Линки доступности

Российско-никарагуанская танковая сделка беспокоит страны Латинской Америки


Даниель Ортега

Даниель Ортега

Москва и Манагуа укрепляют военное сотрудничество, преследуя политические цели

Весной этого года в российской и латиноамериканской прессе горячо обсуждалась информация о том, что Россия заключила с Никарагуа контракт на поставку танков, и первая их партия уже готова к отправке. Для небольшой латиноамериканской страны это очень серьезная сделка: по сведениям журналистов, никарагуанские власти захотели получить от России в общей сложности 50 танков, потратив примерно 80 миллионов долларов. Танки должны быть получены никарагуанской стороной в течение этого года и первых месяцев 2017-го, и некоторые медиа говорят о том, что сначала Манагуа получит 17 бронированных машин.


Танки эти не являются новейшим вооружением, некоторые даже называют их «военным старьем» (речь идет о танках Т-72Б1, модернизированном 30 лет назад варианте боевой машины, сделанной в 1972 году). Но в размерах Никарагуа такая сделка – это увеличение танковой мощи страны почти вдвое, а ее оценочная стоимость превышает все военные расходы Никарагуа, заложенные в бюджете 2015 года.


Такой рост бронетанковых сил Никарагуа всерьез обеспокоил соседей этой страны, прежде всего – Коста-Рику, с которой у Манагуа напряженные отношения. Руководство Коста-Рики сделало несколько официальных заявлений с обеспокоенностью российско-никарагуанской танковой сделкой.


Танковая сделка – не первая


После возвращения к власти в 2007 году Даниеля Ортеги Россия и Никарагуа стали плотно сотрудничать в сфере вооружений. Состоялось несколько различных по размерам сделок, о которых сообщали российские медиа: в 2009 году Россия отправила в Никарагуа два вертолета Ми-17В-5, в 2012 году – партию бронемашин «Тигр», в 2014 году – 12 зенитных артиллерийских установок.


Президент России Владимир Путин сам побывал в Никарагуа в 2014 году, и Ортега назвал этот визит «историческим». Ситуацию не испортило даже то, что годом ранее именно на российском вертолете Ми-17, предположительно, из-за его неисправности, разбились высокопоставленные военные – глава Генерального штаба Никарагуа, а также главы контрразведки и службы противовоздушной обороны.


О неофициальных сделках – из официозных источников


При этом информация об оружейных сделках в некоторых случаях не была официально подтверждена, но становилась известной из средств информации, находящихся под контролем российских властей или лояльных им. В случае с нынешним танковым контрактом произошло то же самое: информацию о том, что он заключен и выполняется, обнародовало российское государственное агентство «Россия сегодня» со ссылкой на экспертов и оговоркой, что официального подтверждения этому со стороны российского Министерства обороны не было.


Русская служба «Голоса Америки» официально запросила информацию о танковом контракте у «Рособоронэкспорта» – федеральной структуры, отвечающей за экспорт и импорт вооружений в России. Был получен официальный ответ от Вячеслава Давиденко, руководителя пресс-службы «Рособоронэкспорта»:

«Двустороннее военно-техническое сотрудничество всегда подразумевает запрет на передачу информации третьей стороне. В этом случае российско-никарагуанское сотрудничество не является исключением. Прошу Вас отнестись к этим требованиям с пониманием».


Никарагуанские официальные лица на аналогичный запрос Латиноамериканской службы «Голоса Америки» ответили, что рассмотрят его, но ответа в результате так и не дали.


Карлос Понсе: Россия играет с Никарагуа в геополитические игры


Директор программ по Латинской Америке в правозащитной исследовательской организации «Freedom House» Карлос Понсе в интервью «Голосу Америки» говорит, что для самого Даниэля Ортеги оружейные контракты – это способ финансового и политического заработка:


«Главный бизнесмен в Никарагуа – это лидер страны Даниэль Ортега, он пытается делать деньги на всем, из любых источников, и это делается им в коррупционных целях. В данном случае, он хочет воспользоваться всяким военным старьем из России, чтобы укрепить свою популярность в армии и чтобы дать коррупционные доходы верхушке никарагуанской армии, для него это – легкий путь добиться такого результата».


У Москвы, по мнению Карлоса Понсе, есть в контактах с Манагуа геополитический интерес:


«России это нужно, чтобы вовлечь Никарагуа в свою военную сферу. Россия периодически дарит Никарагуа какое-то старое военное оборудование, или предоставляет кредиты для покупки такового – три года назад она уже отправляла в Никарагуа какое-то бесполезную технику, но для Москвы это часть геополитической игры. Также Россия это делает и для присутствия в Латинской Америке в целом. Мы помним, какие фонды она выделяла Венесуэле, и отправлять какой-нибудь армейский мусор в эти страны – это довольно недорогой путь поддержания связей для России. С ее экономикой, скажем, 17 танков, которые Никарагуа хочет получить – это не очень серьезно».


Директор латиноамериканских программ «Freedom House» подтверждает, что соседние страны всем этим обеспокоены:


«Коста-Рика выражает свою обеспокоенность годами (в отношении поставок вооружений из России в Никарагуа – Д.Г.). В прошлом году она это делала, потому что были разговоры о заказе Никарагуа у России самолетов МиГ (речь идет, предположительно, об истребителях МиГ-29 – Д.Г.). Вообще, вместо того, чтобы решать социально-экономические проблемы своей страны, Ортега думает о всех этих военных игрушках для своей армии. Это плохо для всего региона, не только для Коста-Рики».


Карлос Понсе поделился с «Голосом Америки» любопытным наблюдением:


«Если мы посмотрим на президентство Даниеля Ортеги (политик правит страной с 2006 года – Д.Г.), то такое повторяется каждый год, где-то в феврале-марте он либо анонсирует получение каких-то вооружений, либо получает их реально. Возможно, таким способом он каждый раз через коррупцию поддерживает удовлетворенность определенных людей его правлением.


Никарагуа – одна из беднейших стран Америки, и было бы резонно ожидать, чтобы общественность там выступила с критикой таких трат на оружие для непонятных целей. Карлос Понсе объясняет, почему этого не происходит:


«Для того, чтобы протестовать против этого, нужно активное гражданское общество и свободные медиа. Но гражданское общество в Никарагуа очень ослаблено, а медиа находятся под контролем правительства. Кроме того, как-то так сложилось, что из-за псевдо-открытой экономики в Никарагуа, из-за поддержания неких связей с США реальная ситуация в Никарагуа остается без внимания, либо США не хотят «раскачивать лодку». А в самой Никарагуа борцам за права человека и активистам приходится сталкиваться с таким количеством различных вызовов, что сами они воздействовать на ситуацию не могут».


Карлос Понсе ожидает, что соседи Никарагуа все же потребуют от властей этой страны пояснений столь серьезной танковой сделке: «Другие страны должны быть обеспокоены таким поведением Ортеги, потому что неясно, для чего он эти танки покупает, ну не для защиты границ же».


Павел Фельгенгауер: российские военные видят в Никарагуа базу для возможного удара по США


Независимый военный эксперт Павел Фельгенгауэр уверен, что версия поддержания Даниэлем Ортегой удовлетворенности в среде военных – очень разумная:


«У них были еще со времен борьбы в Никарагуа со всякими там «контрас» старые советские Т-55, а теперь будут поновее – Т-72. Это им не для каких-то военных целей нужно, а для самого режима Даниэля Ортеги – военным ведь нравится, когда у них новые игрушки, а для режима Ортеги это лучше, когда военные довольны».


Со стороны же российских военных, полагает Павел Фельгенгауэр, планы относительно военного взаимодействия с Никарагуа вполне серьезны:


«Для России это важно, поскольку Никарагуа рассматривается как возможная база для операций против США. Российский Генштаб рассматривает южное направление, Латинскую Америку, как возможное место, откуда можно наносить ядерные удары по США. Проводились соответствующие учения, туда летали наши стратегические бомбардировщики. Идея такая, что в случае особого периода перед ядерной войной некоторая часть российских стратегических бомбардировщиков будет переброшена на аэродромы латиноамериканских стран, чтобы оттуда с южного направления наносить удары по США».


Эксперт продолжает: «Речь не идет о постоянной базе, скорее, об «аэродроме подскока». Туда прибывает пара транспортных бортов с механиками, с каким-то оборудованием. Используется взлетно-посадочная полоса для дозаправки, чтобы просто создать угрозу для американцев с юга, чтобы им пришлось в случае войны распылять свои силы, а это может помочь Москве, скажем, для ударов с остальных направлений».


Павел Фельгенгауэр при этом оговаривается, что для военных специалистов это рутинная работа – планировать тактические действия на случай войны с вероятным противником. При этом эксперт уверен, что таковым российские военные считают именно Соединенные Штаты.


При таком планировании танковая сделка с Никарагуа, считает военный аналитик, имеет и вполне практическое значение: «Если туда будут переброшены российские бомбардировщики для временного базирования, либо нанесения оттуда ударов, то чтобы они полетели, дозаправились и потом вылетели на рубежи пуска ракет, надо охранять эти аэродромы, скажем, от американского десанта. А значит, надо перевооружить местных военных танками посовременнее, чтобы они защищали наши аэродромы с нашими стратегическими самолетами от этого десанта. Вот, пожалуйста, 50 танков для этого подойдут».


Однако Павел Фельгенгауэр уверен, что правительство Даниэля Ортеги будет все больше погружаться в нестабильность:


«У Ортеги сейчас дела плохи, поскольку он зависел от Венесуэлы, а Венесуэле сейчас самой – труднее некуда. Там совершенно очевидно скоро окончательно рухнет пост-чавесовский режим, придут к власти какие-нибудь либералы, и Ортега им совершенно не друг. И сам режим Ортеги, наверное, все-таки не очень долго продлится: у него, конечно, дела получше, чем у Мадуро в Каракасе, но Никарагуа – одна из беднейших стран в Латинской Америке, а спонсоров у него нет. Хотя Никарагуа и маленькая, но Россия сейчас тоже довольно бедна, лишних денег у нее содержать «клиентские» страны нет. Поэтому перспективы долгосрочного правления постсандинистов и Ортеги довольно сомнительны».


Если власть Ортеги в Никарагуа рухнет, то Россия, полагает военный эксперт, проиграет и в финансовом, и в геополитическом плане. Павел Фельгенгауэр приводит пример сотрудничества России и Венесуэлы:


«Была масштабная ставка на Венесуэлу, и там Россия проиграла по большому счету. Я в свое время об этом спорил с людьми, которые курировали Венесуэлу в «Рособоронэкспорте», я там даже писал, что Венесуэла деньги за оружие не вернет. Они объясняли, что, нет, вернет, что Чавес обещал – но Чавеса нет, и денег нет. Режим Мадуро Россия поддерживает, он приезжал в Москву, он друг, но у него все разваливается, и понятно всем, что сделать Россия ничего не может. В Сирии Кремль стал спасать гибнущего Асада, а в Венесуэлу войска вводить не будет, это уж точно».


Тем не менее, пока, по словам Павла Фельгенгауэра, в случае с Никарагуа Россия ничего не теряет: «У России этих танков Т-72, если честно сказать, очень много – так много, что аж девать некуда».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG