Линки доступности

Соратник убитого оппозиционера прокомментировал «Голосу Америки» ход расследования громкого преступления

МОСКВА. 7 апреля исполнилось 40 дней со дня убийства сопредседателя партии РПР-Парнас, бывшего первого вице-премьера России Бориса Немцова. На Большом Москворецком мосту около Кремля – там, где Борис Немцов был убит – собрались сотни людей, чтобы почтить память погибшего оппозиционера. Среди пришедших был и соратник Бориса Немцова, член политсовета РПР-Парнас Илья Яшин, который дал Русской службе «Голоса Америки». В нем он поделился своим мнением о ходе расследования громкого преступления, произошедшего в ночь на 28 февраля этого года.

Данила Гальперович: Как вы оцениваете ход расследования убийства Бориса Немцова, расследования, которое идет уже 40 дней?

Илья Яшин: Расследование, с моей точки зрения, зашло в тупик. Несмотря на первые успехи следствия и задержание, судя по всему, установить реальных исполнителей преступления, раскрутить цепочку подозреваемых следствие явно не в состоянии. Для этого нет ни политической воли, ни ресурсов. Не смогли задержать и даже допросить сослуживца Дадаева по имени Руслан Геремеев, который, в отличие от Дадаева, просто успел добежать до Чечни, и сейчас находится под охраной кадыровских боевиков. Хотя подозрения в отношении этого человека более чем очевидные, он прилетел одним рейсом с Дадаевым незадолго до убийства Немцова, они жили в одной квартире, они вместе служили, и, как минимум, провести следственные действия просто необходимо в его отношении.

Но следствие не может этого сделать, потому что Рамзан Кадыров прикрывает его, защищает. А Кадырова, в свою очередь, прикрывает Путин. И для меня очевидно, что пока Путин находится в Кремле, рассчитывать на задержание реальных заказчиков и организаторов убийства Немцова не приходится. Поэтому первое, что необходимо сделать – это поменять власть в стране. Только это является необходимым обязательным условием для привлечения к ответственности тех людей, которые стоят за этим убийством.

Д.Г.: Но есть ли какие-то предпосылки хотя бы к тому, что те люди, которые уже задержаны, понесут наказание?

И.Я.: Да, судя по всему, те люди, которые задержаны, и понесут основное наказание, несмотря на то, что они являются не более чем исполнителями. Скорее всего, их в итоге и сделают стрелочниками, что уже, конечно, неплохо, но ключевая проблема заключается в том, что если заказчики останутся на свободе, а, судя по всему, они останутся на свободе, пока Путин у власти, то практика политических убийств продолжится. Потому что те люди, которые заказали Немцова, окончательно убедятся в собственной вседозволенности и безнаказанности.

Д.Г.: Как вы оцениваете атмосферу, которая создается российской властью вокруг этой трагедии с помощью различных сигналов и публикаций в соцсетях тех, кого теперь называют «кремлевскими троллями»?

И.Я.: В последнее время в политический обиход в нашей стране вошел термин "атмосфера ненависти". Этот термин, на мой взгляд, в полной мере отражает то, что происходит в стране в последние годы. Атмосфера ненависти, атмосфера нетерпимости – это то, что навязывается властью в нашей стране на протяжении всех последних лет. Ответственность за это несет Владимир Путин.

Именно он ввел в политический обиход термины "национал-предатели», «пятая колонна». Все это сделал Владимир Путин. Фактически Путин ассоциирует самого себя с государством. И тех, кто критикует Путина, в его риторике воспринимаются, предстают в качестве врагов именно государства, не критиков Путина, а врагов государства. Это крайне опасные игры, очень чреватые, которые ведут к гражданской конфронтации и могут закончиться для нашей страны большой драмой, большой исторической драмой.

Д.Г.: После гибели Бориса Немцова, ссорившиеся или имевшие противоречия оппозиционные деятели начали встречаться и договариваться. Каков может быть результат такой попытки сближения позиций?

И.Я.: Действительно, в последние несколько недель идут очень активные консультации между разными оппозиционными политиками демократического фланга. И во многом эти переговоры, консультации стали возможными, потому что на фоне трагедии, случившейся здесь, на Большом Москворецком мосту, все мы осознали, насколько ничтожны противоречия между нами, насколько ничтожна та борьба амбиций, которая происходила эти годы. Немцов часто шутил, что конкуренция между оппозиционными лидерами – это конкуренция за места в тюрьмах, за места в «автозаках». Как показала практика, это была конкуренция за то, кто первым получит пулю. И если оппозиция не консолидируется, если оппозиция не сможет, наконец, работать вместе, то, в конце концов, всех нас перебьют, пересажают или, в лучшем случае, выгонят из страны. Поэтому консолидация оппозиции – это необходимое условие для того, чтобы вытащить страну из того болота, в которое она, к сожалению, все глубже и глубже увязает.

Д.Г.: В какой технической форме эта консолидация может произойти?

И.Я.: Я не готов пока обсуждать технические вопросы. Давайте немножко наберемся терпения, чтобы переговоры закончились. Лично я считаю, что ключевая задача, которая стоит сегодня перед демократической оппозицией – это формирование единого списка демократической оппозиции на выборах 2016 года. И если мы сможем пробиться на выборы, если мы сможем сформировать, действительно, сильный оппозиционный список и, наконец, сформировать в Госдуме оппозиционную фракцию, демократическую оппозиционную фракцию – это будет серьезный удар по режиму личной власти Владимира Путина. И это, действительно, может стать началом больших изменений в нашей стране.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG