Линки доступности

Эксперты: ни у власти, ни у оппозиции в России нет четкой стратегии


Владимир Путин

Владимир Путин

В Колумбийском университете в Нью-Йорке обсуждались перспективы развития событий в России

Владимир Путин, скорее всего, вернется в президентское кресло, однако невозможно предсказать, как будут разиваться после мартовских выборов политическая ситуация и протестное движение в России и американо-российские отношения. Таков был лейтмотив вызвавшей большой интерес к дискуссии, состоявшейся в четверг в Колумбийском университете в Нью-Йорке. В круглом столе приняли участие Стивен Сестанович, бывший координатор Госдепартамента по странам СНГ в ранге посла в администрации Билла Клинтона, а ныне научный сотрудник Совета по международным отношениям и профессор Колумбийского университета, считающийся одним из наиболее авторитетных американских специалистов по России; директор Гарримановского института Колумбийского университета Тимоти Фрай и профессор Колумбийского университета Линкольн Митчелл.

Стратегия власти

Хотя перспективы оппозиции неопределенны, митинги протеста, последовавшие после декабрьских выборов в Госдуму, уже изменили политическую ситуацию в России. По словам профессора Сестановича, сегодня в российской элите растет понимание того, что необходима «стратегия мягкой посадки, а иначе посадка будет жесткой». Иными словами, становится востребована стратегия либерализации вертикали власти, выстроенной Путиным. «В России сегодня многие опасаются, что если демократическая оппозиция не будет допущена в политическое пространство, то оппозиция радикализируется, – сказал Сестанович. – Таким образом, существование демократии зависит от того, будут ли оформлены в качестве политических партий те силы, которые прежде не допускали в большую политику. Для правящего режима ограничивать парламентскую оппозицию коммунистами и националистами – очень рискованная стратегия».

Директор Гарримановского института Тимоти Фрай затрудняется определить предвыборнию стратегию Путина и недоумевает, почему не был допущен к выборам Григорий Явлинский, но зарегистрирован в качестве кандидата Михаил Прохоров. «У кого может отобрать голоса Прохоров? – рассуждает эксперт. – Не у (лидера КПРФ Геннадия – М. Г.) Зюганова и не у (лидера ЛДПР Владимира – М. Г.) Жириновского, а скорее у Путина. Если цель последнего – победить в первом туре, то тогда не понятно, какая роль отводится Прохорову. Может быть идея в том, что Прохоров займет третье место и во втором туре поддержит Путина, чтобы не допустить к власти Зюганова... Но в любом случае, кандидатура Прохорова осложняет задачу Путина, если он действительно хочет победить в первом туре».

Профессор Митчелл не исключает, что Путин может принять жесткие меры против оппозиции, указывая, в то же время, что позиции «нацлидера» пошатнулись. «Одно дело принимать жесткие меры, когда рейтинг власти превышает 70 процентов, и совсем другое дело – когда рейтинг составляет 40-50 процентов», – заметил он.

Стивен Сестанович считает, что Путин попытается избежать применеия силы. «До сих пор путинский режим придерживался следущего негласного принципа: правление в России может быть автократическим, но это – не кровавый режим, – сказал эксперт. – Одно дело – проливать кровь чеченских повстанцев, на которых можно навесить ярлык террористов, поддерживаемых «Аль-Каидой» и взрывающих дома в российских городах, и совсем другое дело – открывать огонь по мирным демонстрантам. Я думаю, что режим не уверен в том, что солдаты или полицейские будут выполнять такие приказы, если они будут отданы. Режим хорошо понимает, что такой сценарий окончательно лишит его легитимности, и они всеми силами попытаются его избежать».

В беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» Тимоти Фрай сказал, что Путину «будет очень сложно вернуть доверие» той части общества, которую Владислав Сурков назвал «лучшей» – того креативного класса, который необходим для модернизации и обновления России и который составляет сейчас движущую силу протестного движения. «Это будет зависеть от дальнейших шагов Путина, – добавил профессор Фрай. – Вернет ли он выборы губернаторов, осуществил ли он либерализацию СМИ, вернет ли он в правительство Алексея Кудрина? Все эти шаги будут сигнализировать сторонникам оппозиции, что их мнения учитываются».

«Многие люди призывают Путина к созданию реформистского, коалиционного, «большого» правительства, – согласился с коллегой профессор Сестанович. – Но он пока не ответил на эти призывы».

Стратегия оппозиции

По мнению американских экспертов, у российской оппозиции, как и у власти, тоже нет четкой стратегии дальнейших действий. Ее сиюминутная задача заключается в сохранении поступательного движения.

По мнению Стивена Сестановича, сегодня у оппозиции «нет политической стратегии для продолжительной протестной мобилизации». «Значительный сегмент населения России более не воспринимает Путина как лидера и отвергает созданную им политическую систему, – сказал эксперт. – Достаточно ли это для того, чтобы поддержать продолжительную кампанию протеста? Мы не знаем».

«Посмотрим, что произойдет 4 февраля (когда должна состояться следущая масштабная акция оппозиции – М. Г.), – предложил профессор Сестанович. – Выйдет ли на демонстрацию значительно больше людей, чем в декабре? Если да, то каков будет их следущий шаг? Что они будут делать 5 марта? (на следущий день после выборов президента – М. Г.)».

Тимоти Фрай и Линкольн Митчелл согласились с тем, что среди кандидатов в президенты России нет фигуры, способной мобилизовать протестные настроения. «Как это сделал Виктор Ющенко во время оранжевой революции в Украине», – привел пример профессор Митчелл.

«Зюганов на эту роль не подходит», – пояснил профессор Фрай.
«К тому же, Украина тогда была поделена на два лагеря», – добавил Митчелл, указав, что в России сегодня такого разделения не наблюдается.

Возможная реакция США

В случае усиления протестного движения в России после мартовских выборов Вашингтон будет вынужден реагировать на эти события в разгар предвыборной кампании в США, что всегда осложняет процесс принятия решений. По мнению Линкольна Митчелла, может повториться ситуация четырехлетней давности, когда во время предвыборной кампании, желая подчеркнуть контраст с демократом Бараком Обамой республиканец Джон Маккейн занял активную позицию в поддержку Грузии. «В этом году вероятный кандидат от Республиканской партии Митт Ромни провозглашает «ястребиные» внешнеполитические взгляды, а его оппонент Ньют Гингрич еще более радикален, – сказал профессор Митчелл. – Республиканские кандидаты могут воспользоваться ситуацией в России и обвинить Белый дом в том, что он не достаточно активно поддерживает демократические устремления в этой стране. В такой ситуации администрация Обамы может быть вынуждена оказать более активную поддержку оппозиции в России, чем ей хотелось бы».

«Но в таком случае встает вопрос: что могут сделать Соединенные Штаты в этой ситуации? – продолжил эксперт. – Россия – это большая страна, это не Украина или Грузия».

К тому же, указал Митчелл, есть большая разница между парламентскими и президентскими выборами. «Обычно если на парламентских выборах правящая партия приписывает себе 10 процентов голосов в странах, чьи правительства мы поддерживаем, США заявляют, что был достигнут прогресс в волеизъявлении народа, – сказал Линкольн Митчелл. – Если это происходит в странах, чьи правительства мы не поддерживаем, США заявляют, что голоса были украдены».

«Президентские выборы работают по другому, – продолжил он. – В случае с Россией Соединенным Штатам придется говорить не просто о том, что Путин приписал себе 10-20 процентов голосов, а о том, что Путин лишил победы другого кандидата. Делать подобные заявления гораздо сложнее, чем просто говорить об украденных голосах. В какой-то момент США могут просто закрыть этот вопрос и не подвергать сомнению легитимность победы Путина».

«Будет интересно посмотреть, как отреагируют Соединенные Штаты, – сказал корреспонденту «Голоса Америки» Тимоти Фрай. – Если господин Путин победит относительно честно, то правительству США не останется ничего, кроме как признать его победу и сетовать по поводу отсутствия равных возможностей у оппозиционных кандидатов».

По мнению профессора Фрая, трудно сказать, кто пришел бы к власти в результате действительно свободных выборов. «Мы не знаем, какими бы были результаты, если бы власти не ограничивали доступ кандидатов и регистрацию политических партий, – сказал он. – Может быть, появились бы 3-4 партии националистического толка и 2-3 левые партии. Мы не знаем».

«Проблема с этими выборами в том, что они проходят в рамках системы, которую многие не считают свободной и справедливой, – сказал корреспонденту «Голоса Америки» Стивен Сестанович. – Поэтому для того, чтобы признать выборы свободными и справедливыми, необходима трансформация самой системы. Необходимо осуществить те реформы, о которых говорил в прошлом году президент Медведев. Необходима открытая регистрация политических партий и расширение возможностей участия в политическом процессе. Но это долгосрочные задачи».

Профессор Сестанович считает, что США будут реагировать на развитие событий в России «как обычно». «Западные правительства попытаются не бежать впереди паровоза, но и не отставать от него», – пояснил он.

«Если оппозиция сумеет мобилизовать сторонников за пределами Садового кольца, то ход событий не будет зависеть от реакции Запада», – добавил Сестанович.

Макфол и «перезагрузка»

Говоря о роли нового посла США в Москве, профессор Фрай выразил уверенность в том, что выдвигаемые в российских СМИ обвинения в адрес Майкла Макфола, будто он приехал устраивать революцию в России, беспочвены. «Я не думаю, что США выступают в роли кукловода в России, – сказал Фрай корреспонденту «Голоса Америки». – И я полагаю, что большинство россиян достаточно умны, чтобы понимать, что это не так. Они видят, что события развиваются, исходя из ситуации, складывающейся в России, а не по какому-то американскому сценарию. К тому же, Америке сейчас не до России. У нас сейчас идет предвыборная кампания, еще не завершился экономический кризис, а во внешней политике внимание сосредоточено на Ближнем Востоке, Северной Африке и Пакистане».

Профессор Митчелл считает, что в определенном смысле посол Макфол оказался заложником ситуации. «Если в России произойдет демократический прорыв, посол Макфол и администрация Обамы окажутся в благоприятной ситуации петуха, который утверждает, что именно благодаря ему наступает восход солнца, – сказал он. – В противном случае, если произойдет ухудшение американо-российских отношений, на посла Макфола посыпятся все шишки».

XS
SM
MD
LG