Линки доступности

ЕвроПРО – камень преткновения или предмет сотрудничества?

  • Виктор Васильев

Дмитрий Рогозин

Дмитрий Рогозин

Во вторник 22 февраля Дмитрий Рогозин, назначенный на днях специальным представителем президента РФ по взаимодействию с НАТО в вопросе противоракетной обороны, рассказал о своем видении существующих в сфере его компетенции проблем. В частности, он рассуждал о перспективах альтернативных путей развития системы ПРО в Европе – как с участием в ней России, так и без такового. Дмитрий Рогозин коснулся также других актуальных тем, в том числе связанных с ситуацией в странах Ближнего Востока и Магриба.

Отвечая в ходе прошедшей в информагентстве «Интерфакс» пресс-конференции на вопрос корреспондента «Голоса Америки, есть ли предмет сотрудничества России и НАТО в Ливии, полпред президента РФ коротко резюмировал: «Страны Северной Африки не входят в зону ответственности НАТО».

На его взгляд, прямой связи между событиями на Ближнем Востоке и севере Африке и созданием систем ПРО нет. «Другое дело, что для НАТО происходящее в регионе стало большим сюрпризом. Сейчас валятся режимы, которые во многом были ориентированы на западных мэтров. Но при этом Запад понимает, что эти режимы обречены, и ему нужно делать ставку на тех, кто приходит им на смену», – добавил он.

Как известно, во вторник Совет Безопасности ООН по требованию ливийского представителя Ибрагима Даббаши, осудившего действия руководства собственной страны, провело экстренное совещание по ситуации в Триполи. Накануне противостояние между оппозицией и поддерживающими режим Муаммара Каддафи военными перешло в острую стадию: власти применили авиацию и артиллерию против протестующих.

«Иксы и игреки» ПРО

Однако в основном Дмитрий Рогозин сосредоточился в своем выступлении на перспективах сотрудничества России и НАТО в области ПРО. Он признал, что информации обо всем, что касается противоракетной обороны, в СМИ поступает, безусловно, мало. А объяснил создавшийся дефицит так: «Речь идет об обеспечении защиты стратегического потенциала России, который является гарантом российского суверенитета и независимости. Это вопрос исключительной ответственности, поэтому и информация [по данной тематике] выдается достаточно скупо».

По мнению Дмитрия Рогозина, гонка оборонительных вооружений ничем не лучше гонки наступательных вооружений. «Чем больше возникает соблазн создать прочный щит, тем у «партнера» появляется больше соблазна создать еще более крепкий меч. Одно тянет другое», – констатировал он.

Полпред Дмитрия Медведева считает, что с появлением нового плана Обамы в данной сфере прежняя угроза (создание третьего позиционного района ПРО с размещением элементов системы в Чехии и Польше) ушла в прошлое, однако «появилось очень много неизвестности, иксов и игреков». «Потому что новый американский подход связан с развертыванием не только стационарных систем наземного базирования, но и с размещением этих систем на плавучих платформах – кораблях класса «Иджис», – пояснил он свою мысль.

Как не нарушить баланс

По данным Дмитрия Рогозина, таких кораблей сегодня более ста, на них установлены ракеты СН-3, способные поражать баллистические цели не только в воздушном, но и космическом пространстве. «Проблема именно в этом. Наши партнеры заверяют нас на самых разных уровнях, что создаваемая ими система не угрожает российскому стратегическому потенциалу. Тем не менее, мы понимаем, что можем столкнуться с ситуацией неопределенности, когда на каком-то этапе потенциал НАТО будет реально угрожать стратегическим ядерным силам РФ. А это и есть нарушение стратегического баланса между США и Россией», – утверждает Рогозин.

В его понимании ситуация сложилась крайне сложная, потому что речь идет о сочетании политического и военно-технического решения. «Поэтому президент РФ решил взять под личный контроль ход дальнейших переговоров как с США, так и с НАТО. К 18 марта, а возможно, и раньше, создается межведомственная рабочая группа. Она займется, как сказано в распоряжении президента, эффективной координации всего переговорного процесса с нашими партнерами из НАТО по всему ракетному досье», – аргументирует Дмитрий Рогозин.

Он заметил, что Российская Федерация получает приглашения на совместное участие в данном проекте. Однако посетовал на то, что когда эксперты начинают разбираться в сути этих предложений, получается, что те напоминают фразу: «Будешь проходить мимо моего дома, проходи». «Речь не идет о том, чтобы нас интегрировали в некую систему принятия решений. А встречные российские предложения воспринимаются со скепсисом», – подчеркнул полпред президента Медведева.

Ему не нравится, что на определенной фазе развертывания ЕвроПРО под удар может быть поставлен стратегический ядерный потенциал России. Чтобы уйти от такой опасности, Россия, с его точки зрения, должна «либо быть внутри системы и тем сам получить реальные гарантии, что эта система не может быть направлена против интересов РФ, либо получить гарантии, что создаваемая под полным натовским контролем система не может быть развернута против высших российских интересов даже при самых неблагоприятных политических условиях».

Дмитрий Рогозин проинформировал, что 2 марта состоится очередное посольское заседание совета Россия-НАТО по вопросу ПРО. Параллельно идут российско-американские переговоры в рамках рабочей группы Совета Россия-НАТО. На март также намечена неформальная встреча министров обороны Североатлантического альянса, на которой планируется обсуждение контуров боевого управления создания ПРО. В апреле пройдет встреча министров иностранных дел, и в июне министры обороны должны представить первичный доклад о рамках возможного сотрудничества России и НАТО в сфере ПРО.

Кто на что готов?

Дмитрий Рогозин напомнил слова президента Медведева, произнесенные в Лиссабоне: «Россия готова пойти так далеко, как готовы будут сами наши партнеры на Западе обсуждать создание систем обороны всего европейского континента». «Но пока видим, что всякие фобии, недомолвки, интриги преобладают на переговорах как в контексте Совета Россия-НАТО, так и в российско-американском диалоге», – заключил он.

Дмитрий Рогозин выразил надежду, что сторонам удастся выйти на серьезные совместные действия, которые «избавят их от необходимости искать военно-технический ответ, экономически невыгодный для всех». Он уверен, что негативный сценарий развития событий отбросит страны на долгие годы, если не десятилетия назад.

Отвечая на вопрос корреспондента Русской службы «Голоса Америки», способны ли проблемы, возникшие при создании ПРО, разрушить договор СНВ-3, Дмитрий Рогозин обратил внимание, что в самом договоре и его преамбулах достаточно четко прописано, при каких обстоятельствах РФ не может быть связана такого рода соглашениями. «Мы считаем договор СНВ-3 большим достижением в наших двусторонних отношениях, достижением, которое имеет серьезную роль в деле установления более доверительных отношений в области стратегической безопасности между Россией и Западом».

Одновременно Дмитрий Рогозин заметил, что такого рода достижения не должны находиться под риском. «Если система ПРО будет иметь глобальный характер и будет направлена против российского ядерного стратегического потенциала, соответствующие угрозы это создаст. Именно поэтому президент РФ предпринимает организационные и политические усилия с тем, чтобы активизировать переговорный процесс в этом направлении и найти развязки», – подытожил он.

Другие новости о событиях в мире читайте в рубрике «В мире»

XS
SM
MD
LG