Линки доступности

На встрече в Москве Владимир Путин и иракский премьер-министр Нури Малики обсудили поставку российских вооружений Багдаду и другие вопросы

Спустя почти десятилетие после того, как американские войска свергли Саддама Хусейна в Ираке, Кремль пытается частично вернуть себе влияние, которое у него было в этой стране в период правления Хусейна.

На прошлой неделе российский президент и премьер-министр расстелили красную ковровую дорожку перед премьер-министром Ирака Нури Малики, который прибыл в Москву со своими министрами обороны и торговли и большой группой ведущих представителей деловых кругов.

Главным приоритетом стали переговоры по соглашению о поставке оружия на сумму 4 миллиарда долларов, и российский президент Путин перешел прямо к делу.

«Иракские специалисты хорошо знакомы с нашими системами вооружений, которые себя хорошо зарекомендовали, – сказал Путин иракскому лидеру. – И я уверен, что мы найдём взаимопонимание по этому важнейшему направлению, которое, безусловно, увеличивает не только торгово-экономический оборот, но и повышает доверие между двумя государствами».

Александр Гольц, военный аналитик, говорит, что при Саддаме Хусейне 90 процентов вооружений иракской армии поступало из России или Советского Союза. Среди новых поставок должны также быть грузовые самолеты и зенитные орудия.

Гольц, возглавляющий интернет-издание «Ежедневный журнал», отмечает, что российские вооружения проще в использовании, но не являются самыми передовыми, и их могут использовать солдаты без высокого уровня технологической подготовки.

Бизнес или международная политика?

С момента распада Советского Союза, который произошел два десятилетия назад, Москва пыталась превратить большую часть своих поставок оружия в прямые коммерческие сделки.

Иракские специалисты хорошо знакомы с нашими системами вооружений, которые себя хорошо зарекомендовали. И я уверен, что мы найдём взаимопонимание по этому важнейшему направлению, которое, безусловно, увеличивает не только торгово-экономический оборот, но и повышает доверие между двумя государствами
Хотя Ирак получает высокую прибыль от продажи нефти, Алексей Малашенко, региональный эксперт московского отделения Фонда Карнеги, задается вопросом – окажутся ли поставки вооружений Москвой в конечном итоге дорогим внешнеполитическим ходом для России? Он заявил, что не уверен, что Ирак заплатит за эти вооружения, хотя некоторые люди в Кремле надеются на это.

Малашенко и другие аналитики в Москве и Вашингтоне заявляют, что Багдад пытается диверсифицировать импорт вооружений, чтобы избавиться от серьезной зависимости от американских поставок.

Джеймс Джеффри, бывший посол в Ираке и Турции, прокомментировал корреспонденту «Голоса Америки» планы Ирака по закупке российских вооружений на сумму 4 миллиарда долларов.

«Это – очень малая доля того, что Ирак уже получил от Соединенных Штатов и от еще невыполненных заказов на сумму 12 миллиардов долларов, которые сейчас прорабатываются, – сказал Джеффри. – Плюс, у нас очень тесное сотрудничество в сфере борьбы с терроризмом и в энергетической сфере».

Российские энергетические компании «Газпром» и «Лукойл» работают в Ираке. Президент Путин призвал премьер-министра Малики позволить российским компаниям увеличить добычу нефти и газа в этой стране.

Помимо торговли, этот визит высокого уровня имел для Москвы и важный внешнеполитический аспект.

За прошедший год Кремль неоднократно вставал на проигрывающую сторону в ходе событий Арабской весны – в Египте, Тунисе и Ливии. Малашенко считает, что теперь Кремль надеется вернуть себе влияние в арабском мире – начиная с Ирака.

Сглаживая религиозные разногласия

Во время своего визита в Москву иракский премьер неоднократно высоко отзывался о российской политике противодействия интервенции Турции и суннитских арабских государств в Сирии.

В интервью российскому информационному агентству «Интерфакс» он заявил относительно Сирии: «Наша позиция совпадает с позицией России по данному вопросу».

Это было хорошо принято в Москве, которая в четверг испытала унижение, когда турецкий истребитель перехватил сирийский самолет, направлявшийся из Москвы в Дамаск. Турецкие власти заявили, что конфисковали оборудование связи двойного назначения. Россия заявила, что он перевозил радарное оборудование.

Однако Малашенко из Фонда Карнеги подчеркивает, что Кремль тщательно стремится поддерживать хорошие отношения с Турцией, которая исторически являлась противником России в войнах, начиная с 16-го века – несмотря на недавнюю историю с досмотром самолета и теплые отношения между Москвой и сирийским режимом.

Некоторые аналитики считают, что Россия склоняется на сторону «шиитского полумесяца» – свободного союза, включающего в себя самые разные организации и страны – от «Хезболлы» в Ливане до Сирии, Ирака и Ирана. Противодействует ему «суннитский союз», простирающийся от Турции до Иордании, Саудовской Аравии и монархий Персидского залива.

Малашенко и другие эксперты отмечают, что слабым звеном такого шиитского союза являются осажденное правительство Асада в Сирии и недоверие между шиитами арабского происхождения на Ближнем Востоке и шиитами персидского происхождения в Иране.

На настоящий момент целью России является вернуть себе влияние в Ираке, ключевой стране арабского мира. При этом Москва стремится не допустить чрезмерного сближения с одной из сторон, участвующих в обостряющемся религиозном противостоянии в этом регионе.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG