Линки доступности

Посланник российского президента пытается стать посредником в ливийском конфликте


Посланник российского президента пытается стать посредником в ливийском конфликте

Посланник российского президента пытается стать посредником в ливийском конфликте

Эксперты настроены пессимистично в отношении этого шага

Специальный представитель российского президента в Африке – Михаил Маргелов – встречается во вторник в Бенгази с лидерами ливийской оппозиции.

Аналитики внешней политики в Москве не предвещают особого успеха российским посредническим усилиям в ливийской гражданской войне.

Как указывает главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов, Россия мало что может предложить Ливии. По его словам, Каддафи не является близким партнером России, и у Москвы нет рычагов влияния на него. В этой связи ливийский лидер, скорей всего, отдаст предпочтение африканскому, а не российскому посредничеству.

На сегодняшний момент, отмечает Лукьянов, Муаммар Каддафи считает, что Москва занимает в ливийском конфликте сторону НАТО. После того, как в марте Россия не воспользовалась своим правом вето при голосовании в Совбезе ООН и тем самым позволила НАТО начать операцию по установлению бесполетной зоны над Ливией, Москва, по сути, два месяца наблюдала за ливийским конфликтом со стороны.

Затем, 10 дней назад, на саммите «Большой восьмерки» в Париже президент Медведев провел длительную беседу о Ливии с президентом Обамой. После этой встречи глава РФ заявил, что согласился стать посредником в переговорах. Медведев также объявил журналистам: «Режим Каддафи потерял легитимность, и он должен уйти».

После этих комментариев ливийские власти заявили, что отныне Россия выступает на стороне западных держав, пытающихся сместить Каддафи. В результате этого спецпредставитель российского президента не получил разрешения на визит в Триполи.

Маргелов заявил, что его задача – найти для ливийского лидера новый дом. В качестве стран, которые могут предоставить ему политическое убежище, он назвал Катар и Саудовскую Аравию. Российский посланник также упомянул, что западные страны изыскивают для Каддафи различные варианты – «от тихой жизни простого бедуина в ливийской пустыни» до подсудимого в Международном суде ООН в Гааге.

Президент московского Института Ближнего Востока Евгений Сатановский считает, что Каддафи будет цепляться за власть столько, сколько сможет. Он сравнил ливийского лидера с такими диктаторами, как Саддам Хусейн и Али Абдулла Салех, который в минувшее воскресенье покинул страну получив ранение при штурме его дворца. При этом аналитик отмечает, что у России есть шанс на успешный исход переговоров.

Хотя ливийские власти утверждают, что Россия приняла сторону НАТО, Москва пытается сохранить нейтралитет. В российской столице выражают беспокойство о судьбе контракта о поставке вооружений правительству Каддафи.

В начале ливийского конфликта российский премьер Владимир Путин сравнил натовский налет на Триполи со «средневековым призывом к крестовому походу».

В минувшее воскресенье российский министр иностранных дел Сергей Лавров предупредил, что атаки НАТО – это «сознательное либо неосознанное сползание к наземной операции».

Эти комментарии были вызваны тем, что в минувшую субботу НАТО впервые использовало в Ливии вертолеты огневой поддержки. Ранее альянс использовал штурмовые реактивные самолеты, действующие на высоте 5 км.

Российский вице-премьер Сергей Иванов отреагировал на это, заявив в воскресенье, что НАТО выходит за рамки своего мандата по контролю над воздушным пространством Ливии. По его словам, альянс вмешивается во внутренний конфликт в Ливии на стороне повстанцев.

Российский раскол в отношении Ливии отражает более глубокий консервативный взгляд на уличные революции в арабском мире, которые, считает Сатановский, открыли дорогу во власть радикальным исламистам.

Осторожная позиция Москвы в отношении революций основана на памяти о двух революционных переворотах, осуществленных в России в ХХ веке, – коммунистической революции 1917 года и распаде Советского Союза в 1991 году.

По словам Федора Лукьянова, российский опыт показал, что революционная эйфория быстро сменяется мрачной реальностью. В этой связи некоторые аналитики в Москве видят в решении Медведева пойти на разрыв с Каддафи победу президента Обамы в осуществлении политики «перезагрузки».

О событиях в Ливии читайте в спецрепортаже «Ближний Восток: стремление к демократии»

XS
SM
MD
LG