции: как вы яхту назовете…

  • Василий Львов

Разговоры о реформе МВД и, в частности, милиции возобновились в начале этого года на высшем уровне. О необходимости преобразования одним из первых высказался тогда президент Дмитрий Медведев.

Предыстория: два майора милиции и два ДТП

Этому предшествовали и сопутствовали события, не прибавившие милиционерам популярности. В ноябре 2009 в Интернете появилось видеобращение майора милиции Алексея Дымовского к премьер-министру Владимиру Путину о всепроникающей коррупции в МВД. Вскоре за этим последовало обвинение Дымовского в мошенничестве и его арест из-за давления на свидетелей. Многие посчитали, что Дымовского подставили.

Вслед за этим видеообращением в сети появилось множество других с такими же сетованиями и признаниями со стороны сотрудников правоохранительных органов.

Едва завершилось в феврале этого года пожизненным заключением дело Дениса Евсюкова, тоже майора милиции, как вдруг еще несколько скандальных случаев с участием милиционеров получили резонанс в марте. 5 марта сотрудники ГИБДД заставили простых автомобилистов построить «живой щит» из своих машин – так гаишники рассчитывали остановить преступника. Однако он скрылся, протаранив «живой щит». Люди, остававшиеся все это время в машинах, по счастью, не пострадали. Перед автомобилистами извинились.

Другим громким ДТП, произошедшим в то же время, стала авария, в результате которой погибли две пассажирки «Ситроена» в результате столкновения с «Мерседесом» вице-президента «Лукойла». Сотрудники милиции, находившиеся на месте, взяли тогда сторону «Мерседеса», несмотря на свидетельства очевидцев. В обществе это обострило дискуссию о равенстве на дорогах.

Полиционеры

И вот теперь, когда с момента этих событий прошло около полугода, Дмитрий Медведев вернулся к разговору о реформе МВД.

В минувшую пятницу президент предложил переименовать милицию в полицию. У одних эта идея вызвала восторг, у других – отторжение, у третьих – опасения в том, что реформа ограничится «сменой вывесок» и что вместо полицейских россияне получат «полиционеров».

Народное вече

Какова реформа на самом деле, каждый может решить сам. В субботу проект закона «О полиции» опубликовали на сайте zakonoproekt2010.ru для всеобщего обсуждения. Все это время он готовился как закон «О милиции», однако после заявления Медведева «милицию» и все ее производные в законе изменили на «полицию». У власти было время, чтобы подготовиться.

Обсуждение продлится до середины сентября. После этого закон направят в Госдуму для первого чтения.

Позиция МВД

Министр МВД Рашид Нургалиев похвалил законопроект за то, что в нем дан «исчерпывающий перечень обязанностей и более полный набор прав полиции». На сегодняшний день, кроме закона «О милиции», принятого в 1991 году, существует еще множество дополнительных законов, связанных с работой правоохранителей. Закон о полиции включает в себя многие из этих положений. При этом, отметил министр, разработчики учли зарубежный опыт.

Правозащитники нашли в законе противоречия с конституцией

В интервью Русской службе «Голоса Америки» лидер движения «За права человека» Лев Пономарев подверг критике законопроект. Как и Нургалиев, Пономарев коснулся обширности закона. По мнению правозащитника, все «прогрессивные явления» в законе «О полиции», которые и без того содержались в других правовых актах, «маскируют ужесточение».

Пономарев привел несколько примеров такого ужесточения. Например, досмотр человека на улице без понятых или право полицейского «беспрепятственно входить» в жилые помещения (правозащитники опасаются, что это может нарушить неприкосновенность жилища, прописанную в конституции).

На сайте правозащитного движения вчера вывесили эту и иную критику закона, а также предложения. Правозащитники опасаются, что закон «О полиции» может повторить путь весьма противоречивого закона о ФСБ.

Между уверенностью МВД и недоверием правозащитников

Примерно посередине между двумя этими позициями лежит мнение Михаила Федотова, известного автора закона о СМИ, секретаря Союза журналистов России.

Василий Львов: Михаил Александрович, как вы смотрите на вышеупомянутые несостыковки с конституцией? Или их нет?

Михаил Федотов: Безусловно, есть определенные коллизии, которые наверняка могут быть устранены в процессе работы над законопроектом. Я не думаю, что здесь задумана какая-то специальная операция по ущемлению прав человека. Я думаю, что те, кто разрабатывал законопроект, все-таки исходили из необходимости создать в стране нормальную полицию, которая существует во всех цивилизованных в странах.

В.Л.: Что в законопроекте вас смущает?

М.Ф.: Меня смущает то, что я не нашел там двух принципиально важных позиций. Я не нашел там нормы о том, что главой полицейского ведомства должен быть человек, не состоявший на военной службе. Полиция не должна быть милитаризированным ведомством. Это должна быть гражданская структура, как это существует во всех цивилизованных странах. Из полиции нужно удалить все, что делает ее на сегодняшний день военной организацией.

В.Л.: Потому что военная организация, как я понимаю, осуществляет монополию государства на насилие, в то время как полиция должна в первую очередь представлять интересы граждан?

М.Ф.: Да, безусловно. Она должна представлять интересы граждан и, самое главное, должна представлять интересы закона.

В.Л.: А вторая принципиально важная позиция? О чем там не упомянуто?

М.Ф.: Я считаю, что нам надо отказаться от Службы собственной безопасности. В условиях тотальной коррупции она превращается в Службу собственной безопасности министра, а не общества. Поэтому я бы считал правильным, если бы в законе о полиции у нас появился институт, который великолепно себя оправдал в Великобритании – так называемая Независимая комиссия по жалобам на полицию, которая состоит не из сотрудников полиции, но финансируется из бюджета, выделенного для финансирования полиции. Эта комиссия управляется не главой полицейского ведомства, а через парламентские процедуры. У нее есть свой бюджет и свой штат следователей-оперативных работников. Они действуют от имени общества, от имени государства в целом, а не от имени ведомства.

В.Л.: Михаил Александрович, и последний вопрос. Насколько существенно то, что милицию планируют заменить полицией? С юридической и житейской точки зрения.

М.Ф.: Безусловно, это существенно. С юридической точки зрения это, может быть, и несущественно, это важнее с точки зрения психологической и с точки зрения продвижения России к образу цивилизованного государства.

XS
SM
MD
LG