Линки доступности

Ходорковский: власть объясняет издевательства над народом необходимостью содержать империю


Михаил Ходорковский

Михаил Ходорковский

Осужденный глава ЮКОСа дал большое интервью, ответив более чем на сотню вопросов

Бывший глава нефтяной компании ЮКОС Михаил Ходорковский считает, что исходной ошибкой в постсоветской России стала ликвидация системы сдержек и противовесов в новой конституции, а главную проблему осужденный бизнесмен видит в том, что страна «застряла на полпути от империи к национальному государству».

«Цепляясь за имперское прошлое, мы проигрываем собственное будущее и будущее своих детей», – сказал Михаил Ходорковский, отвечая на вопросы читателей сайта радиостанции «Эхо Москвы».

Всего Ходорковский ответил более чем на сотню вопросов, изложив свое мнение о современной российской действительности, власти и руководителях страны, а также о будущем России.

О России и будущем страны: «Сегодняшняя власть ведет себя, как оккупант в собственной стране»

«Российская власть объясняет издевательства над своим народом необходимостью содержать империю и обеспечить “стабильность”. А народ соглашается ради призрачной империи и лжестабильности отказаться от фундаментальных человеческих ценностей и национального правового государства», – заявил Михаил Ходорковский, добавив, что сегодняшняя власть ведет себя как оккупант в собственной стране.

По мнению Ходорковского, Россию ждет долгий застой, политический кризис и революционная смена власти.

«Увы. Сам Путин не уйдет и реального преемника уже не подготовит», – сказал Ходорковский, отвечая на вопрос о том, есть ли у России возможность перейти на нормальный путь развития без революции.

В этой связи Ходорковский считает, что в период прогнозируемого им застоя задачами либеральной оппозиции должны стать защита ценностей свободы и прав человека. Сам экс-глава ЮКОСа называет себя представителем либеральной интеллигенции.

«Роль интеллигенции в России – не бороться за власть, а изменять общество», – считает он.

Отвечая на вопрос, почему умные и образованные россияне, выросшие в 1990-е годы, не ценят свободу выбора, личности и иронично относятся к ценностям демократии, Ходорковский сказал следующее: «Именно потому, что они, не имея другого опыта, воспринимают как должное, как нечто само собой разумеющееся ту свободу, которую мы для них отвоевали, и которую пока не совсем отняло государство».

По словам бывшего главы ЮКОСа, большинство людей, выросших в постсоветской России, не знают и не представляют, как быстро «бесконтрольная бюрократия» может отнять основные свободы человека, такие как свободу выезда, свободу выбора работы и свободу слова, пусть даже и в Интернете.

Однако Ходорковский не исключает, что именно этим людям, возможно, предстоит узнать, как быстро они могут оказаться без тех прав, с которыми росли в 1990-е годы. «И тогда наступит новый этап революционных реформ», – заканчивает он ответ на вопрос.

Ходорковский рассказал, что начал бы борьбу с коррупцией в России с создания независимой и влиятельной оппозиции и с честных выборов. Другие основные аспекты искоренения коррупции он видит в системе независимого суда, массовой замене кадров в правоохранительных органах, честных декларациях о доходах, а также декларациях о крупных расходах и собственности чиновников и их семей.

«Одно без другого не работает. Без независимой оппозиции нет независимого суда и честных выборов, а вороватые чиновники ничего не боятся», – считает бывший глава ЮКОСа.

У России есть шансы на конструктивное развитие только в том случае, если политическая, деловая и интеллектуальная элита перестанет рассматривать страну как место исключительно для зарабатывания денег.

«Особенность России – глубокая латентность накопления изменений и мгновенная “разрядка” – в неожиданный момент, в неожиданном направлении…» – говорит Ходорковский.

Новые лидеры у современной России, по словам Михаила Ходорковского, есть.

«Присмотритесь сами, – советует он. – Нам нужно призвать в Россию всех желающих, кто идентифицирует себя с русской культурой. Для этого необходимо изменить среду, перейти к европейской, плюралистической политической модели с разделением властей и влиятельной оппозицией. Тогда мы можем рассчитывать на приток высококультурного населения и на раскрытие талантов соотечественников на пользу нашей стране. Сегодня мы делаем ровно обратное, и образованные люди – бегут».

О Владимире Путине: «Есть то, чего я боюсь больше, чем президента и премьера. Называется – совесть»

Михаил Ходорковский ответил на ряд вопросов читателей о Владимире Путине, которого называют основным «заказчиком» преследования бизнесмена, его коллег и уничтожения компании ЮКОС.

Отвечая на вопрос, почему Ходорковский не подает иск против Путина, осужденный бизнесмен ответил следующее: «Бессмысленно судиться в отсутствие суда. А реальную ситуацию все интересующиеся знают».

Бывший глава ЮКОСа назвал «враньем» информацию о заключенном пакте Путина с олигархами – крупный бизнес не участвует в политике в обмен на сохранение активов, однако не опроверг существование договоренностей между властью и главными предпринимателями страны.

«Это ставшее расхожим утверждение – в действительности просто вранье, – рассказал Ходорковский. – Суть договоренности была иной, и участие в политике для бизнеса, как всем прекрасно известно, оставалось обычным делом. Речь шла о неиспользовании компаний в политике (массовые акции рабочих и другие формы корпоративного шантажа). “Пересмотр” правил состоялся в конце 2003 года, после моего ареста».

По словам Ходорковского, Путин был личным выбором Бориса Ельцина, который верил, что нынешний премьер-министр России «не предаст».

Читатели попросили Ходорковского проявить смелость и ответить на вопрос, являются ли президент и премьер-министр России ворами? Ходорковский ответил на это следующим образом: «Кто вам сказал, что я такой смелый, как вы думаете? Просто есть то, чего я боюсь больше, чем президента и премьера. Называется – совесть. А лгать, домысливать – не привык. Разбирайтесь сами».

О «деле ЮКОСа» и себе: «Все предъявленные мне обвинения несправедливы – преступлений я не совершал»

«Ходорковский – тот парень, который сказал президенту [Путину], что мы все живем неправильно – и он сам, и президент, и это надо менять. А президент не хотел, чтобы так говорили и тем более – что-то меняли. Поэтому Ходорковский в тюрьме, а у нас – стабильность и ничего не изменилось», – так бы осужденный бизнесмен ответил ребенку на вопрос о том, кто такой Михаил Ходорковский и почему он в тюрьме.

Ходорковский рассказал, что за последние годы стал больше понимать людей и теперь мягче относится к их особенностям, а также сообщил, что его дело – это испытание, которое до сих пор ему по силам.

Отвечая на вопрос, мог бы он управлять компанией в период кризиса после всего того, что с ним произошло, Ходорковский сказал следующее: «Не знаю. Вероятно, нет. Это, скорее, дело молодых, сугубо рациональных».

Бывший глава ЮКОСа рассказал и о своих политических амбициях. Он заявил, что не будет баллотироваться в президенты России, хотя и знает жизнь самых простых россиян. По словам Ходорковского, если бы у него была такая же власть, как у нынешнего российского премьера, он бы ее демонтировал.

«Чтобы никогда жизнь всей моей страны не зависела от состояния ума, настроения и амбиций одного человека», – сказал бывший глава ЮКОСа.

Ходорковский рассказал читателям, что не знает, как бы выдержал проведенные в тюрьме годы без поддержки семьи и родителей.

«Недавно приезжала жена с детьми. Впервые за 5 лет мы встретились без решетки. Других барьеров у нас нет», – сказал он и выразил благодарность всем людям, которые выходят на акции в его поддержку.

«По моему убеждению, все предъявленные мне обвинения несправедливы – преступлений я не совершал. Доказать то, чего не было, – невозможно. Кроме того, невозможно доказать хоть что-то, если не было независимого суда», – сказал Ходорковский, отвечая на вопрос, доказаны ли какие-либо обвинения, предъявленные ему.

По словам осужденного бизнесмена, на свободу он выйдет уже в другой стране.

«От того, какой эта страна будет, будет зависеть все», – сказал он.

Михаил Ходорковский признал, что никакое условно-досрочное освобождение для него невозможно без политического решения.

«Решение зависит от вектора развития страны. Вектор же не вдохновляет», – резюмировал он.

«Ходорковский напоминает о себе и привлекает внимание к своему делу»

Глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов считает, что интервью Ходорковского – это напоминание о себе и о «деле ЮКОСа».

«Заявления Ходорковского достаточно ожидаемы. Понятно, что нет никаких политических оснований рассчитывать на его освобождение. Понятно также и то, что ожидания сторонников Ходорковского от Дмитрия Медведева выпустить его на свободу не оправдались, – сказал Виноградов Русской службе «Голоса Америки». – И мало кто верит в то, что последним жестом Медведева будет освобождение Ходорковского, потому что нынешний президент больше ориентирован на получение преференций на посту премьера, чем на раздачу широких жестов для либеральной интеллигенции. Из всего этого можно сделать вывод, что заявления ожидаемы, а тенденции, которые образовались год назад во время вынесения второго приговора Ходорковскому, оправдываются».

По словам политолога, он не видит в заявлениях Ходорковского каких-либо политических жестов.

«Он, скорее, напоминает о себе и привлекает внимание к своему делу», – сказал Михаил Виноградов.

«Ходорковский не дает ключа к решению насущных проблем страны»

Известный российский политолог Глеб Павловский считает, что Михаил Ходорковский во многом прав, но не предлагает решений насущным проблемам страны.

«Я уважаю Михаила Борисовича, и условия, в которых он работает и пишет, не способствуют возможности разбирать разные варианты. Но такие экстремальные сценарии, как революция, обречены на читательский успех, – сказал Павловский Русской службе «Голоса Америки».

«Но положение России совсем не блестящее, – продолжил эксперт. – Наша экономика неотделима от власти. Эти две системы чрезмерно слиплись друг с другом. Коррупция сегодня – это не частное воровство, не воровство чиновников, а определенная система осуществления власти, допускающих для людей, которые к ней близки, возможность использования бюджетных денег. И не обязательно путем воровства, а, например, гарантиями для своего бизнеса или отвода денег в федеральные инвестиции на местах».

Политолог считает, что проблемы современной России могут завести страну в тупик.

«Это тупиковый путь развития, и в этом отношении Ходорковский прав. Как можно выйти из этой ситуации? Возможны различные варианты, которые сегодня, например, обсуждаются на Валдайском клубе. Заявлять с позиции пророка можно, но это ведь непродуктивно. Это не дает ключей к решению проблем. Да, Россия сегодня – очень рискованное предприятие с финансовой и политической точки зрения», – сказал Глеб Павловский.

«Эмоциональная оценка, данная Ходорковским, понятна. Помочь реформировать наши институты и экономику – это сложная и вызывающая интеллектуальная задача. Но Ходорковский не дает ключа к решению насущных проблем. Он, скорее, манифестирует ценности, которые, кстати, очень симпатичны, но пропускает вопрос политического перехода от того, что есть сейчас к лучшему виду», – считает эксперт.

По мнению Павловского, изначально многие думали, что публицистическая активность Ходорковского связана с желанием создать для власти неудобное положение и заставить себя освободить. Однако сегодня очевидно, что это не так.

«Ходорковский уже другой человек. Он интеллектуал, он работает. Он уже не тот человек, которым был до ареста. Даже согласно немного измененному Уголовному кодексу России, Ходорковский – человек, который потерял социальную опасность», – сказал Павловский, отметив, что решение о том, где находиться Ходорковскому – в тюрьме или на свободе, – сугубо политическое и зависит от двух человек в стране.

Комментируя слова Ходорковского о договоренностях между Владимиром Путиным и властью, Павловский сказал следующее: «Пакт и соглашения между олигархами и властью – это не секрет. Эти договоренности существовали и были полупубличными. Арест Ходорковского был сигналом бизнесу не пытаться покупать власть и не превращать лоббизм в политическое вторжение. Это было правильно и нормально вначале. Но в 2003 году система изменилась. Ходорковский был жертвой для всех».

Именно после ареста Ходорковского, считает Павловский, в России начал создаваться новый институт – угроза насилия со стороны государства.

«Это угроза может быть прямой, а может быть и косвенной. Угроза может быть осуществлена через агентов государства, например, суды, а может осуществляться через какие-то группы, применяющие и практикующие насилие по просьбе чиновников. Бизнес хорошо об этом знает», – сказал политолог.

«Высший бизнес, который заключил сделку с руководством страны, защищен от этого. Бизнес в России после 2003 года действует вместе с институтом договоренностей с властью. И эти договоренности, как правило, не выгодны для бизнеса. Это принуждение носит не правовой характер, а носит угрозу применения насилия. Это реальная проблема. И, конечно, Ходорковский и его дело было рубежом на этом пути. Это табу, о котором не любят говорить, но это так», – резюмировал Глеб Павловский.

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

XS
SM
MD
LG