Линки доступности

Начальники генштабов НАТО и России взялись за азбуку

  • Виктор Васильев

Адмирал НАТО Джампаоло Ди Паола и начальник Генштаба ВС России генерал Николай Макаров. Брюссель.

Адмирал НАТО Джампаоло Ди Паола и начальник Генштаба ВС России генерал Николай Макаров. Брюссель.

Российские эксперты об итогах заседания Совета Россия-НАТО и планах разместить элементы американской системы ПРО в Румынии

В Брюсселе утвержден план взаимодействия России и НАТО на 2011 год и официально принят глоссарий военного сотрудничества, который предназначен для улучшения взаимопонимания в диалоге по проблемам безопасности. Эти решения стали результатом прошедшего в среду 4 мая планового заседания Совета Россия-НАТО (СРН) на уровне начальников генеральных штабов, которые также обменялись мнениями по сотрудничеству в сфере противоракетной обороны.

По словам официального представителя Военного комитета НАТО Массимо Паницци, принятый документ станет «важным инструментом военного сотрудничества и коммуникации между Россией и НАТО». Ранее постпред России при НАТО Дмитрий Рогозин назвал глоссарий «азбукой» военного сотрудничества. «С этого надо было начинать наши отношения десять лет назад, – заметил он. – Любой студент знает, что прежде чем приступать к серьезной научной работе, надо четко определить терминологию».

Накануне, как сообщал «Голос Америки», Вашингтон и Бухарест объявили о планах размещения на румынской территории элементов американской системы ПРО. Ожидается, что база будет готова к эксплуатации в 2015 году.

В ответ Москва потребовала от США юридических гарантий «ненаправленности» против России системы ПРО в Румынии. Об этом говорится в опубликованном 4 мая заявлении МИДа России.

Сотрудничество или декларации?

Член общественного совета при Министерстве обороны РФ, главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко считает, что форумы, подобные брюссельскому Совету Россия-НАТО, во многом носят декларативный характер, чтобы обозначить сотрудничество. «На самом деле реальных плодов такого сотрудничества пока крайне мало. И, конечно, то, что США накануне принимает решения о размещении элементов системы ПРО без предварительных консультаций в рамках СРН, свидетельствует о том, что НАТО по-прежнему не рассматривает сотрудничество с Россией в полномасштабном формате, а хочет заниматься преимущественно голыми декларациями», – сказал он в интервью «Голосу Америки».

По его мнению, у России отсутствует четкое понимание, для чего размещены системы в Румынии, как они будут использоваться и не принесут ли какой-либо угрозы для российских стратегических ядерных сил. «Все неясные вопросы приходится решать российским спецслужбам с помощью специфических методов для того, чтобы понимать смысл происходящего, куда это все будет нацелено. Мы не имеем на руках никакой детализации планов партнеров», – констатировал Игорь Коротченко.

Главный редактор журнала «Национальная оборона», анализируя конфигурации выстраиваемой НАТО системы ПРО, выразил опасения, что объекты американской ПРО в Европе и сама ЕвроПРО будут обладать потенциалом перехвата российских баллистических ракет. «По мере того как Россия будет уменьшать свой ядерный потенциал, он будет все более и более подвержен возможности нейтрализации в условиях реальных боевых действий. Это вызывает у специалистов очень сильную тревогу», – подытожил он.

Диалог прекращать нельзя

Заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов в целом отнесся позитивно к заседанию СРН в Брюсселе. Как ему представляется, значение подобных диалогов остается по-прежнему достаточно важным. «Российская позиция здесь сформулирована достаточно жестко, – напомнил он. – Президент Медведев в обращении к Федеральному Собранию заявил: если нам не удастся достичь согласия по ПРО, тогда нас ожидает в ближайшее десятилетие новый виток гонки вооружений. Россия будет вынуждена принимать решение об усилении своих наступательных вооружений».

Дмитрий Данилов уверен, что США на самом деле не дезавуировали свои планы размещения элементов ПРО в южных странах Европы – Болгарии и Румынии, поэтому сенсации здесь никакой нет. «Вопрос состоит в том, насколько удастся или не удастся совместить различные проекты в области ПРО. Вот США и НАТО удалось первоначально достичь соглашений об объединении двух программ. Насколько это удастся с Россией – большой вопрос», – резюмировал он.

Заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН напомнил, что 9 июня произойдет знаковое событие – встреча Совета Россия-НАТО на уровне министров обороны, где стороны выложат на стол более конкретизированные предложения, которые будут обсуждаться с точки зрения возможности реализации совместного проекта в сфере ПРО. «Поэтому эта тема сейчас не идеологизируется, – добавил он. – Она больше вошла в русло технических возможностей, нежели политического перетягивания каната».

Как совместить несовместимое?

«Румынский сценарий» развития событий в области ПРО вызвал у экспертов неоднозначные оценки. Тем не менее, военный аналитик, политолог и журналист Александр Гольц думает, что переговоры относительно будущего ПРО продолжатся, в том числе в рамках Совета Россия-НАТО. «Хотя экспертам более-менее понятно, что совместить противоракетные системы России и США полностью невозможно, – комментирует он. – Возможен лишь какой-то паллиатив. Например, создать центр обмена информацией, использовать каким-то образом российские станции предупреждения о ракетном нападении и так далее».

На его взгляд, в конечном счете речь идет о политическом решении. «Россия в какой-то момент может сказать: “Да, теперь мы сотрудничаем и готовы подписать соответствующий документ”», – предполагает Александр Гольц.

По его оценке, если подходить с формальной точки зрения, то крест на инициативе президента Медведева о совместной ПРО еще не поставлен. «Медведев вел речь о сотрудничестве с НАТО в области ЕвроПРО, архитектура и параметры которой только определяются, – пояснил он. – И в рамках определения этих параметров идут переговоры о месте и участии России. В Румынии будут создаваться элементы американской ПРО на основе двухсторонних отношений между Бухарестом и Вашингтоном. Не исключено, что в перспективе она войдет в ЕвроПРО».

Одновременно аналитик полагает, что Россия весьма настороженно отнеслась к этому соглашению, поскольку продолжает настаивать на том, что без ее участия создание любой противоракетной обороны будет угрожать ядерному потенциалу РФ. «Это не соответствует действительности, но тем не менее, российская позиция такова», – заключает он.

Фантазии на тему гарантий

Требования МИДа РФ юридических гарантий от США Игорь Коротченко назвал нереалистичными. «Я понимаю так, что это был некий политический демарш. Какие юридические гарантии могут дать США? Гарантии могут быть даны в рамках определенных договорных обязательств, которых в данном случае нет. Поэтому такие требования безосновательны», – уточнил эксперт. Он абсолютно уверен, что демарш Москвы не будет удовлетворен.

Александр Гольц считает, что в принципе гарантии, о которых заявил МИД, возможны. «Но для этого американский Конгресс должен юридически закрепить такой документ», – отмечает он. У него большие сомнения относительно реалистичности подобной постановки вопроса.

Дмитрий Данилов полагает, что речь идет об идее подписания совместной декларации о «ненаправленности» действий партнеров. «Это позволило бы в любом случае смягчить разногласия, если они будут сохраняться, не доводить их до острой кризисной фазы. С другой стороны, в перспективе рано или поздно потребовалось бы разработать меры транспарентности, взаимного контроля и так далее», – обобщил он.

Совет Россия-НАТО, учрежденный в 2002 году, представляет собой механизм для консультаций, достижения консенсуса, сотрудничества, принятия совместных решений и совместных действий. В рамках СРН страны-члены НАТО и Россия сотрудничают как равноправные партнеры по широкому ряду вопросов безопасности, представляющих взаимный интерес.

Новости России читайте в рубрике «Россия»

XS
SM
MD
LG