Линки доступности

Ядерный проект в Иране вышел на финишную прямую

  • Виктор Васильев

В субботу 21 августа начался пуск энергоблока первой иранской атомной станции, сооруженной российскими специалистами в городе Бушер, что на побережье Персидского залива. С этого момента реактор станции стал ядерной энергетической установкой. На открытии церемонии, посвященной пуску АЭС, прибывший в Иран глава «Росатома» Сергей Кириенко заявил, что Россия доказала свою «безусловную приверженность всем принятым на себя обязательствам», и что атомной станции «Бушер», сооружение которой началось в еще 1974 году, «нет аналогов в мире».

Уникальность проекта, по его мнению, в следующем: специалистам удалось создать станцию на старых фундаментах с использованием оборудования, которое закладывалось немецкой компанией более 30 лет назад. Кириенко также отметил, что с самого начала работы в Бушере велись под неослабным контролем МАГАТЭ, а особое внимание при строительстве уделялось вопросам безопасности. «Бушер» в Иране может использоваться только в мирных целях, подчеркнул глава «Росатома».

«С нашей точки зрения, любая страна, выполняющая международные правила, должна иметь доступ к мирным ядерным технологиям», – добавил Кириенко и сообщил, что энергетический пуск иранской АЭС состоится до конца 2010 года.

В свою очередь, вице-президент Ирана, руководитель иранской Организации по атомной энергии Али Акбар Салехи отметил символичность того, что этап физического пуска АЭС начался в священный для мусульман месяц Рамадан. Он назвал этот день историческим и выразил благодарность России и российскому народу «за содействие, оказанное Ирану в сооружении атомной станции и овладении передовыми технологиями».

Кроме того, Россия и Иран подписали документ о создании на паритетной (50:50) основе совместного предприятия по управлению АЭС, но затем «Росатом» в течение двух-трех лет «почти полностью передаст управление объектом» в руки иранцев. Также подписано двустороннее свидетельство о том, что станция после завоза ядерного топлива становится ядерной установкой. В соответствии с данными иранских источников, загрузка топлива будет завершена к концу месяца шахривар (23 сентября).

На пресс-конференции Сергей Кириенко заявил, что Россия готова обеспечить Иран еще и партией изотопов «для медицинских целей». Поставка молибдена-99 и йода-131, по его словам, может явиться примером «дополнительного сотрудничества в сфере мирного атома».

Ведущий эксперт Аналитического управления Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов считает, что ввод в строй бушерской АЭС позволит откорректировать Ирану свой энергетический баланс, «особенно на фоне экономических санкций». На его взгляд, «Бушер» поможет отчасти снивелировать проблемы Тегерана с импортом бензина, и других энергоносителей, а «строительство других энергоблоков при соответствующей инфраструктуре сделает страну солидным партнером в области электроэнергии».

Эксперт считает, что теперь, после загрузки в реактор стержней, бомбардировать станцию было бы чистым безумием, поскольку эффект может получиться совершенно непредсказуемый: «Во время Чернобыльской аварии радиационное облако из-за переменчивости розы ветров несколько раз прошлось по Восточной и Северной Европе. Ветром управлять никто не может».

Абзалов указывает, что воздушная атака израильских ВВС на Бушер принесла бы огромное количество жертв, учитывая, что рядом находятся густонаселенные районы Центральной и Юго-Восточной Азии: «При этом реакция мирового сообщества была бы крайне отрицательной, и Тель-Авив потерял бы всех своих оставшихся союзников».

Коснувшись использования атомов в медицине, эксперт полагает, что тут надо все тщательно продумать: «В случае с поставкой топлива для АЭС, например, есть позиция МАГАТЭ, которая гарантирует контроль над процессом. Как будет осуществляться надзор за изотопами, пока неясно». Но вероятность того, что Иран под сурдинку может получить обогащенное топливо, по его мнению, достаточно мала.

Дмитрий Абзалов приходит к выводу, что пуск АЭС поставил Запад перед необходимостью либо вырабатывать другую, более серьезную систему экономических ограничений Ирана, либо перейти на иную стратегию его сдерживания. «Та линия, которую по изоляции Тегерана выбрал Вашингтон, слабо эффективна», – добавил он.

Директор политических программ Международного центра за справедливую политику Сергей Зацепилов уверен, что АЭС в Бушере «создает прекрасную основу для развития ядерной энергетики Ирана и для сотрудничества России с Тегераном в ядерной сфере». «Потому что предусматриваются поставки российского ядерного топлива как минимум в течение десяти лет, – объясняет он. – Это очень верный подход, когда поставляются не только технологии, но и сервисное обслуживание».

С точки зрения Зацепилова, проект для Ирана имеет еще и большое политическое значение: «Это подтверждение того, что Иран может осуществлять крупные международные проекты в ядерной области».

По его убеждению, сооружение «Бушера» весьма выгодно и для России. «Это один из ключевых проектов «Росатома», – говорит эксперт, – который рассчитывал на бурное развитие ядерной энергетики в течение ближайших лет, готовился к реализации крупных проектов за рубежом, но из-за международного финансового кризиса вынужден был радикально пересмотреть свои планы».

Международные санкции против Ирана и развитие ядерной энергетики Зацепилов назвал «непересекающимися процессами: «Основные претензии России к ужесточению санкций по отношению к Тегерану в том, что они носят политический характер. Их смысл – вызвать недовольство населения, начиная от рядовых граждан и кончая элитой, спровоцировать экономические, а, следовательно, и социальные трудности». Такая форма давления, с его точки зрения, неприемлема.

По утверждению эксперта, Иран вполне может стать региональной энергетической державой. «Страна уже сейчас является одним из крупнейших производителей газа и имеет блестящие транзитные перспективы, как, например, проект газопровода из Туркменистана через Иран и Афганистан в Индию. – подчеркнул он. – Если к этому добавить ядерную энергетику, то Иран получает все шансы стать крупным региональным, а по некоторым позициям и международным игроком». «Иранцы это прекрасно понимают», – заключает Сергей Зацепилов.

Служба новостей «Голоса Америки» сообщает: пресс-секретарь Госдепартамента США Дарби Холладэй заявил, что Вашингтон не считает «Бушер» предприятием, создающим риск для ядерного нераспространения – отчасти потому, что он работает под надзором со стороны России.

Поддержка России демонстрирует, что у Ирана нет необходимости развивать собственную программу обогащения урана с целью получения топлива для атомного реактора, сказал Холладэй.

Министр иностранных дел Израиля заявил, что реактор в Бушере «абсолютно неприемлем» и призвал международное сообщество оказывать больше давление на Тегеран с тем, чтобы остановить процесс обогащения урана. Согласно заявлению Тель-Авива, ядерный Иран станет угрозой существования Израиля.

О других новостях читайте здесь

XS
SM
MD
LG