Линки доступности

Российские националисты – единство и борьба


Российские националисты – единство и борьба

Российские националисты – единство и борьба

Объединиться в России не могут не только либералы и демократы, но и их извечные оппоненты из ультраправого лагеря, отмечают эксперты

Проект концепции миграционной политики в России на ближайшие 14 лет предусматривает отмену действующего механизма квотирования иностранной рабочей силы и разрешений на временное проживание иностранцев, сообщил в четверг 28 апреля директор Федеральной миграционной службы РФ Константин Ромодановский.

По словам Ромодановского, причиной для такого решения стала сложная демографическая ситуация в стране и потребность в рабочей силе в связи с выходом из экономического кризиса. Тем более что административные попытки сдержать приток рабочих мигрантов (прежде всего из Центральной Азии и Кавказа) все равно не работали, подчеркнул глава ФМС, и поэтому «мнение о том, чтобы прежний механизм квотирования ушел в небытие, получило больше сторонников, чем противников».

Кто становится жертвами националистов

Если у большинства предпринимателей решение Федеральной миграционной службы вызывает одобрение, то российские националисты выступают против. По данным Левада-центра, лозунг «Россия для русских» в настоящее время поддерживают 58% россиян, то есть на 15% больше, чем в 1998 году.

В свою очередь информационно-аналитический центр «СОВА» сообщает, что жертвами расистских и националистических настроений в 2010 году стали 37 человек. Во время встречи с журналистами в петербургском Институте региональной прессы (ИРП) директор центра «СОВА» Александр Верховский заметил, что пик расистского насилия приходился на 2008 год, а сейчас пошел на спад. «Не потому, что в обществе прибавилось толерантности. Просто сажать стали больше», – заметил Верховский и пояснил, что в прошлом году обвинительные приговоры были вынесены 77 участникам расистских нападений.

При этом обвиняемые зачастую утверждают, что их действия были ответом на преступления, якобы совершаемые мигрантами. В беседе с корреспондентом «Голоса Америки» старший научный сотрудник Российского этнографического музея Дмитрий Дубровский отметил, что авторы подобных заявлений по сути берут на себя следственные функции. «Но самое поразительное, что страдают от этого невинные люди. А преступники на 99% не оказываются в числе тех, на кого нападают так называемые “белые братья”. Поэтому здесь, во-первых, речь идет о неправовом характере действий, а во-вторых, эти действия безадресные, потому что “белые братья” боятся нападать на реальных преступников, которые, как правило, вооружены и опасны. Поэтому их жертвами становятся беззащитные и безобидные экономические мигранты», – поясняет эксперт, участник встречи в ИРП.

На пресс-конференции в Институте региональной прессы присутствовал один из представителей петербургского отделения «Движения против нелегальной иммиграции» (ДПНИ). Он заявил, что члены этой организации (чья деятельность ныне приостановлена решением Генпрокуратуры) не причастны к нападениям на мигрантов, и подтвердил, что сейчас идет работа по созданию новой организации. По некоторым сведениям, партнером ДПНИ может стать запрещенный «Славянский Союз», а сама новая организация будет носить название «Русский народ».

Каддафи – «свой парень» или «инородец»?

Недавно появились сообщения о том, что около десяти националистических организаций намерены провести собственное шествие 1 мая в крупнейших российских городах. Между тем, эксперты сомневаются в том, что националистам удастся создать более-менее устойчивую коалицию. К примеру, если одни относятся с нескрываемой симпатией к Муаммару Каддафи, то для других неприемлема сама мысль о каком-либо сотрудничестве с «инородцами», тем более – с мусульманами.

Александр Верховский в этой связи отмечает: «Принципиальные расисты типа “Белой силы” и других не симпатизируют Каддафи. Скажем, когда была резня в Южной Осетии, они говорили: “Это не наше дело, пусть они там перережут друг друга, нас это не касается”. А для тех, кто пропитан “имперским пафосом”, и Каддафи, и в недавнем прошлом Саддам Хусейн – свои люди, потому что они – враги Америки. И этот “имперский пафос” важен для российского национализма, поскольку еще недавно страна была империей и в сознании многих людей таковой и остается».

Директор центра «СОВА» отмечает, что в националистической среде идет бурная дискуссия между так называемыми «имперцами» и теми, кто ратует за чистоту расы и выступает за создание «чистого с этнической точки зрения государства». Среди этих людей, рассказывает Александр Верховский, популярны такие деятели, как Юзеф Пилсудский, но ни в коем случае не лидеры мусульманских стран. И расхождения между «имперцами» и сторонниками «чистоты расы» будут нарастать, прогнозирует эксперт.

Свою точку зрения по поводу поддержки частью российских националистов Каддафи в телефонной беседе с корреспондентом «Голоса Америки» высказал и президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. По его словам, этот феномен не имеет отношения к межэтническим или межконфессиональным проблемам, а лишь к исторически сложившимся взаимоотношениям Запада с одной стороны и Российской империи и ее преемниками – с другой.

«Мы – традиционные конкуренты, – говорит Сатановский. – Со времен, когда Ивану Грозному отказали в браке с королевой Англии. Когда гетман Полуботок увел у Петра Первого свой бочонок с золотом и положил его в британские банки, где это золото прирастает до сих пор. Когда Российская и Британская империи соревновались в большой геополитической игре».

«И с тех пор, – продолжает ученый, – мало что изменилось. Разве что сегодня мы соревнуемся не между Санкт-Петербургом и Лондоном, а между Москвой и Вашингтоном. Еще в древности говорили: еретик – хуже иноверца».

«Поэтому в действительности очень близкие к нам Соединенные Штаты с точки зрения всех наших националистов – это соперник. А далекий и мало представимый в качестве какой-то интегральной части с нашей страной Каддафи как минимум не вызывает такого рода ощущений», – подчеркивает Евгений Сатановский и добавляет, что в национал-патриотических кругах России поддержкой пользуются все, кто враждебно относится к Америке. Хотя бы потому, что им легче представить себя на месте Слободана Милошевича, Муаммара Каддафи или Саддама Хусейна, чем на месте тех, кто стремится установить демократию и порядок, пусть даже во главе военно-экспедиционного корпуса.

В российском ультраправом тренде нет места либерализму

Участники дискуссии в Институте региональной прессы неоднократно упоминали, что в Западной Европе растет популярность правых партий, выступающих за ограничение иммиграции из мусульманских стран и за более жесткое отстаивание своих национальных традиций.

В этой связи Александр Верховский отмечает, что в России среди активистов ультраправых партий неизбежно присутствуют люди с криминальным прошлым, даже если совершенные ими преступления не раскрыты. «И это существенно отличает их от “новых правых” в Австрии или в Нидерландах. В Европе есть некая дистанция между политическими ультраправыми и уличными боевиками неонацистского толка. На Западе есть ультраправые обыватели, из которых рекрутируются сторонники партий, выступающих против иммигрантов из стран третьего мира. А в России этой прослойки не существует, во всяком случае – пока», – отмечает директор центра «СОВА».

Еще одно существенное отличие европейских ультраправых от российских подметил Дмитрий Дубровский: «Дело в том, что в Европе антиисламские настроения – либеральные. Ведь там “новые правые” говорят: мы за европейские ценности, мы за права человека. А вот те, кто приезжает, против всего этого. Об этом, в частности, говорит лидер голландской Партии свободы Герт Вилдерс».

«А российские националисты исповедуют совершенно другую идеологию. Их политический проект – отнюдь не либеральный и не связан с правами человека и другими гуманистическими ценностями. Поэтому их ненависть к мигрантам имеет совершенно другой характер. В этом смысле европейский и российский ультраправые тренды – абсолютно разные», – заключает Дмитрий Дубровский.

Другие материалы о России читайте в рубрике «Россия»

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG