Линки доступности

В России была принята новая военная доктрина, в которой, в частности, сформулированы внешние угрозы безопасности страны. Среди этих угроз названы «стремление наделить силовой потенциал Организации Североатлантического договора (НАТО) глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права», «приближение военной инфраструктуры стран-членов НАТО к границам Российской Федерации, в том числе путем расширения блока» и «развертывание (наращивание) воинских контингентов иностранных государств (групп государств) на территориях, сопредельных с Российской Федерацией и ее союзниками, а также в прилегающих акваториях».

Эту доктрину прокомментировал Секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев, который указал, что НАТО представляет достаточно серьезную угрозу для России.

Стэнли Слоан (Stanley Sloan), директор исследовательского центра «Инициатива Атлантического сообщества» (Atlantic Community Initiative), считает, что подобные настроения Москвы зачастую обусловлены внутрироссийскими причинами: «Россия проходит достаточно сложный период своей эволюции, который сопровождается не только попытками властей жестко контролировать политическое развитие внутри страны, но и ощущать внешнее давление, иногда даже тогда, когда такого давления на самом деле не существует. В какой-то степени, взгляд на НАТО, как на угрозу – это продолжение внутренней политики России».

Ольга Оликер (Olga Oliker), старший аналитик исследовательской корпорации RAND, говорит, что она не особо обеспокоена тем, что положения новой военной доктрины России и заявление Патрушева могут повредить достигнутому прогрессу в отношениях России и НАТО: «Язык новой доктрины в целом не отличается от языка предыдущих стратегических и доктринальных документов такого рода и лежит в русле того, что российские лидеры говорили на протяжении многих лет. Заявления Патрушева отражают те же самые тенденции. Не ново и то, что Россия воспринимает как угрозу расширение НАТО, а также любое возможное размещение систем и вооружений НАТО вблизи ее границ. В то же время, новая доктрина показывает, что Россия намерена продолжать налаживать сотрудничество с НАТО».

В Москву прибыла делегация «совета мудрецов» НАТО, которую возглавляет экс-госсекретарь США Мадлен Олбрайт. В рамках политики открытости, которую ныне проводит Альянс в отношениях с Россией, «мудрецы» намерены обсудить ряд важных вопросов с российскими экспертами и политическими лидерами.

Оптимистично настроена Оксана Антоненко (Oksana Antonenko), старший научный сотрудник Международного института стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies). Она отмечает, что отношения России и НАТО сейчас складываются достаточно позитивно. «После смены руководства НАТО и прихода нового генерального секретаря, который много внимания уделяет налаживанию отношений с Россией, эти отнрошения действително сильно улучшились, - говорит Оксана Антоненко. – Программа сотрудничества, которая изначально была принята в декабре на политическом уровне в Совете Россия-НАТО и была детализирована на встрече Совета на уровне начальников генштабов, – очень амбициозная».

Отношения с НАТО на протяжении почти двух десятилетий остаются одной из основных проблем внешней политики России. Прием в члены Альянса сначала бывших социалистических государств Восточной Европы (1997 и 2004), а впоследствии – и стран Балтии (2004) вызвал негативную реакцию со стороны России. В 1995 году российские войска приняли участие в миротворческой операции под эгидой НАТО в Боснии-Герцеговине. Прием Чехии, Польши и Венгрии в состав НАТО в 1997 году был сопровожден созданием Совместного Постоянного Совета Россия-НАТО. Следующий кризис в отношениях произошел в 1999 году, когда НАТО, несмотря на возмущение России, провело операцию в Косово.

Шанс улучшить отношения появился после терактов 11 сентября 2001 года в США, когда и НАТО, и Россия осознали, что имеют общего врага – международный терроризм. Кроме того, Россия и Альянс традиционно пытаются сотрудничать и по иным направлениям – например, в деле борьбы с распространением оружия массового уничтожения. Вновь возникшее сотрудничество ознаменовалось созданием нового органа – Совета Россия-НАТО – и даже проведением совместных учений. Однако примерно в начале 2007 года, после того, как появилась возможность принятия в состав НАТО Украины и Грузии, отношения Москвы и Брюсселя вновь стали осложняться. Негатива добавили планы США по размещению систем противоракетной обороны в Восточной Европе и перспектива создания американских военных баз в Болгарии и Румынии. В августе 2008 года отношения России и НАТО были заморожены, что стало одним из результатов войны в Южной Осетии.

В начале декабря 2009 года Совет Россия-НАТО впервые после войны 2008 года провел встречу, на которой были одобрены три документа, в том числе рабочий план действий на 2010 год, предусматривающий возобновление сотрудничества в военной сфере. Стороны также согласились активизировать сотрудничество в борьбе с терроризмом, пиратством, наркоторговлей, нераспространением оружия массового уничтожения и т.д.

Оксана Антоненко уверена, что у отношений России и НАТО есть хорошая перспектива: «Мне кажется, что в ближайшие несколько лет отношения будут налаживаться. Конечно существуют проблемы. Во-первых, потому что существует недоверие относительно сотрудничества – со стороны России и со стороны новых членов НАТО. Во-вторых, очень ограничены возможности России и НАТО в деле проведения совместных операций по тем направлениям, где интересы совпадают».

Аналогичное мнение высказывает Ольга Оликер: «Нельзя сказать, что путь к сотрудничеству будет легким, поскольку Россия, НАТО и отдельные государства-члены Альянса будут иметь как общие, так и противоречащие интересы. Однако намерение сотрудничать выглядит вполне искренним».


XS
SM
MD
LG