Линки доступности

25 октября исполняется ровно десять лет со дня ареста Михаила Ходорковского

МОСКВА – 25 октября исполняется ровно десять лет со дня ареста основателя нефтяного гиганта ЮКОСа Михаила Ходорковского.

С арестом Ходорковского борьба с либеральными и независимыми бизнесменами стала идеологией правительства Владимира Путина. Сращивание бизнеса с бюрократией, преследование активистов, нарастающая агрессия и этнические погромы в России – также последствия этого правления.

Об этом говорится в заявлении российских правозащитников, опубликованном на сайте «Мемориала»

Одним из выходов из тупика, с которым, по мнению представителей гражданского общества, столкнулась Россия, может стать широкая амнистия, которая должна включить в себя «юкосовцев», «узников Болотного дела» и активистов с судна «Гринпис».

«Такая широкая амнистия является последней возможностью повернуть российское общество к гражданскому миру и реальному диалогу с властью», – говорится в заявлении правозащитников.

Как сложилась бы судьба Ходорковского, если бы он уехал из России до своего ареста и станет ли опальный олигарх заниматься политикой после своего освобождения? С этими и другими вопросами Русская служба «Голоса Америки» обратилась к политологам, экспертам и бывшим сотрудникам ЮКОСа.

Глеб Павловский, политолог: «Ходорковский за эти десять лет сохранил личность и сохранил себя»

«Главное, чтобы Ходорковский наконец вышел на свободу из этого безобразно долгого, садистски долгого, срока заключения. Но я ничего не могу сказать, что было бы, если его не арестовали тогда или он покинул бы страну. Если бы его не арестовали, а ЮКОС все равно разгромили, то сейчас Ходорковский бы жил в более комфортных условиях. Однако политика в России вряд ли изменилась бы. Летом 2003 года правящие группы, не зная того, решали по какому пути пойти и в итоге пошли по неправильному, по нему мы идем и сейчас, заходя все дальше в своих заблуждениях.

Но то, что случилось – случилось. Сейчас главное в том, чтобы Кремль не поддался соблазну зайти еще дальше по пути, на который он вступил десять лет назад, открыв еще одно дело в отношении Ходорковского. Я сегодня этого не исключаю.

Я не считаю, что российские власти создали Ходорковскому биографию. Я считаю, что власти ее отняли у него. Десять лет в тюрьме – это не создание биографии. У Ходорковского была биография, работа, концепция и организационный инструмент в бизнесе – ЮКОС. В этом смысле в нем власть потеряла очень важного партнера, но общество тоже потеряло. Я не думаю, что нахождение Ходорковского в лагере чудесным образом делает из бизнесмена политика.

Насколько я могу судить, Ходорковский за эти десять лет сохранил личность и сохранил себя. Наверное, это и есть главное. Биография ему обеспечена точно».

Алексей Кондауров, бывший депутат Госдумы и менеджер ЮКОСа: «Масштаб личности не тот, чтобы розы выращивать»

«Если бы Ходорковский уехал из России до своего ареста десять лет назад, то его судьба могла бы сложиться также, как и у других бывших акционеров ЮКОСа. Он был бы заочно осужден, объявлен в розыск и сидел бы безвылазно в одной из стран. Судьба двоих акционеров ЮКОСа сложилась именно так.

Я думаю, что после освобождения Ходорковскому, прежде всего, нужно будет восстановить здоровье, а после этого смотреть, что делать дальше. Многое будет зависеть от того, как будет складываться политическая ситуация внутри страны, какой климат будет здесь, а также от других происходящих обстоятельств.

Ходорковский уже заявлял, что не будет заниматься бизнесом – для себя он это исключил. Он также говорил, что не будет заниматься политикой в России, но будет заниматься общественной деятельностью, вопросами строительства гражданского общества и образования.

Как российские власти будут себя вести по отношению к Ходорковскому? Все зависит от того, какие именно российские власти здесь будут. В стране ситуация непростая, оппозиционные настояния нарастают. Удержит ли власть те позиции, которые имеет сейчас, непонятно.

Уйдет ли Ходорковский в тень после освобождения? Ничего плохого в этом бы не было, если он занялся бы семьей. Он сам неоднократно подчеркивал, что он в долгу перед семьей. Это действительно так. За десятилетие выросли дети, растет внучка. Конечно, он в долгу перед семьей и должен эти долги отдавать. Но я не думаю, что в силу его личных качеств, это произойдет навсегда. Масштаб личности не тот, чтобы розы выращивать. Я уверен, что он найдет себе применение в общественной жизни или в какой-то другой сфере.

Я продолжаю надеяться, что Ходорковский выйдет раньше августа следующего года. Это относится и к Платону Лебедеву. Надежды возглашаются и на президиум Верховного суда, который может сократить им сроки. Есть проект предполагаемой амнистии, поэтому надежда на то, что они выйдут раньше срока у меня все же есть.

Я не верю в так называемое «третье дело», потому что первых двух-то не существует. У власти нет сейчас времени на то, чтобы высасывать из пальца что-то еще».

Борис Титов, уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей: «Политикой он заниматься вряд ли будет»

«Я не могу ответить за Ходорковского, но мне кажется, что он не будет строить политическую карьеру. Мне кажется, что он сегодня после всех испытаний, через которые он прошел, после очень сложных изменений в судьбе от жесткого предпринимателя до осужденного... Думаю, что Ходорковский будет заниматься общественной деятельностью или благотворительностью, но политикой он заниматься вряд ли будет».

Борис Немцов, политик: «Судьба иммигранта, даже если он богатый, незавидна»

«Дело Ходорковского – это политическая расправа, с этого дела в России начались путинские репрессии. Ходорковскому можно пожелать лишь скорейшего освобождения. Я понимаю, что Путин – мстительный человек и будет пытаться бороться с Ходорковским дальше, но мы массово должны приложить усилия, чтобы этот десятый незаконного осуждения стал последним.

Сам Михаил Борисович из олигарха, которых многие россияне ненавидят, превратился в символ мужества, стойкости и принципиальности. Когда он выйдет на свободу, то станет для множества людей образцом. Он и сейчас образец, но его авторитет только усилится.

Судьба иммигранта, даже если он богатый, незавидна. Где родился, там и пригодился. Если бы он уехал из России и жил бы сейчас за границей, то спустя десятилетие о нем бы точно забыли.

Ходорковский, безусловно, будет заниматься общественной деятельностью. Однако не думаю, что он займется политикой после своего освобождения. Как он захочет, так оно и будет».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG