Линки доступности

Эксперты считают, что у Москвы остался только один ближневосточный союзник, которому не суждена долгая жизнь

Влияние России на Ближнем Востоке постоянно уменьшается и в обозримом будущем может вообще исчезнуть. Уже сейчас Россия не играет никакой заметной роли в процессах, происходящих в этом крупном регионе. Все ее попытки сыграть какую-то позитивную роль в разрешении многочисленных кризисов последних лет закончились фиаско. Более того, у России нет никакой внятной стратегии действий на ближневосточном направлении, а «арабская» и «иранская» улицы смотрят на Москву не с любовью и интересом, а скорее, с неприязнью и подозрительностью.

К этим выводам пришли участники круглого стола «Стратегия России на Ближнем Востоке», который прошел в вашингтонском Фонде Карнеги за международный мир (Carnegie Endowment for International Peace).

Арабский мир

Марван Муашер (Marwan Muasher), вице-президент по исследованиям Фонда Карнеги, ранее занимавший посты министра иностранных дел и заместителя премьер-министра Иордании, считает, что события «арабской весны» стали последним гвоздем в крышке «гроба», в котором оказалось российское влияние на Ближнем Востоке.

Последним союзником Москвы остается режим Башара Асада в Сирии, однако маловероятно, что он просуществует долгое время. Муашер отметил, что ныне Асад – солдаты которого еженедельно убивают десятки граждан Сирии – крайне непопулярен в арабском мире, хотя ранее он пользовался большим уважением. Поддержку он получает только от Ирана и России, которая в разгар кризиса согласилась поставить ему большую партию вооружений, несмотря на то, что Сирия не расплатилась по предыдущим подобным сделкам.

«Несколько десятилетий назад арабы считали, что Советский Союз проводит принципиальную политику, помогая угнетенным в борьбе с империализмом, – отметил Марван Муашер. – Ныне, согласно общественному мнению в арабских государствах, Россия действует беспринципно, поскольку ее интересует лишь собственная выгода».

Алексей Малашенко, эксперт Московского центра Карнеги, напомнил о попытках России найти свою нишу на Ближнем Востоке. С начала 2000-х годов российские лидеры совершали визиты в этот регион и заключали крупные сделки с отдельными странами по продажам оружия, разработке нефтяных и газовых месторождений, строительству железных дорог и пр. Однако попытки увеличить влияние в регионе с помощью этих государств – в частности, Ливии, Египта и Алжира – закончились неудачей.

Непрактичной оказалась и идея позиционирования России как «моста» или посредника между Востоком и Западом. Результаты, по мнению Малашенко, оказались обескураживающими: роль Москвы в израильско-палестинском мирном процессе осталась скорее символической, неудачей завершились попытки России примирить Запад с Ираком, Ливией, Ираном и Сирией.

Впрочем, по прогнозу эксперта, если Башар Асад потеряет власть, Россия окажется единственной страной, где он сможет получить убежище.

«Россия предпочитала сотрудничать с харизматичными диктатурами, – сказал Малашенко. – Но с кем она будет налаживать связи после ухода Каддафи и Асада? У Москвы нет стратегии действий в новых условиях. Не уверен, что новые власти Египта и Туниса мечтают сотрудничать с Россией».

Иран

На фоне обострения кризиса вокруг иранской ядерной программы Россия де-факто стала одним из наиболее активных защитников Тегерана на международной арене. В свою очередь, иранские власти пытаются отвечать Москве взаимностью: показательно, например, что официальный Иран активно выступает в защиту мусульман (прежде всего палестинцев), однако никогда не критиковал силовые действия России на Северном Кавказе.

Эксперт Фонда Карнеги Карим Саджадпур (Karim Sadjadpour) напомнил о недавнем интервью главы МИДа Ирана Али Акбара Салехи одному из арабских телеканалов, в котором тот изложил свое видение ирано-российских отношений. По словам Салехи, США и НАТО пытаются окружить Россию цепью военных баз, и препятствием этому является лишь Иран, ставший единственным реальным союзником Москвы.

Сославшись на конфиденциальные источники, Саджадпур сообщил, что иранские спецслужбы ныне активно сотрудничают с российскими, причем уровень этого сотрудничества уступает лишь кооперации между Ираном и Сирией.

Однако отношения двух государств не идеальны: так, Иран крайне разочарован отказом Москвы продать ему современные комплексы ПВО; уровень экономического сотрудничества крайне невысок, более того, Иран и Россия де-факто конкурируют друг с другом на мировом рынке энергоносителей.

По мнению Саджадпура, сложно говорить о том, что союз двух держав может оказаться прочным, еще и потому, что иранский народ относится к России негативно. Иранцы обладают хорошей исторической памятью: они, например, не забыли, что в начале 19 века Российская империя отторгла у Ирана Южный Кавказ и часть Центральной Азии, а в середине 20 века СССР пытался присоединить иранский Азербайджан.

Показательна история 1979 года: тогда иранские студенты при негласной поддержке властей захватили посольство США в Тегеране, что стало причиной разрыва дипломатических отношений между этими государствами. Малоизвестно, что среди этих студентов был нынешний президент Махмуд Ахмадинежад, который тогда предлагал захватить не американское, а советское посольство.

«Не многие страны пользуются в Иране меньшей популярностью, чем Россия. Иранцы уверены, что нынешний режим остается у власти лишь благодаря поддержке Москвы и Пекина», – сказал Карим Саджадпур.

Отвечая на вопрос «Голоса Америки», Саджадпур отметил, что иранцы испытывают недовольство тем, что Тегеран предпочитает налаживать связи и оказывать многомиллиардную помощь арабам, но проявляет пассивность в исторической сфере интересов Ирана – в Таджикистане, Узбекистане и Туркменистане, которые Россия считает своим «задним двором».

Израиль

Отношения СССР и России с Израилем традиционно были сложными и противоречивыми. Однако, как считает старший корреспондент израильской газеты «Гаарец» в США Наташа Мозговая, ныне Россия и Израиль оказались в одной лодке, причем по совершенно различным причинам. В частности, Израиль и Россию объединяет то, что оба государства с подозрением относятся к сложному и противоречивому процессу, называемому «арабской весной».

Однако серьезные разногласия, по мнению Мозговой, сохраняются: к примеру, Россия поддерживает режим Башара Асада, а Израиль рассчитывает на исчезновение ключевого союзника Ирана на своих границах; недовольство Израиля вызывают поставки российского оружия государствам, которые способны передавать его террористическим организациям – в частности, ливанской «Хезболле», и официальные визиты лидеров ХАМАС в Москву. Кроме того, Израиль не очень заинтересован в том, чтобы Россия играла активную роль в урегулировании израильско-палестинского конфликта.

По просьбе корреспондента «Голоса Америки» Наташа Мозговая и Алексей Малашенко прокомментировали перспективу развития российско-израильских отношений. Эксперты сошлись во мнении, что они будут улучшаться. Мозговая связывает это с тем, что в Израиле проживает множество выходцев из России, и «если разрыв Москвы с арабским миром усугубится, то Москве просто не на кого будет ставить в этом регионе».

Алексей Малашенко подчеркнул, что «человеческий мост» в отношениях Израиля и России будет существовать всегда. «Чтобы его испортить, нужно изобрести новый Советский Союз. И чем больше исламские радикалы будут атаковать Израиль, тем больше симпатий эта страна будет вызывать у россиян», – отметил эксперт.

XS
SM
MD
LG