Линки доступности

Москва – Тегеран: вместе против санкций?

  • Виктор Васильев

Российский танкер в иранском порту

Российский танкер в иранском порту

Российские эксперты – о сделке «нефть в обмен на товары»

МОСКВА – Получившая условное название «нефть в обмен на товары» сделка между Россией и Ираном не должна серьезно сказаться на переговорном процессе по иранской ядерной программе, считают опрошенные Русской службой «Голоса Америки» эксперты.

Напомним, во вторник Москва и Тегеран объявили о подписании меморандума, в соответствии с которым Россия собирается осуществлять в Иран поставки своих потребительских товаров и оборудования в обмен на нефть. Документ носит предварительный характер и содержит крайне мало конкретики.

На сайте Минэнерго РФ поясняется лишь, что предполагается «расширение торгово-экономического сотрудничества по ряду направлений, в частности, в сферах строительства и реконструкции генерирующих мощностей, развития электросетевой инфраструктуры, в нефтегазовом комплексе, а также в области поставок машин, оборудования, товаров народного потребления и сельхозпродукции».

Бартерная сделка по намеченной схеме готовилась давно - уже более трех лет. Ранее Reuters сообщал, что сумма контракта может составлять 20 млрд долларов.

Это вызвало явное недовольство США. Глава американского Минфина Джейкоб Лью предупредил своего российского коллегу Антона Силуанова о том, что сделка с Ираном может нарушать введенные против страны американские санкции.

По мнению эксперта Московского центра Карнеги, профессора Алексея Малашенко, заключенный меморандум гипотетически и впрямь можно рассматривать как попытку ослабить влияние западных санкций как на Москву, так и на Тегеран.

«Но скорее это – дипломатический ход, – добавил он. – Реально меморандум ничего не изменит, по крайней мере, в больших масштабах».

Как ему представляется, в противном случае, документ мог быть и не подписан под нажимом различных сил.

«Нет, это политический ход, к чему все и шло», – констатирует Малашенко.

Возникает естественный вопрос, зачем России иранская нефть?

«Это попытка улучшения отношений с Ираном, – полагает эксперт Московского центра Карнеги. - Сигнал, что вот мы как бы изгои или полуизгои, поэтому нам надо держаться друг друга, а Москва, дескать, всегда готова помочь иранским братьям».

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, профессор Владимир Сажин напомнил, что вопрос о расширении и углублении торгово-экономических связей России с Ираном возник не сегодня.

«В прошлом году, после прихода к власти президента Хасана Рухани, наметилась тенденция на интенсификацию двусторонних связей, – продолжил он. – Это вызвано тем, что товарооборот между двумя странами упал до неприличного уровня в один миллиард долларов. Для таких экономически развитых стран это практически ноль».

Меморандум включает не только нефтяную область, отметил профессор.

«В частности, документ предусматривает развитие электрической системы и модернизацию железных дорог Ирана, – развил он тему. – В мае этого года, например, подписано соглашение о сотрудничестве в космосе. Россия собирается запускать иранские спутники и даже готовить космонавтов. Были уже согласованы планы по строительству двух новых энергоблоков на атомной станции в Бушере и так далее».

Раньше сообщалось, что Россия собирается закупать у Ирана огромное количество нефти – порядка 500 тыс бареллей в день (примерно 25 млн тон в год), а сама сделка оценивалась в 20 млрд долларов. Для сравнения, Китай закупает примерно 420 тыс бареллей иранской нефти в день. Ряд экспертов полагал, что увеличение иранского нефтяного экспорта практически вдвое могло оказать мощную поддержку подорванной санкциями экономике Тегерана.

Но, по словам Сажина, это были «совершенно нереальные объемы»: «Россия не состоянии их абсорбировать, и даже продать их в третьи страны сложны. Тем не менее, эта идея была одобрена в Москве и Тегеране. Сделка, в общем, выгодна обеим сторонам».

Как подчеркнул эксперт, сегодня в меморандуме указаны другие цифры – в десять раз меньше.

«Поставки иранской нефти должны составить 2,5 миллиона тонн в год, – уточнил он. – Это вполне реальный объем, который Россия может абсорбировать или с выгодой переправить в другие страны».

С его зрения, вполне естественно, что в условиях сложных торгово-экономических отношений России с США и ЕС взгляды российских бизнесменов и государства устремились на Восток, в том числе и на Иран, с которым Россия имеет 500-летний опыт торговых связей.

«То, что две страны находятся, хоть и в разной степени, под воздействием санкций, в известной мере определяет их взаимный интерес», – резюмировал Сажин.

Может ли осуждаемая сделка сорвать переговорный процесс по иранской ядерной программе?

«Мне самому будет любопытно посмотреть, как на это отреагируют американцы, – сказал Малашенко. – Им это, конечно, доставит мало удовольствия. Но, в общем-то, отношения в переговорном ядерном процессе развиваются достаточно успешно. Поэтому я не думаю, что американцы станут слишком резко себя вести. Им это сейчас ни к чему».

Сажин также склоняется к тому, что сложные отношения России с США и западной Европой не скажутся на переговорах по ядерной проблеме.

«Потому что, несмотря на противостояние между Москвой и Западом, все-таки есть общие ценности, которые надо защищать. Это касается и нераспространения ядерного оружия», – заключил он.

Согласно данным сайта Минэнерго РФ, очередное заседание российско-иранской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству пройдет 9-10 сентября. Именно тогда, видимо, и будут расставлены все точки над «i».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG