Линки доступности

Иосиф Кобзон и «антимагнитский» закон

  • Виктор Васильев

Иосиф Кобзон

Иосиф Кобзон

Депутат и народный артист России – о проблеме сиротства в своей стране

Народный артист России, депутат Госдумы Иосиф Кобзон выразил сожаление по поводу того, что одобренный нижней палатой парламента «антимагнитский» закон совмещен с законом, запрещающим усыновление американскими гражданами российских детей. Это он сделал в эксклюзивном интервью Русской службе «Голоса Америки».

Иосиф Кобзон также затронул проблему сиротства в целом и порассуждал о путях решения болезненного для страны вопроса.

Виктор Васильев: Иосиф Давыдович, как вы относитесь к «закону Магнитского» и российскому ответу на него?

Иосиф Кобзон: Я сожалею, что так получилось, что совместили (ответ на) «закон Магнитского» и закон об усыновлении детей. И вот почему. Я проголосовал за этот закон. У меня два детских дома: один в Туле (дошкольного возраста), один – в Ясной Поляне (школьного возраста). Уже 28 лет я беспокоюсь о них. Летом вывозим их в Анапу, зимой приезжаем к ним с подарками, возим на Новый год на спектакли. Заботимся, одним словом.

Я не против того, чтобы именно американцы усыновляли. А против того, чтобы мы вообще разрешали усыновлять российских детей. И не важно, кто будет это делать – китайцы или итальянцы, это не имеет значения. Причем, здесь виновата наша пропаганда. Надо говорить правду, сколько усыновлялось больных детей, сколько здоровых, сколько пострадало. Надо говорить, сколько у нас беспризорных детей на сегодняшний день. А не обманывать народ и заявлять, что их где-то 2-3 миллиона. Что значит «где-то»? А миллион – это разве не будущее России? Еще раз говорю, что я за то, что был такой закон, запрещающий. Но одновременно он должен заставлять администрацию и руководство страны заботиться о детях. Заставлять не только, конечно, какими-то экономическими рычагами, но, прежде всего, моральными.

В.В.: Но ведь и то, что во многом благодаря именно «закону Магнитского» российское государство повернулось к проблеме сиротства лицом, это уже неплохо?

И.К.: В свое время был такой пошловатенький сериал («Школа» режиссера Валерии Гай Германики – В.В.) о школьной системе в нашей стране, где показывали, что школьники курят в туалетах, там валяются презервативы, шприцы и так далее. Все говорили: «Какой ужас, как не стыдно!..» А я считаю, что этот фильм вышел очень своевременно. Он всколыхнул общественное мнение, заставил думать Минобразование и правительство страны, что надо обратить серьезное внимание на развитие школьной системы. Так и сейчас. И пусть сегодня на митингах на проспекте Сахарова, на Болотной будут говорить: «Вот подлецы, которые придумали этот закон…» Я подлец, который 28 лет воспитывает детей-сирот...

В.В.: А сколько всего детей находится на вашем попечении?

И.К.: Младшего возраста 36 человек, а старшего – 67. Получается, я около сотни детей воспитываю. Поэтому я и говорю, да я против, если люди финансово обеспеченные, богатые не хотят добровольно заниматься благотворительностью. Тогда пусть их государство заставит, чтобы они обязательно взяли шефство над беспризорными детьми, лишенными отеческого крова. Но надо было, повторюсь, отделить этот закон и не вписывать туда США, а вписывать просто запрет отдавать российских детей на усыновление за границей. Надо воспитывать их самим – это наше будущее. Я твердо в этом убежден.

В.В.: По данным, приведенным вице-премьером по соцполитике Ольгой Голодец, в усыновлении в России нуждаются 128 тысяч детей, при этом о готовности принять ребенка заявили лишь 18 тысяч семей. И как быть с оставшимися неприкаянными детьми?

И.К.: Нужно разместить их в хороших домах. В тоже самое время Рамзан Кадыров, например, запретил усыновлять чеченских детей. Есть и другие примеры. Я уже 17 лет представляю Бурятию в Государственной Думе. Там тоже нет детских домов. Значит, есть такая возможность – обустроить наших детей, лишенных, к сожалению, возможности иметь свою семью. А если нет такой возможности, стройте для них – это государство должно взять на себя – такие семейные дома, которые организовали, допустим, Павел и Валентина Бородины.

Голодец сказала, что 18 тысяч готовы принять. Значит, у нас с вами за бортом остается более ста тысяч детей. Давайте посмотрим, можно ли разбросать их по всей территории страны? Вот, например, когда в детдоме в Иваново – две тысячи, это много. Очень сложно воспитывать такое количество человек. А скажем, сто человек – оптимальная цифра. Но на все это нужны средства. Вот и надо подумать, как их изыскать.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG