Линки доступности

Что стоит за «прилунением» к 2018 году

Сообщения, появившиеся в российских СМИ во второй половине июля, произвели впечатление, близкое к разорвавшейся бомбе. «Россия панирует «прилуниться» к 2018 году», «Россия приступила к разработке пилотируемых кораблей для полетов на Луну», «Испытательные пуски начнутся в 2015 году».

Было от чего закружиться голове. Неужели конец застою в российской космонавтике, от былого величия которой осталось только лидерство в количестве ежегодных пусков? (Впрочем, и по этому показателю, по крайней мере в первой половине 2012 года, Китай обошел Россию.)

Причем, окончиться этот застой должен совсем скоро, если уже не закончился. Ведь 2015 год не за горами. Значит, одно из двух: либо Россия в течение ряда лет «втихаря» разрабатывала новый космический корабль и сейчас в старом советском духе решила удивить мир, явив ему этот корабль, как кролика из шляпы. Либо руководство России решило «по-аполлоновски» (в смысле, как это было в США во времена осуществления программы «Аполлон») подойти к национальной космической программе. Для этого оно, наряду с серьезным увеличением финансирования космической отрасли, сосредоточило все ее ресурсы и усилия на «направлении главного удара», нацеленном на Луну.

Но так ли это?

Обогнать «Орион», а за ним и «Дракон»?

Названия эти хорошо известны интересующимся космонавтикой. «Орион», или, как его еще именуют «Многоцелевой пилотируемый корабль» (Multi-Purpose Crew Vehicle – MPCV) – это корабль, который создается компанией «Локхид Мартин» за деньги и под эгидой НАСА, а потому считается «государственным» кораблем Америки. Что же касается «Дракона», то это «детище» компании «Спэйс Экс», которая все работы по его разработке и постройке оплачивает в основном из собственного кармана, отчего «Дракон» считается «частным» кораблем.

Итак, «Орион» создается с 2005 года. Заложен он был под отмененную президентом Бараком Обамой программу «возвращения на Луну» президента Джорджа Буша-младшего. Программу отменили, но корабль оставили. И в самом деле – не летать же Америке бесконечно на «Союзах».

Ведь в 2004 году, за год до того, как был «зачат» «Орион», Белый дом и Конгресс решили списать шаттлы не позднее 2011 года, а после этого какое-то время «возить» астронавтов США на станцию на российских кораблях. Это был вынужденный и нежелательный для Америки шаг - других космических средств, которые могли бы доставить ее посланцев на орбиту, у НАСА не было.

В этом году программа «Орион» отметила свое семилетие. До первого старта этого корабля с экипажем осталось еще, как минимум 3 года. Что касается «Дракона», то он создается с 2004 года. К настоящему времени совершил три успешных испытательных полета и, по прогнозу главы «Спэйс Экс» Элона Маска, сможет отправиться в первый полет с астронавтами уже в 2015 году.

Подведем небольшой итог: «Орион», возможно, полетит с экипажем через 11 лет после начала его проектирования, «Дракон» – через 12 лет, а Россия намерена аналогичный промежуток времени сократить до 3 лет. Если речь не идет об очередной модификации «Союза» (который, вспомним, изначально создавался для полетов к Луне), то за три года российская космическая отрасль, выполняющая задачу, как горько пошутил руководитель одного из космических предприятий России, «сохранить заданные темпы отставания», сможет создать лишь ядро и пушку для очередного полета барона Мюнхгаузена на естественный спутник Земли.

Но даже если речь идет о модификации «Союза», то в любом случае для его лунного «вояжа» придется создавать разгонную ступень, своего рода «буксир», который «оттащит» корабль к Луне, а после – вернет на Землю.

Уточнение

Правда, через несколько дней после появления этой лунной «сенсации», один из руководящих работников РКК «Энергия» пояснил в интервью «Голосу Америки»: речь идет о том, чтобы к 2015 году запустить не корабль, а лишь закончить разработку его проекта. Это звучит уже несколько более реалистично, если бы не одно «но». Вы можете представить себе конструкторов, которые стали бы проектировать палубу океанского лайнера не имея ни самого лайнера, ни даже идеи о том, какого он будет размера? Звучит невероятно. Но примерно такая задача поставлена перед российскими разработчиками сменщика «Союза».

Дело в том, что неясно, какая ракета-носитель (РН) будет «выталкивать» новый корабль на орбиту. Рождающаяся уже более 10 лет в муках «Ангара» почти со 100% вероятностью будет стартовать с Плесецка, где нет инфраструктуры для обеспечения пилотируемых стартов, да и орбитальное наклонение которого будет «съедать» заметную часть полезной нагрузки. Значит, нужен другой носитель, который должен стартовать либо с Байконура, либо с «Восточного» - строящейся на Дальнем Востоке новой «космической гавани» России. Но этого другого РН пока нет и в помине.

Кроме того, космонавты высказывают серьезные сомнения относительно безопасности стартов с «Восточного». Ведь в случае отказа носителя, падать придется в часто штормящее и нередко закрытое тучами Берингово море, что значительно затруднит поиски и эвакуацию «аварийного» экипажа.

Сделаем вывод: российские конструкторы не смогут начать проектирования нового корабля до тех пор, пока не станет ясно, какой носитель будет выводить его на орбиту. Под его мощность и будет создаваться преемник «Союза».

А при чем тут вообще Луна?

Вопрос далеко не праздный. Президент Обама закрыл в 2010 году лунную программу Буша-младшего потому, что американским ученым и конструкторам стало к тому моменту ясно: в настоящее время перед человечеством нет таких задач на Луне, для решения которых потребовалось бы создать технологии и технику, принципиально отличные от «аполлоновских». А если так, то не нужно тратить время и средства на возрождение старого. Куда разумнее наметить в космосе те цели, ради достижения которых понадобится придать качественный импульс развитию науки и техники.

Импульс же этот может быть обеспечен лишь стремлением к целям в «дальнем космосе», за пределами лунной орбиты. Поэтому Белый дом и Конгресс поставили перед НАСА задачу: астронавты США должны добраться к середине четвертого десятилетия нынешнего века, как минимум, до окрестностей Марса, по пути, возможно, совершив «остановку» у какого-либо астероида.

Но порой, несмотря на довлеющее (особенно это было очевидно при прежнем руководстве Роскосмоса) иррациональное стремление «прицепить» российскую космонавтику к американской, те, кто отвечают за формирование космической политики России, словно следуют принципу, провозглашенному в свое время Владимиром Маяковским: «У советских - собственная гордость, на буржуев смотрим свысока!». «Дернулись» в свое время к Луне (когда пытались любой ценой «влезть» в лунную программу Буша-младшего) – значит надо продолжать!

И вот уже член руководства одного из институтов РАН, занимающихся исследованием космоса, вполне серьезно предлагает нынешнему главе Роскосмоса Владимиру Поповкину включить в Федеральную космическую программу «освоение Луны, как освоение седьмого континента Земли». Ну, прямо в духе ретивых комсомольцев конца 1950-х – начала 1960-х годов: «Без тени сомнения, отважно и рьяно взрастим кукурузу на дне океана!».

Ну а теперь серьезно, что там такое на Луне, что нужно было бы осваивать? Про исследования говорить не будем. Походить по Луне, поотбивать молоточком кусочки от скал, пособирать камушки, понабирать ведерки лунного грунта, чтобы в итоге привезти на Землю не 382 (как «аполлоновцы»), а 800, или 1 500 килограммов лунных образцов – эта цель достойна «нарождающихся» космических программ, типа китайской, или индийской, но никак не России.

Освоение – другое дело. Это – экономически выгодное предприятие, которое должно, как минимум окупить сделанные в него вложения. Посмотрим, как этот принцип работает применительно к Луне.

Мнение доктора Шмитта

Харрисон Шмитт – первый и пока последний ученый, побывавший на Луне. Пробыл он там в декабре 1972 года почти трое суток в составе экипажа «Аполлона-17», с окончанием миссии которого закончилась программа «Аполлон». Так что Шмита иногда называют и последним человеком на Луне.

В 2006 г. из печати вышла его книга под названием: «Возвращение на Луну» (Return to the Moon). В ней он проанализировал все причины, по которым людям, возможно, когда-нибудь вновь понадобилось бы отправиться на Луну, и сделал однозначный вывод: «Той «морковкой» с точки зрения экономики, окружающей среды и национальной безопасности, ради которой имело бы смысл вернуться на Луну, является доступ к недорогому ядерному топливу гелий-3». Все. Больше ничего.

Итак, гелий-3. Но позвольте, разве 7 лет назад космическое сообщество России уже не «тряслось» в гелиевой «лихорадке»? Идея добычи этого изотопа на Луне была выдвинута тогдашним главой РКК «Энергия». Есть достаточно оснований полагать, что именно таких, как он, имел в виду Поповкин, когда сказал, что за прошедшее десятилетие было немало случаев, «когда на должности руководителей российских космических предприятий назначались люди, ни по своему опыту, ни по подготовке, ни по личным качествам этим должностям не соответствовавшие».

Но… как это нередко бывает на Руси, если «барин» сказал, что «крокодилы летают», значит, летают. На «Энергии» столь серьезно принялись готовиться к экспедиции на Луну за гелием-3, что даже Роскосмос был вынужден официально дезавуировать эти планы, назвав их не иначе, как «приступом лунатизма». Через некоторое время тот глава РКК «Энергия» был снят со своей должности.

Но если мы сказали «гелий-3», то давайте все-таки разберемся, что это за «магический элемент».

Досье на гелий-3

Действительно, есть мнение, что «солнечный изотоп» гелий-3 сулит невиданные энергетические блага человечеству при использовании в качестве термоядерного топлива. По некоторым оценкам на Селене его содержится от 450 000 до 4,6 млн. тонн. Термоядерный реактор, работающий на синтезе гелия-3 и дейтерия, будет отличаться сравнительной экологической чистотой.

Однако, по подсчетам Тимоти Свиндла, профессора геофизики из университета штата Аризона, среднее содержание гелия-3 в лунной почве составляет 1 грамм на 100 тонн. Таким образом, чтобы добыть за год тонну данного изотопа потребуется «перелопатить» 100 миллионов тонн лунного грунта, или 7 квадратных километров поверхности Селены. Это означает, что через несколько лет место добычи гелия-3 на Луне можно будет уже без труда различить с Земли в обычные бинокли. Техники для работ подобной сложности и масштаба нет даже в проекте.

Кроме того, в настоящее время наиболее перспективным и осуществимым направлением термоядерной энергетики является развитие реакторов, работающих на изотопах водорода - дейтерии и тритии. Оба этих элемента находятся практически в неограниченном количестве в мировом океане.

Но даже если доставить гелий-3 на Землю, то неясно, как его использовать. По словам советника НАСА Джона Логсдона, «Лететь в обозримом будущем на Луну за гелием-3 все равно, что пятьсот с лишним лет назад отправить Колумба в Индию за ураном. Привезти-то он его, может быть, и привез, но еще почти полтысячи лет люди бы не знали, что с ним делать».

Мысль эту развил французский исследователь П.Е. Штотт в статье, опубликованной в августе 2005 года в британском журнале «Физика плазмы и управляемая реакция». «Даже при самых благоприятных обстоятельствах, - подчеркнул он, - зажигание реакции [дейтерия и гелия-3] предъявляет... куда более высокие требования к характеристикам плазмы, чем для [начала реакции] дейтерия и трития».

С ним полностью согласен академик Евгений Велихов – президент Российского научного центра «Курчатовский институт». По его словам, лететь на Луну за гелием-3, это «полный нонсенс, особенно теперь, когда практическое освоение земного водорода в интересах термоядерной энергетики приобретает реальные очертания». Кроме того, «прежде, чем привозить гелий, надо научиться его сжигать, для этого не надо лететь на Луну»,- подчеркнул он.

Видимо, такого же мнения придерживаются и американские эксперты, выступавшие на слушаниях по вопросам будущего исследования и освоения Луны. Слушания эти состоялись в апреле 2004 года в подкомитете по космосу и аэронавтике комитета по науке Палаты представителей конгресса США. Вывод специалистов был однозначен: даже в отдаленном будущем добыча гелия-3 на Луне совершенно невыгодна

Опасность, которую представляют для отечественной космической программы планы добычи гелия-3 на Луне, состоит не только в том, что они могут отвлечь значительные интеллектуальные, производственные и экономические ресурсы страны от осуществления куда более реальных и менее дорогостоящих космических проектов, как, например пилотируемая экспедиция к Марсу. Резюмируя планы по «гелиодобыче» на Луне, академик Роальд Сагдеев – бывший директор Института космических исследований АН СССР сказал в интервью «Голосу Америки»: «Нынешнее стремление за лунными полезными ископаемыми способно окончательно дискредитировать пилотируемую космонавтику в глазах налогоплательщиков и политиков, представив ее в виде шулерства, нацеленного на бесконтрольное и неподотчетное изъятие колоссальных средств из государственного бюджета».

Но если не за гелием-3, то за чем?

Есть две версии того, зачем российским ученым понадобилось отправить российских космонавтов на Луну.

Версия 1

В самой «вразумительной» и «конкретной» форме, в какую ее облекают некоторые члены РАН, она звучит примерно так: «Нынешняя Луна - не та, которую мы знали раньше». Но чем же «нынешняя» Луна отличается от «прежней»? Ответ российского академического сообщества на этот вопрос резюмировал главный редактор журнала «Новости космонавтики» Игорь Маринин (интервью опубликовано на сайте «Голоса России»):

«Сейчас на Луне обнаружены довольно большие запасы воды. А это значит, что
для освоения Луны не надо туда везти воду с Земли. Получается, что и энергию, и кислород, и многие другие химические вещества, составляющие топливо, можно будет получать прямо на Луне. Поэтому освоение Луны будет значительно дешевле, чем представлялось в 70-е годы».

Значит, вода. Действительно, складывается впечатление, что теперь экспедиции на Луну будут не сложнее и не дороже недельного турпохода по тайге: в лесу есть родники и ручьи, таким образом можно не тащить с собой тяжеленные баллоны с водой, а других сложностей, естественно, не предвидится. Непонятно, правда, зачем лететь на Луну, чтобы пить воду (других более убедительных аргументов в пользу фактического повторения «Аполлона» не приводится).

Версия 2

Она также содержится в словах Маринина: «Российскую ракетную и космическую промышленность ждет хорошая перспектива сотрудничества с Индией и Китаем. Ранее представители Роскосмоса заявляли о том, что ведут переговоры с европейскими и американскими коллегами. Однако проекты с партнерами из Индии и Китая имеют намного больше шансов на успех».

Как известно, Китай и Индия, «нацелились» на Луну, намереваясь в течение ближайших 15-20 лет отправить туда пилотируемые экспедиции. С учетом того, что некоторые представители высшего управленческого звена российской космонавтики буквально одержимы идеей «международного сотрудничества» в космосе, полагая, что без этого сотрудничества Россия не в состоянии осуществить ни один масштабный проект, можно предположить, что российскую космонавтику просто «затачивают» под лунные планы Пекина и Дели.

Завет писателя Булгакова

Действительно – с Европой и Америкой не получилось. Ну не берут, и все тут! Не интересна им более российская космонавтика с ее технологиями полувековой давности и с установкой на «сохранение заданных темпов отставания». И на Луну Старый и Новый свет не хотят. Их цель – не топтаться на месте, а идти вперед. Так может удастся заинтересовать российскими лунными планами собравшихся на Луну космических «новичков» – Китай и Индию? Вдруг «клюнут»?

Может быть, и «клюнут». Известно, что на авиакосмических салонах, проходящих один раз в два года в подмосковном Жуковском, китайцы уже не обращают на выставленную там российскую авиатехнику, но еще толпами заполняют павильон Роскосмоса. Вот только какова будет цена этого «клевка» для России?

Представьте себе рыбака, забрасывающего удочку с приманкой на леща, или на щуку, но вместо этого приманку хватает акула. Рыбак не только не сможет вытянуть ее из воды, но и сам, если вовремя не выпустит из рук удилище, пойдет на корм хищнице. Вот, что может произойти с Россией в случае космического сотрудничества с Китаем.

Поднебесная рассматривает всякое научно-техническое взаимодействие с Россией лишь как способ перенять у нее знания, после чего благополучно забывает и о взаимодействии, и об «учителе». Один из наиболее ярких примеров этого - китайский истребитель J11, являющийся копией российского Су-27. Китай намерен поставлять его на экспорт, вытесняя с рынка Су-27. Таким же образом судьбу этого российского самолета разделит и российская космонавтика или, по крайней мере, тот ее сектор, который будет использоваться в лунном «партнерстве» с Поднебесной.

Замечу, что подобную политику Пекин проводит и в отношении других стран - научно-технических «доноров». Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть на китайские автомобили – копии «Тойот», «Мицубиси» и «Фольксвагенов».

Что же касается Индии, то здесь опасность «заимствования» российских космических технологий не так высока, ибо пилотируемая космическая программа этого государства находится еще в зачаточном состоянии. Но нет сомнений, что Россия, объединившись с Индией в космосе, поможет вырастить себе конкурента в той области, где еще сохраняет какое-то конкурентное преимущество.

Однако в любом случае, адаптация российской космической деятельности под Китай или Индию – это для России движение назад, а не вперед.

Апологетам же международного сотрудничества в космосе, которые обижаются на глухоту Америки и Европы к российским призывам к партнерству, рекомендую вспомнить завет Михаила Булгакова, содержащийся в его романе «Мастер и Маргарита». Помните? «Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами всё дадут».

Дадут, но лишь в том случае, если российская космонавтика, подобно булгаковской Маргарите станет «королевой», каковой она была в 1970-е, 1980-е годы, когда могла предложить сначала корабль «Союз» для проекта «Аполлон-Союз», потом станцию «Мир» для проекта «шаттл-Мир», а после - модули для МКС. В современных же условиях она сможет обрести «королевский» статус лишь в том случае, если самостоятельно «пойдет» в «дальний космос».

Вот тогда Европа и Америка почувствуют в ней равную, и заинтересуются в сотрудничестве с ней. В противном случае России придется выполнять роль учителя-подмастерья способных и амбициозных учеников, а после, глядя на их успехи, утешаться мыслью о том, что «ученики всегда должны обогнать своего учителя».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG