Линки доступности

Надежду на то, что Россия примет приглашение приехать в Лиссабон для проведения саммита Совета Россия-НАТО, высказал сегодня на встрече министров иностранных дел и обороны альянса генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен. Он подчеркнул значение сотрудничества альянса с Россией в Афганистане, «совместный анализ современных угроз, более эффективную борьбу против терроризма и пиратства».

Коснулась и будущего взаимоотношений с Россией в своем выступлении в Брюсселе госсекретарь США Хиллари Клинтон. Она считает, что в новой стратегической концепции НАТО, которая будет представлена в Лиссабоне 19-20 ноября, «найден хороший баланс между принципами разоружения, ядерного сдерживания и отношений с Россией».

Госсекретарь назвала новую стратегическую концепцию НАТО «замечательным проектом».

Комментируя встречу министров иностранных дел НАТО, посол Дмитрий Рогозин сказал «Голосу Америки»: «Госпоже Клинтон виднее, она текст читала, а мы нет».

Постпред посетовал на то, что несмотря на считанные недели, оставшиеся саммита НАТО в Лиссабоне, российская сторона до сих пор не проинформирована о тех «сюрпризах», которые ее там ждут. «Стратегическую концепцию никто с российской стороны не видел, – продолжил Дмитрий Рогозин, – хотя нам говорят, что это «сбалансированный документ», хотелось бы с ним познакомиться и понять, о чем идет речь».

У России может быть «иное» восприятие концепции, считает Дмитрий Рогозин. Решение о проведении саммита НАТО-Россия в Лиссабоне с участием президента Медведева до сих пор не принято. Такие решения не могут «приниматься вслепую», – говорит российский дипломат, – необходимо заранее ознакомиться с документами, которые будут вынесены на обсуждение, и понять, насколько российские пожелания учтены. Мепроприятие должно быть тщательно подготовлено со всех сторон, включая логистику, для обеспечения работы российской делегации. Дмитрий Рогозин пожелал видеть «больше партнерских отношений » с НАТО, включая «разъяснений, информирования».

«Хотелось бы разъяснений о том, какие предложения ждут нашего президента в Лиссабоне, – сказал посол РФ. – Надеемся, что Москва получит представление о саммите Россия–НАТО как можно скорее, чтобы успеть подготовиться».

«Могу представить внтуренние трудности НАТО, тем более, что два саммита проводятся одновременно, но не хочется повторения ситуация в Бухаресте, когда российская сторона и представления не имела о плане членства в альянсе для Украины и Грузии. Такое развитие событий привело к тому, что мы не смогли принять итоговый документ», – заявил Д.Рогозин.

Он пожелал НАТО «определиться как можно скорее со своими планами», чтобы ознакомить российскую сторону.

Тем не менее, Рогозин указал на очевидные позитивные тенденции в отношениях: «Сейчас нет обструкции со стороны обычных «обструкционеров», но чтобы отношения развивались в том же положительном ключе «не нужно сюрпризов», нужно равномерное поступательное движение, постоянный обмен мнениями, консультации.

«Кто-то сочетет это скучной чиновничьей рутиной, но именно такой подход избавит нас от риска «плохих сюрпризов», – заявил представитель России.

Сомнения в отношении возможных сюрпризов на Лиссабонском саммите НАТО выразил «Голосу Америки» Эндрю Монаган (Andrew Monaghan) – советник Исследовательского отдела Оборонного колледжа НАТО.

«Сюрпризы» представляются сомнительными и маловероятными, так как НАТО и Россия уже не рассматривают друг друга «врагами». Хотя, безусловно, НАТО может быть «потенциальной угрозой» для России в случае своего дальнейшего расширения, – считает эксперт. – Но в ближайшие лет пять-десять лет оно не предвидится».

«В сегодняшнем контексте можно говорить о «политическом соревновании сторон» в условиях растущей многополярности мира. Под этим следует понимать не только соревнование за «ближнее зарубежье» России или бывшие республики СССР», – сказал Эндрю Монаган .

Исследователь напомнил, что «Россия сегодня ищет союзников в глобальном мире, например, она активна в Азии».

России «не нравится» влияние НАТО, она рассматривает ее как альтернативу своему влиянию, привыкнув к положению мирового игрока. Создание ОДКБ – отражение амбиций России и непризнание их альянсом – один из источников для постоянного раздражения.

Монаган остановился на «болезненных точках» в отношениях между РФ и НАТО, которые существовали и никуда не исчезнут, так как «НАТО не воспринимает ОДКБ, поскольку для нее – это старое деление мира на сферы влияния. Она считатет, что нейтралитет или выбор партнера – неотъемлемое демократическое право каждой независимой страны, в этом отношении несогласие с Россией, которая относиться к ближнему зарубежью как с своей «традиционной сфере влияния» неприемлема для Альянса».

Выбор членства в НАТО – это больше чем выбор способа обороны, – это выбор системы ценностей, образа мысли, определенной общественной модели, подчеркнул эксперт.

Говоря о членстве Грузии, Монаган сказал, что «для нее дверь остается открытой», но необходимо пройти значительный путь развития, чтобы привести страну к должному уровню развития демократии, и соответствия критериям альянса, а для этого нужно время».

Несмотря на существующие трения, есть масса областей для сотрудничества между Россией и НАТО. Отношения между РФ с альянсом сегодня многогранны: угрозы в современном мире диктуют необходимость сотрудничества между двумя бывшими врагами, отметил он.

Монаган не считает утопией и сотрудничество с Россией в области ПРО – «даже обсуждения в этой области важны», так как ведут к пониманию и гармонизации отношений.

«И сотрудничество в Афганистане вносит вклад в создание благоприятного климата», – говорит он.

Монаган считает, что Лиссабон станет новой ступень развития отношений между Россией и НАТО, расширив и укрепив настоящее сотрудничество.

«Необходимо реформировать Совет НАТО-Россия, чтобы ни при каких обстоятельствах не оказаться в ситуации «замораживания диалога», как это произошло в время грузинского конфликта», – отметил он.

«И у России и у альянса существует множество причин для поиска сотрудничества друг с другом, но это не влечет за собой необходимости фундаментальных изменений ни одной из сторон», – подчеркнул эксперт.

По его словам, отношения становятся более сложными и «многослойными»: разногласия в одних областях не мешают развитию и продвижению в других, например, сотрудничеству в Афганистане и борьбе с терроризмом.

«Российский ответ на новую стратегическую концепцию НАТО мы узнаем после саммита в Лиссабоне, – заключил Монаган, – но несмотря на политические сложности, которые представляет для РФ НАТО, можно быть уверенным, что желание сотрудничать и создать прочные, функциональные отношение возобладает: конфликтность не предначертана».

Новости политики читайте здесь

Читайте также

XS
SM
MD
LG