Линки доступности

«Мистраль»: боевая единица или представительcкий корабль?

  • Анна Невская

«Мистраль» у пирса в Санкт-Петербурге

«Мистраль» у пирса в Санкт-Петербурге

Москва решила использовать вертолетоносцы «Мистраль», соглашение о строительстве которых Россия и Франция подписали в декабре 2010 года, как аргумент в споре с Японией в отношении Южных Курил. В минувшую среду РИА «Новости» со ссылкой на источник в Министерстве обороны РФ сообщило, что первые два корабля, построенные на французских верфях для России, будут переданы Тихоокеанскому флоту (ТОФ).

Информация оборонного ведомства выглядит практически прямым комментарием к словам президента РФ Дмитрия Медведева, который распорядился разместить на оспариваемых Японией островах Южно-Курильской гряды дополнительное вооружение. Однако эксперты «Голоса Америки» полагают, что на деле «Мистралям» предстоит нести скорее представительские, нежели военные функции.

Минобороны и раньше не скрывало своих намерений усилить новыми вертолетоносцами Тихоокеанский флот. Так, замминистра обороны РФ Владимир Поповкин еще в апреле прошлого года объяснял: «Закупать «Мистрали» за рубежом – не спонтанное решение. У нас на Дальнем Востоке не решен вопрос, с точки зрения Японии, с островами».

Тем временем, строительство вертолетоносцев не только не началось, но и стало предметом очередного конфликта между заказчиком контракта «Рособоронэкспортом» и одним из его исполнителей – Объединенной судостроительной корпорацией (ОСК), которая выиграла тендер в консорциуме с французской верфью DCNS. Как пишет газета «Коммерсантъ», стороны никак не могут договориться о том, кто именно – французская компания или российско-французский консорциум – будет являться официальной стороной в договоре со стороны исполнителя.

Стоит отметить, что постоянные конфликты вот уже около двух лет сопровождают переговорный процесс по «Мистралям», первое упоминание о которых относится к июлю 2009 года. Против покупки Россией кораблей во Франции в разное время выступали Пентагон и Грузия. Предположительный подрядчик строительства несколько раз менялся, пока по настоянию ОСК проект не выставили на международный тендер. Проект с самого начала вызывал возражения российских конструкторов, которые утверждали, что в России есть ресурсы для того, чтобы самостоятельно разработать такой корабль.

На этом фоне вопрос о том, для каких конкретно задач России понадобилось закупать во Франции корабли общей стоимостью более 1 млрд евро, остается открытым. Версию, что вертолетоносцы нужны для охраны Южных Курил от посягательств Японии, которую настойчиво продвигает Министерство обороны, главный редактор издания Moscow Defense Brief Михаил Барабанов считает маловероятной.

«Да, корабли будут базироваться на Тихом океане, и есть мнение, что их туда отправят по негласной договоренности с Францией, дабы уменьшить возражения со стороны восточно-европейских соседей, – говорит он. – Но к проблеме Южных Курил «Мистрали» уж точно отношения не имеют, поскольку их задача – дальнее экспедиционное присутствие и высадка десанта на необорудованное побережье в условиях господства своих сил на море и в воздухе. То есть назначение этих кораблей прямо противоречит любым реальным сценариям конфликта вокруг Курил».

«Южные Курилы относительно недалеко, – продолжает Михаил Барабанов. – Они и так контролируются Россией, а вероятность завоевания господства на море и в воздухе в борьбе против Японии сейчас, при нынешнем соотношении военных сил, выглядит малореально. Поэтому привязка «Мистралей» к Южным Курилам – просто попытки официальных лиц хоть как-то обосновать приобретение этих кораблей, непонятное никому». Наиболее правдоподобная версия покупки кораблей, по мнению эксперта, это политическая сделка в рамках дружбы России и Франции.

Источник, близкий к ОСК, выдвигает еще более простое объяснение. «Главкому просто очень понравился «Мистраль», потому что он комфортней, удобней российских кораблей и оборудован более свершенной системой связи. Наши проекты до сих пор выполняются с учетом требований 1970-80-х годов, такие корабли, конечно, могут выдержать ядерный удар, но для обитания человека мало пригодны. В Минобороны долго ломали голову над тем, как использовать «Мистрали», и придумали, что они могут быть использованы как мобильные командные пункты», – говорит источник.

О том, что внешний вид, комфорт среды обитания и технологии связи выходят на первый план среди конкурентных преимуществ военно-морской техники, в интервью корпоративному изданию ОСК говорит и президент корпорации Роман Троценко. «Посмотрите на опыт Великобритании, Америки и Франции, – цитирует корпоративное издание своего шефа. – С начала 1990-х годов в этих странах начинается волна отмен специализированных военно-морских стандартов в судостроении. Из-за чего? Из-за того, что гражданское судостроение стало более передовым, из-за того, что каюта и интерфейс навигационных систем на пассажирском лайнере более удобные, а двигатель имеет больший ресурс».

По мнению Романа Троценко, мировое кораблестроение приходит к тому, что комфорт помогает сконцентрироваться на выполнении боевых задач. «Чтобы все было продумано, чтобы все было удобно. Чтобы, когда человек спал, – он высыпался, и у него вентилятор в пятьдесят децибелов не шумел над ухом. Чтобы, когда он по тревоге выходил, – не цеплял плечами электрические шкафы, не рвал форму и экономил две секунды на выходе», – считает президент ОСК.

В качестве примера, к которому России следует стремиться в военном кораблестроении, Роман Троценко называет культовый проект американского флота Independence, поступивший на вооружение ВМФ США в январе 2010 года. В разработке Independence приняли участие не только военные инженеры, но и гражданские дизайнеры, что позволило создать футуристический корабль класса Littoral Combat Ship.

«Таким образом, всего один корабль перевернул представление о военных кораблях и вызвал общенациональный интерес к флоту», – говорит Роман Троценко. Перед «Мистралями» в России стоит сходная задача, считают эксперты «Голоса Америки».

Другие материалы читайте здесь

Перейти на главную страницу

XS
SM
MD
LG