Линки доступности

Государства, входящие в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), допускают злоупотребления в применении законов, направленных на обеспечение безопасности. Возможность избирательного использования закона о борьбе с экстремизмом заложена уже в формулировке положений и определений, что открывает широкое поле для проведения политических репрессий, подавления инакомыслия, а также религиозных прав и свобод граждан.

К этим выводам пришли участники «круглого стола» в Вашингтоне, организованного правозащитной организацией Freedom House.

«Мы получаем все больше свидетельств того, что правительство России использует антиэкстремистское законодательство для подавления инакомыслия и свободы выражения», – сказал, открывая обсуждение, президент Freedom House Дэвид Крамер (David Kramer).

Основой дискуссии стал доклад Международной комиссии США по религиозным свободам (United States Commission on International Religious Freedom - USCIRF), базирующийся на исследованиях Исследовательского центра международного права Библиотеки Конгресса США (Global Legal Research Center of the Law Library of Congress), при кураторстве Питера Рудика (Peter Roudik).



Представляя основные выводы доклада по странам-членам ШОС, директор отдела политики и исследований Международной комиссии США по религиозным свободам Нокс Теймс (Knox Thames) отметил, что в законодательствах этих государств: «термин "экстремизм" часто нечетко определен или политизирован, и широко используется для оправдания брутальной политики правительств по отношению к инакомыслящим».

Нокс Теймс подчеркнул, что последствия злоупотребления законом не ограничиваются только нарушениями в сфере прав и свобод человека. По его убеждению, прямое следствие подобной политики угрожает региональной безопасности:

«Я считаю, что законодательная система и политика правительств этих стран несут прямую ответственность за повышение привлекательности терроризма, вследствие жестокого подавления основных свобод. Иными словами, их, часто жестокие и унизительные, действия по борьбе с экстремизмом на самом деле приводят к еще большей нестабильности и росту насильственного религиозного экстремизма».

Анализом антиэкстремистского законодательства в странах бывшего СССР и, в частности, в России, а также влиянием законов на свободу вероисповедования занимается Кэтрин Косман (Catherine Cosman), старший аналитик USCIRF. Косман говорит, что после тщательного изучения законодательств о борьбе с экстремизмом и практики его применения в России и других странах ШОС, комиссия пришла к выводу о том, что эти нормативные акты чаще всего используется «по произволу властей» для «подавления политических или правозащитных активистов и групп», а также «религиозных и этнических меньшинств».



О специфике определений и применения закона о борьбе с экстремизмом в России рассказал директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский, работающий сейчас над исследовательским проектом по стипендии Национального Фонда Демократии в Вашингтоне (National Endowment for Democracy).

Верховский отметил, что Россия действительно сталкивается с вызовами в сфере безопасности и террористической угрозой, в частности на Северном Кавказе, где «кризис трансформировался в военизированное джихадистское движение, уже распространяющееся на другие регионы России». Вместе с тем, по мнению Верховского, российский закон «О противодействии экстремистской деятельности» «размыт настолько, что в нем не могут разобраться ни суды и правоохранители». При этом, полагает эксперт, на Северном Кавказе происходят «массивные злоупотребления законом».

Результатом подобных злоупотреблений, полагает аналитик становится «высокий уровень недоверия людей и правоохранительной и судебной системам и к правительству РФ». Однако, прогнозирует Александр Верховский, «в России следует ожидать дальнейшего ужесточения законодательства и политики его избирательного применения».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG