Линки доступности

Российские эксперты говорят, что это единственный способ решения проблемы

Россия и Северная Корея подписали в Москве соглашение о списании долга в размере 11 миллиардов долларов. Это составляет, примерно, 90% долга, который накопился с 1940-х годов. В свою очередь, 90% от оставшегося 1 миллиарда долларов долга будут использоваться для финансирования совместных проектов в сферах образования, здравоохранения и энергетики, реализуемых на территории КНДР. Эта задолженность должна быть погашена в течении 20-ти лет.

Долг Пхеньяна Москве (две трети задолженности образовались за счет щедрых поставок в Северную Корею советских вооружений) долгое время оставался одним из наиболее серьезных препятствий для развития двусторонних экономических связей. Противоречия возникали при оценках размера долга: в 1991 году – перед распадом СССР – он составлял 3,8 миллиард инвалютных рублей. Однако эта денежная единица перестала существовать и северокорейская сторона настаивала на том, что долг должен пересчитываться по формуле: один советский инвалютный рубль равен одному российскому рублю, с чем Москва не соглашалась.

Дискуссии о судьбе долга велись с 1997 года. В 2006 году российский Внешторгбанк и северокорейский Банк внешней торговли наконец пришли к компромиссу о сумме долга: он был пересчитан в американской валюте и тогда оценен в 8 миллиардов долларов. Тогда же Россия впервые предложила списать большую часть северокорейского долга и предоставить льготные условия по выплате его остатков. В 2007 году Пхеньян впервые официально заявил, что не в состоянии обслуживать российский долг (де-факто он прекратил выплаты в середине 1990-х годов) и призвал Москву принять «конструктивные решения».

Некоторые наблюдатели считают, что принципиальная договоренность по списанию долга была достигнута в августе 2011 года, на встрече президента Дмитрия Медведева и покойного северокорейского лидера Ким Чен Ира. Тогда, нынешний министр финансов России Сергей Сторчак сообщил, что лидеры выработали «общий подход» к проблеме долга.

Две трети долга образовались за счет поставок в Северную Корею вооружений

Две трети долга образовались за счет поставок в Северную Корею вооружений



Стоит добавить, что впервые за долгое время у России появились экономические интересы в Северной Корее: в частности существует проект строительства газопровода, по которому российский газ будет доставляться в Южную Корею. В 2007 году российский КАМАЗ открыл сборочное производство в КНДР.

Важно, что после смены северокорейского руководства в Северной Корее начались экономические подвижки. Разговоры о возможности начала экономических реформ начались этим летом, когда потерял власть влиятельный военачальник Ли Ен Хо, который, как считается, выступал за сохранение контроля над экономикой в руках военных. Поступали сообщения, что Пхеньян планирует существенно ослабить контроль за деятельностью предприятий промышленности и торговли, в частности, дав им возможность самостоятельно распоряжаться выручкой.

Комментарии

Член-корреспондент Российской академии наук, профессор Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) Геннадий Чуфрин в разговоре с корреспондентом русской Службы Голоса Америки сказал, что Россия выбрала «максимально возможную схему решения проблемы»: «Северная Корея абсолютно неплатежеспособна. Уже много лет переговоры о том, чтобы она погасила долги, ни к чему не приводят. Потому что она просто не может. Только приводить такие аргументы, что деньги в долг от СССР она получала в рублях, а значит, сейчас можно посмотреть на разницу валют».

Россия наконец-то сделала то, что она сделала с массой других развивающих стран, таких как Афганистан, Ирак и Эфиопия. Им тоже были прощены долги на тех же условиях. И сумма была не меньше, если даже не больше, чем у Северной Кореи
«В наследство от Советского Союза осталось огромное количество задолженностей. Если бы эти средства были перечислены, у России, в свою очередь, не было бы никаких проблем. Но большая часть наших кредитов, к сожалению, поставлялись на военно-техническое сотрудничество, иными словами, на вооружение. Получить средства от этих стран сейчас невозможно», – говорит Чуфрин.

На вопрос, не останется ли предположительное «инвестирование в совместные проекты» с Кореей, только разговорами, как это случилось с другими странами, кому Россия списала старые долги, Чуфрин ответил, что в такой безнадежной ситуации, можно только надеяться, что «5-10% или, максимум, 15% пойдут на экономическое сотрудничество».

Константин Aсмолов, ведущий научный сотрудник Корейского центра Института Дальнего Востока РАН сказал корреспонденту Русской Службы Голоса Америки, что «Россия наконец-то сделала то, что она сделала с массой других развивающих стран, таких как Афганистан, Ирак и Эфиопия. Им тоже были прощены долги на тех же условиях. И сумма была не меньше, если даже не больше, чем у Северной Кореи».

Асмолов говорит, что вся информация о Северной Корее всегда воспринимается “с известной долей ажиотажа”. Тогда как «не стоит считать это урегулирование как нечто из ряда во выходящее. Это был настоящий «камень преткновения в развитии российско-корейских отношений».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG