Линки доступности

Наталья Пелевина: «Путин и его окружение — это основная проблема России»


Владимир Путин

Владимир Путин

О перспективах принятия «закона Магнитского» в США, о «деле» Игоря Шувалова и о компании «Гунвор»

Заместитель министра внутренних дел Великобритании по делам иммиграции Дэмиан Грин направил в адрес британского посольства в Москве список из 60 официальных лиц, причастных, по мнению Лондона, к смерти юриста Сергея Магнитского.

Гражданская активистка, глава американского «Комитета за демократическую Россию» Наталья Пелевина, устраивавшая в Москве пикеты с требованием принять «закон Магнитского» и вечер памяти погибшего юриста в центре академика Андрея Сахарова, считает шаг британских властей победой.

В интервью Русской службе «Голоса Америки» Пелевина рассказала о перспективах принятия «закона Магнитского» в США, о ходе расследования так называемого дела Игоря Шувалова и о своем новом разоблачительном проекте в отношении компании «Гунвор», которую контролирует близкий к Владимиру Путину предприниматель Геннадий Тимченко.

Роман Ошаров: «Список Сергея Магнитского» поступил в британское посольство в Москве. Как вы оцениваете это шаг? Означает ли это фактическое принятие «списка Магнитского» Британией или же вы добиваетесь принятия соответствующего закона в этой стране?

Наталья Пелевина: Безусловно, это уже победа. Это очень важный шаг со стороны Британии и является результатом серьезной работы, которая проводилась на протяжении длительного времени в Великобритании и параллельно в США. Но, конечно, хочется, чтобы «список Магнитского» стал законом, как в Европе, так и в Америке. На это мы очень сильно рассчитываем. Но между тем, это серьезный звонок для российских коррупционеров — информация о том, что список поступил в посольство Британии в России, моментально стала публичной. Этот шаг можно назвать серьезным психологическим давлением в отношении тех 60 чиновников, которые входят в этот список.

Р.О.: Как вы думаете, посольство США в России или дипломатические представительства других стран в Москве учитывают при выдаче своих виз, что некоторые россияне, а именно 60 человек из списка, возможно, причастны к нарушениям прав человека?

Н.П.: Во время разных слушаний в Вашингтоне, во время которых я тоже принимала участие, Госдепартамент США всегда настаивал на том, что принятие закона имени Магнитского невыгодно для американо-российских отношений. Это было несколько месяцев назад. И Госдепартамент мотивировал это тем, что въезд в США и без этого будет запрещен фигурантам списка. То есть, насколько учитывается история с законом Магнитского при выдаче виз россиянам, сложно сказать. Кто-то из фигурантов списка за последние месяцы уже получал визы. Это мы знаем точно. В любом случае, пока закон не принят, решение о выдаче виз принимается на индивидуальной основе. Есть ли какие-либо еще установки у дипломатических ведомств — неизвестно. Надеемся, что осенью в США закон будет принят, и эти люди не только не въедут в Америку, но и в отношении них будут приняты и экономические санкции. Постепенно к своей цели мы идем.

Р.О.: На ваш взгляд, принятие закона имени Магнитского наиболее вероятно в администрации Митта Ромни, если его изберут президентом, или же в администрации Барака Обамы, если тот сохранит свой пост?

Н.П.: Однозначно, потенциальная администрация Ромни поддержит принятие «списка Магнитского». Ромни и его лагерь поддерживают законопроект значительно больше, чем Обама и его администрация, которая негативно относится к «списку Магнитского», что не есть большой секрет. Мое ощущение, что администрации Обамы не хочется лишний раз связываться с Россией, с Владимиром Путиным, ведь это лишняя головная боль. Это при том, что Обаме в своей собственной стране и так непросто справляться с огромным количеством проблем.

Ромни настроен иначе в отношении к России. Из моего общения с его советником по России Леоном Ароном (научный эксперт и директор российских исследований Американского института предпринимательства) я поняла, что если президентом станет Ромни, то шансов на принятие закона имени Магнитского станет значительно больше. Приходится на сегодня надеяться, что Ромни в нынешних выборах победит.

Планируется, конечно, что список не ограничится 60 фамилиями российских чиновников. Мы надеемся, что сможем добавлять фамилии и других российских коррупционеров. Один из проектов, которым я сейчас занимаюсь — независимый совет по правам человека. Мы планируем запустить его в России. Совет будет выявлять и добавлять имена новых коррупционеров, нечистоплотных судей и так далее.

Р.О.: Лоббируя «список Магнитского» в США, Британии и других странах, вы не думаете, что можно перегнуть палку и в итоге внешняя политика этих стран серьезно ужесточится в отношении не только чиновников-коррупционеров, но и России в целом?

Н.П.: Нет, скорее всего, нет. Если Ромни перейдет в настроение Рейгана, то в любом случае Россия уже не Советский союз и внешняя политика будет формироваться в рамках приемлемых для обществ двух стран правил. Надо помнить, что это в России существует антиамериканизм, а в Америке серьезных негативных отношений к России как к стране сейчас нет. Я не вижу, что этот конфликт может стать критическим. Содействие США и других стран в борьбе с коррупцией и проблемами правоприменения, а также судов, очень важно для России.

«Дело Шувалова» и кампания

Наталья Пелевина в настоящее время пытается оспорить решение Генеральной прокуратуры России об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении первого заместителя председателя правительства России Игоря Шувалова. Основание для обращения Пелевиной в главный надзорный орган России стала публикация в американском деловом издании Barron's Online. Журнал, ссылаясь на конфиденциальные документы, сообщил, что фирма, через ряд посредников представлявшая интересы Шувалова, якобы вела дела с российским миллиардером Алишером Усмановым и Евгением Швидлером — доверенным лицом Романа Абрамовича. В результате этих сделок, утверждает Пелевина, Шуваловым, возможно, была получена взятка в размере 120 миллионов долларов.

Р.О.: Как продвигается «дело Шувалова» в настоящее время?

Н.П.: Мой иск в суд связан с тем, что Генеральная прокуратура России не приняла мер по той жалобе, по которой я обращалась. Дело касалось взаимоотношений Игоря Шувалова с предпринимателем Алишером Усмановым, в результате которых он получил 120 миллионов долларов в качестве взятки. Прокуроры оставили этот эпизод, описанный в американском издании Barron's Online, без внимания и сослались якобы проведенную ими проверку, результаты, которой были засекречены и не были предоставлены мне.

Я с этим пытаюсь бороться. Но власти делают все возможное, чтобы раздуть эту ситуацию. Ссылки на коммерческие и государственные тайны только подливают масла в огонь. Любой человек, который ознакомится с делом, поймет, что если бы все было чисто, то почему не ознакомить истца с документами и результатами проверки. Почему бы не доказать, что ничего не было, а Шувалов с Усмановым чисты перед законом? Поскольку этого нет, я это решение оспариваю.

Р.О.: 29 августа суд перенес на 17 октября рассмотрение жалобы по поводу
непринятия Генеральной прокуратурой соответствующих мер. Поводом к
переносу заседания стала командировка представителя прокуратуры. Можно
ли назвать это искусственной забуксовкой дела?

Н.П.: Я очень боюсь, что этот процесс специально затягивается. Но информация об этом деле не перестанет появляться. Ведь «дело Шувалова» — это хорошо документированный факт коррупции и совершенно беспрецедентно, что Генпрокуратура вообще ничего не сделала. Речь опять-таки об укрывательстве со стороны Генпрокуратуры, а главный надзорный орган России работает не в интересах народа, а по заказу на власть. Но я рада, что за Шуваловым закрепился имидж коррупционера. Это уже победа. Кроме того, документы по Шувалову, направлены в ФБР США, а также в британское Бюро по борьбе с мошенничеством в особо крупных размерах.

В целом санкции в отношении лиц, причастных к делу Шувалова, думаю, будут аналогичными санкциям «списка Магнитского». В отношении эти лиц уголовные дела могут быть возбуждены не в России — Усманов и Абрамович являются подданными Британии, а Швидлер — гражданин США. Это серьезно ударит по их интересам вообще на Западе. И имидж у этих небезызвестных и очень богатых людей, в конце концов, будет попорчен.

Р.О.: Вы не опасаетесь преследования со стороны этих «небезызвестных и очень богатых людей»?

Н.П.: Я не боюсь, но мне известно, что некие меры и мероприятия в отношении меня принимаются. Возможно, это так, но я это периодически слышу. Как любой человек я не хочу, чтобы в подъезде меня ударили чем-то по голове. Это будет неприятно. Однако я не оставлю все эти дела.

Р.О.: Тогда есть ли планы по новым разоблачениям?

Н.П.: Одна из тем, которой я сейчас занимаюсь — это тема в отношении компании-нефтетрейдера «Гунвор» (по данным СМИ компанию контролирует близкий к Владимиру Путину предприниматель Геннадий Тимченко). Эта компания очень сильно влияет на происходящее в стране. Но работа ведется и люди, которых наша деятельность может затронуть, достаточно влиятельны в России и не только. Я не обещаю серьезных разоблачений в скором времени, но тема «Гунвора» очень проблемная зона...

Р.О.: Можно ли сказать, что ваши претензии не к пуговицам, а ко всему
костюму, то есть не к отдельным чиновникам, а к власти, которую они
представляют?

Н.П.: Многие из этих людей даже не пуговицы, а скорее карманы костюма Путина. Речь давно идет о костюме целиком. Да, желание попытаться подойти как можно ближе к той самой правде, которую подчас даже боятся... Путин и его окружение — это основная проблема России, а также то, как они решили оприходовать эту страну и использовать ее в своих интересах. Это действительно так и есть. Это просто факт.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG