Линки доступности

Навальный вызван «на беседу» в полицию. Приравняют ли критику власти к экстремизму?


Алексей Навальный

Алексей Навальный

Председатель ассоциации «Агора» Павел Чиков называет Центры по противодействию экстремизму российской «политической полицией»

Сотрудники антикоррупционного проекта Алексея Навального «Роспил» вызваны для дачи объяснений к оперуполномоченному отдела по противодействию экстремизму Главного управления МВД РФ по Москве. Об этом оппозиционер сообщил в своем блоге в «Живом журнале».

Навальный написал во вторник 13 марта, что «замечательные письма получили сегодня все сотрудники «Роспила» и я заодно».

«По штампу можно определить, что интересуется нами «Центр Э» - Центр по противодействию экстремизму ГУ МВД России по Москве», - говорится в посте Навального, где приводятся скриншоты требований о явке 15 марта к старшему оперуполномоченному московского главка.

По словам Навального, адвокату «Роспила» Вадиму Кобзеву «причину вызова назвать отказываются, что, конечно, полностью исключает наше появление».

«Мы не усматриваем правовых оснований для того, чтобы отвлекаться от работы», - написал Навальный.

Русская служба «Голоса Америки» обратилась к председателю Межрегиональной правозащитной ассоциации «Агора» по защите гражданских активистов и неправительственных организаций от незаконных действий государственных органов Павлу Чикову с просьбой прокомментировать ситуацию

Роман Ошаров: Павел, расскажите, как, в вашем представлении, работают центры по противодействию экстремизму.

Павел Чиков: Центры по противодействию экстремизму или Центры Э, которые созданы в каждом российском регионе и встроены в структуру МВД, занимаются деятельностью по раскрытию преступлений экстремистской направленности. В ходе этой деятельности в последние годы они стали политической полицией, которая работает с гражданскими активистами и общественностью. Какие методы? Прежде всего, они выявляют активистов, которые выступают с критикой органов власти в публичном пространстве – на митингах, шествиях, демонстрациях, а также в СМИ, социальных сетях и блогосфере.

Сотрудники отслеживают критические заявления в адрес властей, выявляют лидеров гражданского движения и оппозиции, имея полномочия и указания проводить оперативно-розыскные мероприятия в отношении них. Например, они устанавливают круг общения, а также такую информацию, как место работы, учебы и как проводит свободное время. К этому также относится и то, каковы основные привычки человека, за которым ведется наблюдение. В общем, собирают всю возможную информацию, в том числе - и компрометирующие материалы.

Безусловно, в деятельности этих центров есть положительная сторона. Это связано с противодействием нацистской активности. Речь идет о людях, которые совершают преступления на почве ненависти, призывают к насилию по принадлежности по национальным и религиозным признакам.

Но хитрость в том, что одновременно такие же методы используются в отношении протестующих против незаконных действий властей. После митингов в декабре «За честные выборы» центры противодействия экстремизму получили указания отслеживать и подавлять по возможности любые протестные настроения. Они используют при этом предостережения о недопустимости экстремистской деятельности, выписывая эти документы организатором публичных акций оппозиции. Они вызывают лидеров и активистов к себе в отдел для профилактических бесед, в ходе которых склоняют к сотрудничеству, либо запугивают, угрожая фальсификацией уголовных дел.

В некоторых регионах, например, в Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде, мы отмечаем особо активную, агрессивную и дерзкую деятельность Центров Э. В этих регионах оперативники антиэкстремистских центров не гнушаются прямых угроз физической расправы, насилия, а также применяют это насилие в отношении гражданских активистов. Буквально завтра мы будем в Нижнем Новгороде мы будем рассказывать о практике работы Центров Э в этом регионе, когда они буквально на улице без оснований задерживают членов оргкомитетов региональной акции «За честные выборы», сажают в машину, избивают, отвозят на несколько километров, угрожают, пытаясь заставить отказаться от идеи проведения оппозиционного митинга. Последнее такое дело было в феврале.

Плюс ко всему сотрудники Центра Э ведут уголовные дела и формируют практику по уголовным делам, где критика власти признается экстремизмом.

Р.О.: В случае с Алексеем Навальным и его коллегами это можно расценить как намек, предупреждение?

П.Ч.: Да. Прежде всего, это некий сигнал, намек и свидетельство того, что деятельностью Навального уже занимаются оперативники антиэкстремистских подразделений. Расчет на то, что Навальный испугается и снизит свою активность. Кроме того, преследуется цель в лице Навального запугать всех остальных. Понятно, что уголовное дело в отношении Навального вещь крайне политически рискованная. Но если власти могут даже в отношении него сделать подобную вещь, то менее известных активистов, а тем более в регионах, можно довольно легко сделать обвиняемыми по уголовному делу.

Р.О.: Каким образом сбор публичных данных о спорных государственных закупках можно приравнять к экстремизму?

П.Ч.: Власти активно последние годы пытаются убить суд и сформировать судебную практику о том, что унижение достоинства людей по признаку их принадлежности к органам власти, является экстремизмом. Соответственно призывы Навального, что «Единая Россия – партия жуликов и воров», а также обвинения представителей власти в коррупции по той причине, что они представители власти, Центром Э могут быть расценены как экстремизм. Есть влиятельные желающие, чтобы эти призывы признавались экстремистскими и влекли за собой уголовную ответственность.

Р.О.: А как вы оцениваете то, что Навальный отказался идти в ГУ МВД по Москве в отдел по противодействию экстремизму?

П.Ч.: Думаю, что он правильно сделал, что никуда не пошел и пока не собирается, потому, что Навальный юридически грамотный человек. Его адвокаты тоже правильно соображают. В принципе можно было бы сформировать две тактики. Первая – это пойти и узнать, что хотели полицейские. Вторая – это демонстративно не пойти. Думаю, что выбор не пойти абсолютно верный, потому что нельзя давать поводы сотрудникам полиции действовать вне правового поля. Судя по тем документам, которые он получил и опубликовал, никаких юридических оснований требовать явки и объяснений от Навального и сотрудников «Роспила» у полицейских не существует.

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG