Линки доступности

Владимир Путин и «Валдай»


Владимир Путин на встрече с участниками международного дискуссионного клуба «Валдай». Резиденция Ново-Огарево, Московская область. 25 октября 2012 года

Владимир Путин на встрече с участниками международного дискуссионного клуба «Валдай». Резиденция Ново-Огарево, Московская область. 25 октября 2012 года

Российские эксперты комментируют встречу российского лидера с членами Международного дискуссионного клуба

Вопросы российской и международной экономики, а также отношения России с Европейским союзом стали основными темами встречи Владимира Путина с участниками международного дискуссионного клуба «Валдай». По мнению экспертов, опрошенных Русской службой «Голоса Америки», ответы Путина экспертам клуба были «очевидными».

Судя по тому, с каким постоянством иностранные политологи и эксперты приезжают на Валдай, какие-то цели клуб оправдывает, считает член научного совета Московского Карнеги центра, директор Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН Алексей Арбатов.

«Эти эксперты имеют возможность встретиться с высшими руководителями, с российскими коллегами. Если иностранцы приезжают, значит, какие-то задачи клуб выполняет. Если бы не выполнял, то никто бы и не приезжал», – рассказал Арбатов Русской службе «Голоса Америки».

Конечно, мы 50 процентов бюджета наполняем за счет реализации нефтегазовых товаров. Но если пересчитывать на ВВП в целом, то доходы нефтегазового сектора сокращаются. И мы планируем, что доходы нефтегазового сектора по отношению к ВВП будут сокращаться и дальше
На заседании клуба накануне Путин заявил, что Россия предпринимает усилия по диверсификации экономики в связи с «вызовом испытания дешевым минеральным сырьем». К таковым усилиям, продолжил Путин, относятся программы по энергосбережению и развитию нанотехнологий, авиации, биомедицины и космической отрасли.

«Конечно, мы 50 процентов бюджета наполняем за счет реализации нефтегазовых товаров. Но если пересчитывать на ВВП в целом, то доходы нефтегазового сектора сокращаются. И мы планируем, что доходы нефтегазового сектора по отношению к ВВП будут сокращаться и дальше», – заявил Путин в четверг 26 октября, отвечая на вопрос старшего советника президента германо-российской внешнеторговой палаты Александра Рара, сообщает пресс-служба Кремля.

Российский лидер отметил, что модель развития экономики, основанная на минеральных ресурсах, себя исчерпала.

«Но, естественно, если цены держатся достаточно высокими, было бы странно, если бы мы продавали свое сырье ниже мировых цен. Это нелепо просто. А если мы продаем их по мировым, по высоким ценам, то, соответственно, и получается наполнение федерального бюджета за счет этих источников. Это естественная вещь», – сказал Путин.

Все знают, что продажа Россией углеводородов обеспечивает более 50 процентов бюджета. Это общеизвестно и признавать тут нечего
Признанием абсолютно очевидных вещей назвал высказывания Путина Алексей Арбатов.

«Все знают, что продажа Россией углеводородов обеспечивает более 50 процентов бюджета. Это общеизвестно и признавать тут нечего», – сказал эксперт.

Экономист и политолог Михаил Делягин рассказал Русской службе «Голоса Америки», что шаги российского правительства по диверсификации экономики носят, скорее, гомеопатический эффект.

«Путин совершенно прав — некоторые правительственные программы способствует диверсификации российской экономики. Проблема в том, что это диверсификация в абсолютно гомеопатических дозах, которая очень слабо заметна, – сказал эксперт. – Мы действительно увеличим производство гражданских самолетов, введем в практику некоторые новые элементы энергосбережения... Однако все это не переломит совершенно негативную и порочную текущую ситуацию с экономикой России».

По словам Делягина, половина бюджета России действительно пополняется за счет продажи нефти и газа, что общеизвестно и очевидно: «Однако проблема не в том, сколько денег от продажи нефти получает Россия, а в том, как она их использует».

Россия не Европа

Кризис в Европе, по словам Путина, российской проблемой не является. Однако Россия считает, что еврокризис связан не только с долгами, а носит технологический и политический характер. Если объединить технологические возможности Евросоюза и России, «синергетический эффект был бы колоссальным», но на деле стороны «не могут никак договориться по безвизовому режиму».

«Это нереалистично, мы с вами прекрасно понимаем, ни по территории, ни по укладу экономики. Но что, на мой взгляд, следовало бы делать, безусловно, нужно искать пути сближения и использовать синергию от сложения усилий России и наших европейских партнеров», – сказал Путин, отвечая на вопрос бывшего премьер-министра Польши Юзефа Олексы.

По словам заведующего отделом европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрия Данилова, «в практической политике вступление России в Европейский союз не стоит в повестке дня. Путин лишь подтвердил совершенно очевидную вещь. Если говорить о тех принципах, о которых договорились Россия и ЕС за все время сотрудничества — это стратегической партнерство с взаимным сближением и построение общих пространств».

Вступление в ЕС подразумевает то, что страна-претендент проходит долгий путь, принимая на себя всю европейскую нормативную базу.

«Для России — это вообще не может считаться вариантом и учитывая то, что подобная перспектива очень серьезно осложнит жизнь самому Европейскому союзу. Вместе со вступлением России в Европейский Союз – ЕС просто перестанет существовать», – резюмировал Данилин.

Экономический и политические проблемы вряд ли позволят России вступить в Европейский Союз, считает Алексей Арбатов.

«С российской государственно-монополистической экономикой, коррупцией, отсутствием защиты прав частной собственности, экспортно-сырьевой ориентации Россия совершенно не может вступить в ЕС. Нефть и газ Европа и так получает, – сказал эксперт. – С демократией есть проблемы... Путин все правильно сказал... Это нереалистично».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG