Линки доступности

Россия – Иран: балансирование на грани


Ракетная пусковая установка С-300

Ракетная пусковая установка С-300

Эксперты анализируют политику Кремля в отношении южного соседа

Высокопоставленный представитель российской власти сообщил во вторник журналистам в Москве, что наличие военного компонента в ядерной программе Ирана «по-прежнему не подтверждено».

С другой стороны, добавил он, решение Тегерана об обогащении урана противоречит международным резолюциям, цель которых – предотвратить создание Ираном ядерной бомбы.

С ростом напряженности между Западом и Ираном из-за иранской ядерной программы Россия изо всех сил пытается найти баланс между сторонами.

Петр Топычканов из Московского Центра Карнеги, исследующий вопросы нераспространения ядерного оружия, говорит, что Россия не заинтересована в получении Ираном ядерного оружия. По его словам, это привело бы к началу региональной гонки вооружений со стороны суннитских государств Персидского залива, которые поставляют нефть всему миру через Ормузский пролив. Иран, являющийся шиитским государством, пригрозил перекрыть этот пролив в случае оказания слишком сильного давления в связи с его ядерной программой.

Кремль гораздо больше беспокоит то, что в случае, если Иран получит ядерное оружие, исторический соперник России на юге – Турция – может начать в срочном порядке создавать собственный ядерный арсенал

Евгений Сатановский, директор московского Института Ближнего Востока, отмечает в этой связи: «В современной Турции мы имеем новую Османскую империю. Реджеп Тайип Эрдоган – это человек с весьма опасными амбициями, который видит в себе нового османского султана».

По словам эксперта, хорошие взаимоотношения России с Турцией и Ираном играют важную роль для поддержания мира на мусульманском юге страны.

Сатановский опасается, что недовольный Тегеран может нанести Москве ответный удар, оказав финансовую поддержку экстремистским мусульманским группировкам на российском Кавказе: «Нельзя затрагивать их слишком агрессивно, потому что они могут дестабилизировать Северный Кавказ, российский Дагестан или любые другие территории на несколько месяцев».

Глава российского Совета Безопасности Николай Патрушев сказал на прошлой неделе в интервью агентству «Интерфакс», что Вашингтон планирует смену режима в Иране.
Сатановский убежден, что гражданская война в Иране вынудит до трех миллионов человек искать убежища в России и Азербайджане.

Исторически, когда мощь и население России росли, Москва неоднократно посылала войска в северный Иран. С 1880-х годов и до окончания Второй Мировой Войны северный Иран считался зоной российского влияния.

Сегодня население России стареет и сокращается. Военный потенциал страны является лишь призраком былой советской мощи.

Петр Топычканов говорит, что в отношении событий у своих южных границ Россия все чаще из игрока превращается в наблюдателя: «После распада Советского Союза у России нет ресурсов, чтобы играть активную роль даже в этом регионе».

Потеряв способность царской России и Советского Союза проецировать влияние, Кремль теперь выступает против вмешательства во внутренние дела других государств.

С ростом напряженности в Ормузском проливе можно ожидать, что российские битвы по иранскому вопросу будут – на этот раз – исключительно дипломатическими.

XS
SM
MD
LG