Линки доступности

Поддержит ли Россия Совет безопасности по иранскому вопросу?

  • Эрика Марат

После долгих и безрезультатных переговоров с Тегераном, 10-го февраля правительство США наложило санкции на структуры иранского Корпуса стражей Исламской революции с целью остановить ракетно-ядерную программу Тегерана. В то же время Иран объявил о своем намерении начать обогащать уран на своей территории уже через несколько дней. Сегодня Россия и Китай остаются единственными странами в Совете безопасности ООН, которые пока не выразили открытой поддержки установить международные санкции против Ирана, чтобы заставить страну вести более открытую ядерную политику.

Заявление главы правительства РФ Владимира Путина от 9-го февраля о том, что Россия понимает обеспокоенность Запада о программе Ирана по обогащению урана, вызвала интерес среди международных СМИ, однако осталось едва замеченным в России. Газета Financial Times, например, рассматривает заявление Путина как первый шаг Москвы к поддержке санкций против Ирана в Совбезе.

«Изменение в подходе России к проблеме иранской ядерной программы может оказать влияние и на политику Китая», – считает Джеральд Эпстейн (Gerald Epstein), глава Центра науки, технологий и политики безопасности в Вашингтоне. По мнению эксперта, если Россия поддержит Совет безопасности, для Китая будет невыгодно оставаться единственной страной, выступающей в поддержку ядерной программы Ирана. «Китай будет пытаться избежать роли единственного противника санкций», – полагает Джеральд Эпстейн.

Однако в заинтересованности России присоединиться к другим членам Совета безопасности сомневается Эмануэль Оттоленги (Emanuele Ottolenghi), бывший директор Трансатлантического института в Брюсселе. Он считает, что Россия играет двойную игру по отношению к Ирану. По словам эксперта, с одной стороны Россия приостановила сотрудничество по Бушерскому реактору, однако с другой стороны Россия мешала международному сообществу предотвратить продвижение иранской ядерной программы. «Необходимо понять, что основные интересы России по отношению к Ирану отличаются от интересов Запада. Россия продает оружие и ядерные технологии Ирану», – сказал Эмануэль Оттоленги Русской службе «Голоса Америки». Он далее отмечает, что наряду с финансовыми интересами России, «Иран позволяет Москве увеличивать свое влияние в регионе и противостоять Западу».

Эксперт также сомневается, что в обозримом будущем Россия действительно поддержит международные усилия по предотвращению обогащения урана иранским правительством. «Россия может согласится с более жесткими санкциями ООН, но не с более требовательной политикой, которая действительно стала бы эффективной», – сообщает Оттоленги. По его словам, прошлые действия России показывают, что Москва заинтересована в иранской политике ядерного обогащения. «Россия продолжает утверждать, что Иран далек от разработки ядерного оружия, – продолжает он, – и попытается остановить Иран только в том случае, если баланс между состоянием войны и состоянием мира будет нарушен».

Ядерная программа Ирана – это личный вопрос для премьер-министра Путина, считает Гаухар Мухатжанова, сотрудник Монтерейской группы по стратегии ядерного разоружения. По ее словам, еще в 2005 году Путин предложил Ирану обогащать уран в России, и на тот момент лидер надеялся, что предложение будет принято и конфликт разрешится. «Однако отказ Ирана задел Путина и внешнюю политику России в общем», – указывает эксперт. Гаухар Мухатжанова также сомневается в том, что Россия готова утвердить какие-либо «калечащие» меры против Ирана из геополитических соображений.

Озабоченность России по поводу того, какую угрозу представляет Иран, меняется, считает Гаухар Мухатжанова. «На Западе бытует мнение, что Россия против наложения санкций на Иран, но, как мне кажется, Россия понимает, что эти санкции будут нести ограниченный эффект на политику Ирана», – говорит эксперт. По ее мнению, санкции, наложенные на Иран правительством США, могут прежде всего негативно повлиять на население Ирана, а не на режим в Тегеране. С таким мнением соглашается Джеральд Эпстейн, утверждая, что «однозначно, сегодня иранское правительство заинтересовано в том, чтобы США установили санкции, и, таким образом, создать имидж единого внешнего врага для населения».

Вместе с тем, Гаухар Мухатжанова отмечает, что особых разногласий между Россией и международным сообществом по поводу ядерной программы Ирана не наблюдается. «Существует понимание, что никто не заинтересован в том, чтобы у Ирана было ядерное оружие, и что Тегеран должен восстановить доверие на международной арене. Однако несколько расходится понимание того, насколько Иран представляет международную угрозу, и насколько далеко Иран продвинулся в своей ядерной программе», – констатирует эксперт.

XS
SM
MD
LG