Линки доступности

Политические эксперты обсуждают инициативу президента Путина о возврате к смешанной системе выборов

На рассмотрение нижней палаты российского парламента внесен законопроект «О выборах депутатов Госдумы». В этом документе, разработанном в администрации президента, предполагается возврат к смешанной системе выборов, когда Государственная Дума избирается в равных долях по партийным спискам и одномандатным округам. При этом кандидатом-одномандатником может быть как член той или иной партии, так и беспартийный.

Проходной барьер снижается с семи до пяти процентов. Размер избирательного фонда для партий оставлен на уровне 700 миллионов рублей, для одномандатников – установлен на уровне 15 миллионов рублей.
Новый закон должен вступить в силу с 1 января 2014 года. По некоторым данным, его рассмотрение в Госдуме может начаться уже в апреле.

Обсуждению этого законопроекта и прогнозам, каким может быть следующий состав Государственной Думы, было посвящено заседание круглого стола с участием политических экспертов в петербургском пресс-клубе «Зеленая лампа».

«Парламент – место для торга»

Предлагаемые поправки во многом возвращают нормы, существовавшие с 1993 по 2003 гг. Вместе с тем, как отметил профессор политологии Европейского университета Санкт-Петербурга Григорий Голосов, политическая действительность в стране сейчас совсем другая – возникла монополия на власть партии «Единая Россия». «Сейчас при пропорциональной системе выборов «Единая Россия» может рассчитывать не более чем на 40% голосов избирателей. Что конвертируется в пятьдесят с небольшим процентов мест в Государственной Думе», – считает профессор Голосов.

Для нынешней президентской администрации, по мнению эксперта, этого явно мало, ей нужно, чтобы «Единая Россия» занимала не менее трех четвертей кресел в Госдуме. А при смешанной мажоритарно-пропорциональной системе этого будет добиться легче – поскольку одномандатники, поддержанные на выборах партией власти, войдут во фракцию «Единой России».

Другой участник круглого стола – профессор СПбГУ Дмитрий Гавра – подтвердил, что подобный метод уже был опробован во время выборов в Московскую областную Думу в 2001 году. Кроме того, во время выборов в Верховную Раду Украины именно депутаты, которые шли по одномандатным округам при поддержке «Партии регионов», помогли потом обеспечить ей относительное большинство.

По словам политолога, возвращение выборов по смешанной системе позволяет проводить своего рода закулисные торги за выдвижение проходных кандидатов и за условия будущего солидарного голосования по важным вопросам.

В этой связи третий участник дебатов – доцент кафедры политической психологии СПбГУ Александр Конфисахор – в шутку заметил, что известный афоризм «Парламент – не место для дискуссий» следует дополнить выражение «Парламент – место для торга».

Я считаю, что эти поправки нужны для того, чтобы власть смогла “выпустить пар”. Наиболее харизматичные лидеры несистемной оппозиции вполне смогут пройти в Думу по одномандатным округам, где они пользуются наибольшей поддержкой
По мнению эксперта, новая система выборов будет выгодна «партии власти», поскольку при действующем административном ресурсе она сможет «нарисовать» любой нужный ей результат. «Я считаю, что эти поправки нужны для того, чтобы власть смогла “выпустить пар”, – говорит Александр Конфисахор. И поясняет, – Наиболее харизматичные лидеры несистемной оппозиции вполне смогут пройти в Думу по одномандатным округам, где они пользуются наибольшей поддержкой». И заключает, что «Единая Россия» в любом случае получит, как минимум, две трети мест в будущем составе Думы – причем лидеры оппозиции неминуемо переругаются между собой.


«Дума будет такой, как захочет власть»

Корреспондент «Голоса Америки» поинтересовалась также мнением по обсуждаемому вопросу у некоторых столичных экспертов.

Руководитель отдела социально-политических исследований «Левада-Центра» Борис Дубин не считает, что внесенные Владимиром Путиным поправки как-то повлияют на следующий состав Госдумы. В телефонном разговоре он заметил, что никаких особых послаблений в ведении предвыборной кампании не предлагается.

«В принципе, интерес к Думе, и одобрение ее работы в России чрезвычайно низкие. Еще ниже только интерес к политическим партиям и профсоюзам», – замечает социолог. По мнению Дубина, та конструкция власти, которая была воплощена режимом Путина, начиная с 2000 года, привела к тому, что большинство населения страны считает Думу полностью зависимой от воли президента.

С другой стороны, российские избиратели уверены, что Дума всегда будет такой, какой ее захочет видеть власть. «Поэтому, сколько-нибудь принципиальный вопрос эти выборы будут представлять для подавляющего меньшинства россиян. Полтора года назад это подавляющее меньшинство показало, как оно относится к выборам. Но, тем не менее, партия власти эти выборы, пусть с приписками, но все-таки выиграла, и эти результаты были приняты большинством россиян», – отмечает эксперт.

Борис Дубин полагает, что на следующих думских выборах результат будет примерно таким же. Тем более, что количество партий, участвующих в этих выборах, будет гораздо большим – а это позволит окончательно запутать избирателей, и сделать их еще более равнодушными и к процедуре выборов, и к их итогам. «Впрочем, – замечает руководитель отдела социально-политических исследований “Левада-Центра”, – неожиданности, как показали события полуторагодовой давности, тоже могут быть.

Каковы главные политические фобии власти?

В свою очередь, политолог Станислав Белковский в своем комментарии для «Голоса Америки» указывает, что события декабря 2011 года вынудили президента Владимира Путина вернуть некоторые нормы избирательного процесса, которые существовали в девяностые – первой половине нулевых годов. «Путин понимал, что в противном случае наиболее активная часть общества никогда не примирится с существующей системой», – считает Белковский. По мнению политолога, активная часть общества никогда не примирится с действующим порядком вещей, «потому, что эти люди слишком устали от образа Владимира Путина, как лица своей страны».

Тем не менее, эксперт считает, что инициативы президента по изменению выборного законодательства следует приветствовать, потому что они отражают чаяния и надежды российской оппозиции за последние восемь лет. И если сегодня часть оппозиции критикует эти нововведения, то лишь в силу своей неспособности воспользоваться предоставляемыми возможностями.

Белковский напоминает: когда в 2004 году Путин ликвидировал смешанную пропорционально-мажоритарную систему выборов, лидеры оппозиции уверяли, что это сделано для того, чтобы не допустить в парламент яркие личности, не интегрированные в системные партии. Тогда говорилось, что, в конечном счете, это было сделано, чтобы поставить всю Думу под контроль Кремля.
«Сегодня оппозиция говорит ровно обратное: что это делается для того, чтобы “Единая Россия” с помощью одномандатников могла закрепить свое большинство в парламенте. Поэтому оппозиции тоже нужно определиться: была ли она права в 2004 году, или она права сейчас», – замечает Станислав Белковский. И добавляет, что, с его точки зрения, поправки помогут попасть в Думу харизматическим кандидатам, не зависимым от исполнительной власти. А значит, поправки нужно приветствовать.

При этом политолог полагает, что, поскольку зарегистрировать для участия в выборах можно любую из существующих партий, то предвыборные блоки не так уж и нужны. А вот отказ вернуть графу «против всех кандидатов» Белковский считает проявлением одной из главных фобий Кремля. Как и отсутствие нижнего барьера явки, при котором выборы считаются состоявшимися.

«Потому, что Кремль очень боится, что «кандидат “против всех”» наберет голосов больше, чем все остальные существующие политические субъекты. Что вполне реально, потому что все эти существующие субъекты надоели страшно. Боятся власти и того, что явка окажется ниже критической, потому что народ утратил интерес к политике за время правления Владимира Путина», – заключает Станислав Белковский.

Другая точка зрения у Григория Голосова. «Мне не кажется, что это – главные фобии действующей власти. Просто они не считают нужным эти вещи (графу “против всех” и нижний порог явки) восстанавливать», – полагает профессор Голосов. И напоминает, что нижний порог явки отменили перед президентскими выборами Дмитрия Медведева с тем, чтобы избежать возможного срыва голосования, «потому что кандидат, вообще-то был никакой», – замечает эксперт.

А графа «против всех» до ее отмены, по мнению Григория Голосова, работала на «партию власти». «Но ведь от добра добра не ищут. А если система работает и так, то зачем ее (графу «против всех») восстанавливать?», – недоумевает профессор политологии.

С ним не согласен Александр Конфисахор, который считает, что, руководствуясь этой логикой, нечего вообще было затевать поправки в выборное законодательство. «Я считаю, что графа «против всех» нужна категорически, – заявил он. – Не скажу, что это ключевая фобия властей, но они ее боятся. Потому что многие из тех, кто сейчас “голосует ногами”, в случае возвращения этой графы придут, и выскажут мнение, что никто из списка предлагаемых им лиц не соответствует их ожиданиям. И это будет имиджевый удар по властям, которые думают, что народ их любит, уважает и ценит каждое их слово», – уверен Александр Конфисахор.

Возможны ли досрочные выборы?

Участники дискуссии прогнозировали будущий состав Госдумы в том случае, если выборы состояться, как и намечено, осенью 2016 года. Корреспондент «Голоса Америки» поинтересовалась, возможны ли в России внеочередные парламентские выборы, и как может измениться политическая картина в этом случае.

Григорий Голосов полагает, что досрочные выборы могут состояться только в том случае, если соответствующее решение примет Владимир Путин. «Другое дело, зачем ему это нужно? – продолжил эксперт. – Понятно, что он может это сделать только под каким-то политическим давлением. И я полагаю, что если такое давление на Путина будет оказано, то Государственная Дума, это – первое, чем он пожертвует абсолютно без сожаления».

Дмитрий Гавра замечает, что недавний парламентский кризис в Болгарии, повлекший назначение новых выборов, был спровоцирован жестко выраженным недовольством большинства жителей столицы этой страны.

«С моей точки зрения, такой вариант в России маловероятен. Но он все же возможен в случае резкого ухудшения экономической конъюнктуры. Условно говоря, как последствие рецессии в США, падения спроса на нефтепродукты, замены сланцевым газом природного, который мы продаем в Европу. И как следствие – невозможность выполнения социальных обязательств. А, как мы понимаем, их выполнение и порождает лояльное голосование», – подчеркивает профессор Гавра.

И продолжает, что если в России все же состоятся досрочные парламентские выборы, страна получит возможность сформировать коалиционное правительства, в котором будет представлено оппозиционное думское меньшинство, и которое можно будет назвать «правительством национального спасения», или «правительством выхода из кризиса». «И тогда мы получим Думу, которая разделила бы с президентом и с правительством ответственность за кризис», – подытоживает Дмитрий Гавра, заметив, что нынешний состав Государственной Думы, фактически, не несет ответственности ни за что.
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG