Линки доступности

Эксперты говорят, что Россия стремится стать ключевым игроком на Ближнем Востоке

Иранский министр иностранных дел Джавад Зариф, посетивший 16 января Москву, встретил в российской столице очень теплый прием – его российский коллега Сергей Лавров провел с ним долгие, хотя и без больших новостей, переговоры.

После них с Джавадом Зарифом пообщался президент России Владимир Путин.

В ходе этого разговора была произнесена масса дипломатических любезностей, были переданы приветы и благие пожелания от руководства Ирана лидерам России, но не только.

Владимир Путин посетовал на то, что торговля между двумя странами переживает спад: «У нас большая двусторонняя повестка. Прежде всего, это касается, конечно, наших торгово-экономических связей. К сожалению, здесь мы наблюдаем некоторое снижение объема товарооборота и должны вместе подумать на тему о том, как изменить эту тенденцию, переломить ее, способствовать развитию торгово-экономических связей».

Ранее появилась информация о том, что Иран ведет переговоры о бартерной сделке с Россией, предполагающей поставку в Россию иранской нефти в обмен на российские товары. Эта информация была с тревогой воспринята Соединенными Штатами, но Джавад Зариф заявил в Москве, что ничего не знает о переговорах на эту тему.

Между тем, несмотря на отсутствие больших новостей со встреч иранского министра с Лавровым и Путиным, сами форматы общения, выбранные Джавадом Зарифом в Москве, стали новостью.

Во-первых, он прилетел в Москву, как передавали информационные агентства, из Дамаска на одном самолете с сирийским коллегой Валидом Муаллемом, а в Дамаске встречался с сирийским президентом Башаром Асадом.

Во-вторых, иранский министр принял участие в закрытой трехсторонней встрече глав внешнеполитических ведомств России, Сирии и Ирана – такой формат никогда ранее не наблюдался.

И в-третьих, поздно вечером в четверг Джавад Зариф встретился с политологами и журналистами, и в течение довольно долгого времени отвечал на их вопросы достаточно открыто, хотя и дипломатично.

Россия пытается «играть через Восток»

Очевидно, что Москва накануне конференции по урегулированию в Сирии взяла на себя роль политического спонсора участия Ирана в «Женеве-2». Эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко, побывавший вечером 16 января на встрече с Джавадом Зарифом, говорит, что «для России это – попытка вернуться в глобальную политику через Восток».

«Москва очень интенсифицировала контакты с Ираном, но не только – очень активно идет разговор с Турцией, с Израилем, само собой, с Сирией, и все это – для усиления своей роли в регионе. Поскольку американцы, в некотором роде, дали задний ход на Ближнем Востоке - у них нет ни времени, ни желания, и нефть им теперь особо не нужна – в Москве считают, что у России появился шанс. И это стремление вернуться в роли большого игрока встречает понимание на Востоке как раз после удачи с сирийским химическим оружием» – делится своим мнением Алексей Малашенко в интервью Русской службе «Голоса Америки».

По словам эксперта Московского фонда Карнеги, «как это ни странно, шанс России на рост влияния в этом регионе дала «арабская весна» – начались перемены, которые часто пошли не так, как бы того хотелось, и Запад несколько растерялся». «Когда не было этих мощных перемен, все попытки России в первой половине 2000-х годов нарастить свои связи на Ближнем Востоке заканчивались ничем, Москва даже вступила в Организацию "Исламская конференция", но ничего это ей не принесло тогда. А вот сейчас – все наоборот», – делает вывод Алексей Малашенко.

Говоря о своих впечатлениях, от общения с Джавадом Зарифом, Алексей Малашенко отметил, что «некоторые исследователи-востоковеды сейчас говорят о том, что в Иране действительно начата перестройка, и в этой перестройке они продвинулись гораздо дальше, чем было во время попытки реформ, предпринятых президентом Хатами (Мохаммад Хатами был президентом Ирана с 1997 по 2005 годы – Д.Г.)».

Эксперт продолжает: «Джавад Зариф на встрече с нами сказал, что Иран будет развивать отношения с Америкой, несмотря на существующие проблемы и сохраняющееся недоверие. На все вопросы, касающиеся отношений с Россией, иранский министр отвечал только в положительном ключе: проблемы по Каспию – будем сотрудничать, торговые отношения – будем развивать, и так далее. Он жаловался на то, что политики хотят развивать отношения Москвы и Тегерана, а бюрократы в эти отношения не верят».

По словам востоковеда, «Зариф, говоря о Ближнем Востоке, очень много критиковал Саудовскую Аравию: по его словам, она мешает решить проблемы в Афганистане, в Сирии, в Ираке. Вместе с тем, по его словам, он готов сам ехать в Саудовскую Аравию, чтобы налаживать отношения и решать проблемы».

Иран после снятия санкций станет привлекательной площадкой?

Эксперт по проблемам Ирана Института востоковедения Владимир Сажин в интервью Русской службе «Голоса Америки» заявил, что Иран сейчас является одним из «основных трендов» глобальной повестки дня: «Сейчас главные направления мировой политики – это конфликт в Сирии и решение проблемы с ядерной программой Ирана. Визит министра иностранных дел Ирана в Москву пришелся как раз на то время, когда в обоих этих направлениях должны произойти знаковые, важные события: 22 января состоится конференция «Женева-2», а 20 января вступит в силу женевское же соглашение по ядерной программе Тегерана».

Владимир Сажин уверен, что «как раз после того, как произойдет ослабление санкций в отношении Ирана, связанных с его ядерным проектом, эта страна резко повысит свою роль в регионе, она не будет в плотной изоляции, и Россия не может пустить свои отношения с Ираном на самотек. И признак этого – прием министра Зарифа Владимиром Путиным».

Комментируя публикации о том, что Москва готовится импортировать до 500 тысяч баррелей иранской нефти в день в обмен на российские товары, эксперт по Ирану напомнил, что «официально Россия не подтверждает то, что переговоры про нефтяной сделке ведутся». Но сведения о том, что такие переговоры идут, считает Владимир Сажин, «могут быть пробным шаром, предназначенным для проверки реакции и в регионе, и в более далеких от Ближнего Востока странах».

«Товарооборот между Ираном и Россией в прошлом году был очень низкий, меньше 2,5 миллиардов долларов. Такая сделка, конечно, резко бы эту цифру увеличила, к чему Россия, как это уже подтвердил Кремль, стремится. Вполне возможно, что разговоры о сделке станут громче, когда будет ясно, что соглашение о ядерной программе Ираном выполняется, опасения срыва этих договоренностей сняты. Россия ведь не единственная, которая прощупывает возможности экономического сотрудничества с Тегераном – и европейские, в частности, французские, и даже американские фирмы уже начали присматриваться к тому, как зайти на иранский рынок» – говорит об экономической стороне отношений России и Ирана Владимир Сажин.
  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG