Линки доступности

Россия – НАТО: новый этап в отношениях?

  • Виктор Васильев

Россия – НАТО: новый этап в отношениях?

Россия – НАТО: новый этап в отношениях?

Двухдневный саммит НАТО стартует в Лиссабоне в пятницу 19 ноября. В рамках заседания Совета Россия-НАТО в субботу 20 ноября в саммите примет участие президент России Дмитрий Медведев. Как ожидается, на саммите главы 28 стран — членов альянса примут новую доктрину, в которой назовут Москву стратегическим партнером.

Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен уже назвал предстоящую встречу одной из самых важных за всю истории альянса. Решения, которые предстоит принять лидерам НАТО, позволят военно-политическому блоку «стать более эффективным, более вовлеченным и более рациональным, чем когда-либо». Все это будет отражено в новой стратегической концепции НАТО, которую предстоит одобрить на саммите.

Кроме того, лиссабонская встреча в верхах ознаменует собой фундаментально новую фазу операции НАТО в Афганистане: будет запущен процесс постепенной передачи афганским властям ответственности за безопасность на всей территории страны.

Накануне саммита в РИА Новости прошел круглый стол на тему: "Россия – НАТО: новый этап в отношениях или упущенный шанс?" Эксперты обсуждали, сможет ли обновленный Североатлантический альянс и Россия положить конец недоверию и конфликтам, которые их разделяют, что представляет собой новая стратегическая концепция альянса, учитываются ли в ней интересы и озабоченности России, в каком формате Россия может сотрудничать с НАТО по евро-ПРО?

По мнению члена экспертно-консультативного совета ПИР-Центра, генерал-лейтенанта Евгения Бужинского, сейчас нужно вести речь идет о том, чтобы принять решение о совместных действиях России и НАТО в области создания совместимой системы противоракетной обороны.

«Если наши партнеры, в первую очередь американские, созрели для такого понимания, то надо к приступать к выработке конкретной платформы для действий», - считает он. На его взгляд, в Лиссабоне вполне можно ждать подобного решения. «Если этого не произойдет, мы опять пойдем по пройденному кругу», - добавил генерал.

С его точки зрения, Россия не можем участвовать в создании глобальной ПРО США. «А вот создание европейской системы ПРО, без рытья шахт вдоль наших границ, без постановки на боевой дежурство тяжелых ракет, которые обладают потенциалом перехвата наших ракет – это реально», - рассуждает Евгений Бужинский.

Директор Института политического и военного анализа Александр Шаравин уверен, что встреча в Лиссабоне станет новым этапом в взаимоотношениях России с альянсом. «Даже подготовка к саммиту проходила совсем иначе по сравнению с тем, как это было раньше. Наши представители участвовали в обсуждении новой стратегической концепции», - подчеркнул он.

Как понимает Александр Шаравин, секретный вариант концепции, который будет рассматриваться в Лиссабоне, в какой-то мере доведен до российских государственных руководителей. «То есть они едут не кота в мешке рассматривать», - заметил аналитик.

Он не видит ничего страшного во вступлении России в НАТО. «Если оговорить все условия соблюдения наших интересов, то почему бы и нет? По сути, НАТО - это клуб государств, обеспечивающих для себя привилегии в области безопасности. И что плохого, если бы мы вступили в этот клуб?» - задает риторический вопрос директор Института политического и военного анализа.

Однако существующие предубеждения среди политических элит и общественности с обеих сторон, с его точки зрения, делают эту задачу нереальной на данном этапе. Он считает практически невероятным, что Дмитрий Медведев заявит в Лиссабоне о готовности вступления России в НАТО. «Но наши отношения после саммиту могут стать более тесными. Возможно, наметятся новые направления сотрудничества», - предположил Александр Шаравин.

Заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов признался, что никогда не сбрасывал со счетов членство России в НАТО, но полагает, что в обозримой перспективе это нереально. Ему кажется, что оптимальной альтернативой этому стало бы реальное, не декларированное стратегическое партнерство двух сторон, основанное на выработке общих политических платформ, чего до сих пор так и не произошло.

Он предложил внедрять в практику формулу «интеграция без интеграции»: развитие реального стратегического партнерства, но без членства России в НАТО. «Примерно об этом вели речь и американцы. Бывший посол США в России Александр Вершбоу говорил о формуле «альянс с альянсом», - напомнил Дмитрий Данилов.

С эго точки зрения, достичь этого сложно, поскольку между Россией и НАТО продекларировано прагматическое сотрудничество, но нет совместной повестки дня и совместных позиций. Одной из первоочередных задач он видит реформацию Совета Россия – НАТО, работу которого считает малоэффективным. «Без масштабных военно-технического проектов, в том числе в области военного планирования не получится преодолеть последствия «холодной войны», - резюмировал заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН.

В качестве удачного примера взаимодействия он привел проект спасения на море. «Первые совместные учения потребовали значительного обмена информацией. Но в дальнейшем это позволило спасти наш гибнущий батискаф», - заявил он. На его взгляд, подобные проекты ведут к транспарентности, к повышению уровня взаимного доверия и в этом ключе надо продолжать действовать.

Член экспертно-консультативного совета ПИР-Центра, генерал-лейтенант Евгений Бужинский в свою очередь сказал, что в НАТО не видят угрозы со стороны РФ, несмотря на фобии некоторых членов, которые порождены тяжелым прошлым. Он убежден, что существующие угрозы терроризма и проблемы нераспространения ядерного оружия – те вопросы, которые должны объединить Россию с альянсом и стать платформой для сотрудничества.

«Предполагается, что в Лиссабоне активно обсудят ПРО и Афганистан. Это то, что как раз и может стать совместными практическими проектами», - подчеркнул аналитик.
Он убежден, что вступление России в НАТО сейчас невозможно ни с военной, ни с политической точки зрения. «НАТО не готово переварить Россию. Это должен быть другой блок НАТО, другая организация», - сказал эксперт.

Директор Института политического и военного анализа Александр Шаравин, рассуждая, в какой форме возможна интеграция России в НАТО, заметил: «Если бы мы в реальности решились на совместное создание ПРО хотя бы в рамках театра военных действий, то стали бы суперсоюзниками, что означало бы совсем другой уровень взаимоотношений».

Однако он думает, что полноценной интеграции в сфере ПРО все же не будет. «Это печально, потому что мы упускаем серьезные возможности для установления тесных союзнических отношений», - резюмировал Шаравин.

Отвечая на вопрос корреспондента Русской службы «Голоса Америки», возможно ли в Лиссабоне решение, идущее в разрез интересам России, Дмитрий Данилов сказал, что, когда генеральный секретарь НАТО приглашал президента РФ на саммит, это совершенно четко означало, что альянс рассчитывает на позитивные результаты от встречи, иначе приглашения и не последовало бы. Поэтому никаких негативных сюрпризов от саммита ожидать не стоит.

XS
SM
MD
LG