Линки доступности

«И это все о ней» – Россия на саммите НАТО в Лиссабоне


Дмитрий Медведев и Андерс Рассмуссен (архивное фото)

Дмитрий Медведев и Андерс Рассмуссен (архивное фото)

Накануне президент России Дмитрий Медведев дал официальное согласие принять участие в саммите НАТО в Лиссабоне, проведение которого намечено на конец ноября.

Это означает, что Совет НАТО-Россия, приостановивший свою работу два года назад, состоится. Многим это внушает надежду на то, что странам-членам альянса удастся договориться с Россией по целому ряду вопросов.

«Я надеюсь, что в Лиссабоне произойдет новое рождение Совета НАТО-Россия. Мне даже хочется назвать это ренессансом. Активный диалог с Россией нам крайне необходим. Я не рассматриваю НАТО как защищающийся альянс, ресурсы которого должны быть направлены против России. При этом я надеюсь, что на заседании Совета НАТО-Россия в Лиссабоне россияне будут подготовлены к тому, чтобы работать с членами альянса», – заявил в Вашингтоне бывший директор Департамента оборонной политики и контроля над вооружениями Национального совета безопасности США Фрэнк Миллер.

У НАТО к России, как подчеркивают эксперты, много вопросов и предложений. Страны-члены альянса полагают, что необходимость расставить точки над i в сферах ядерного урегулирования и стратегического партнерства назрела давно.

Одна из главных проблем, решение которой без участия России станет проблематичной для НАТО, – ядерное будущее альянса и противоракетная оборона.

Аналитики полагают, что саммит НАТО в Лиссабоне станет самым важным событием для альянса за последние 10 лет. Генеральный секретарь альянса Андерс Фог Расмуссен заявил, что члены НАТО на саммите должны внести изменения в Стратегическую концепцию альянса и добавить в список миссий альянса понятие территориальной противоракетной обороны.

Россия – «неизбежная»

Многие члены НАТО убеждены, что к построению противоракетного щита в обязательном порядке надо привлекать Россию. Однако российское руководство, по словам специалистов, нужно убедить в том, что альянс не представляет угрозы для России и что щит, если и будет развертываться, то только для того, чтобы противостоять иранской угрозе.

«Договоримся ли мы с президентом Медведевым, когда он приедет в Лиссабон, – вопрос открытый. Я бы сказал, мы продвинемся настолько далеко, насколько сможем», – заявил Детлеф Вахтер, представляющий Германию в Институте Карнеги в Вашингтоне.

Защита – не единственная проблема для НАТО. Альянс пытается пересмотреть подход к ядерным арсеналам, которыми обладают его члены. Единой точки зрения на этот счет нет. Германия, к примеру, всегда настаивала на радикальном уменьшении количества тактического ядерного оружия в Европе, при этом подчеркивая, что проблему необходимо рассматривать в широком контексте соглашения по контролю вооружений с Россией.

Ядерная составляющая для НАТО всегда была неизменной. Взгляд на нее изнутри альянса со временем менялся. В апреле в Таллине Хиллари Клинтон внесла предложение о том, что НАТО должен сохранить свой ядерный статус с коллективной ответственностью всех членов, уменьшив, однако, роль ядерных вооружений в военной стратегии альянса. Госсекретарь США также предложила членам НАТО сконцентрироваться на противоракетной обороне и сотрудничестве с Россией в области контроля над ядерными вооружениями.

«Любые изменения в ядерной политике НАТО (такие как вывод или переброска вооружений) должны быть результатом, а не предварительным условием для переговоров с Москвой», – подчеркивает Детлеф Вахтер.

Фрэнк Миллер в свою очередь добавляет, что страны-члены альянса должны вести переговоры с Россией, учитывая специфику российского подхода к «ядерным обязательствам».

«Еще один момент, который члены НАТО должны обсудить с Россией – огромный дисбаланс в объеме ядерных запасов, находящихся в распоряжении стран НАТО и России. Я ни в коем случае не пытаюсь демонизировать в этом контексте Россию, но, вместе с тем, стоит помнить, что НАТО очень ощутимо уменьшил свои ядерные запасы с конца 80-х годов прошлого века, – подчеркивает эксперт. – В 1991 году произошло ощутимое изменение в составе и конфигурации ядерных сил в рамках решения НАТО довести ядерные вооружения, находившиеся в распоряжении альянса, до минимально допустимого для безопасности альянса уровня. Тогда еще СССР и потом Россия объявили о своей приверженности ядерному разоружению и устранению большей части ракет ближнего радиуса действия. Этого, однако, так и не произошло. На сегодняшний день, по средним оценкам, у России, где-то три – пять тысяч единиц тактического ядерного оружия. Это огромное число и оно никак не совпадает с декларациями России о готовности разоружаться».

Политики и эксперты в Вашингтоне при этом надеются, что дискуссия с Россией в Лиссабоне, если и не приведет к прорывам то, по крайней мере, будет иметь форму конструктивного диалога о ядерной политике, доктринах и прозрачности процесса разоружения. Совет НАТО-Россия в этом контексте рассматривается как инструмент, благодаря которому Европа наконец станет безъядерной.

Новости России читайте здесь

Новости США читайте здесь

  • 16x9 Image

    Юлия Савченко

    Журналист-международник cо стажем работы в России, Центральной Азии, Великобритании и США. На Русской службе "Голоса Америки" - с 2010 года. Освещает темы политики, международных отношений, экономики, культуры. Автор и ведущая программы «Настоящее время. Итоги»

XS
SM
MD
LG