Линки доступности

Цена протеста в сегодняшней России


Сергей Никитин, глава Amnesty International в России. Москва, Россия, 2 ноября 2016.

Сергей Никитин, глава Amnesty International в России. Москва, Россия, 2 ноября 2016.

Закрытие офиса Amnesty International и письмо Ильдара Дадина о пытках в тюрьме вызывают тревогу у правозащитников

МОСКВА – То, что проявление инакомыслия в России Владимира Путина сопряжено с риском, в полной мере подтвердилось на этой неделе, когда стало известно о двух независимых случаях, свидетельствующих о тревожной ситуации с правами человека.

Когда российские сотрудники московского отделения правозащитной организации Amnesty International в среду пришли на работу, они обнаружили, что на дверях офиса установлены новые замки, а сами двери – опечатаны без всякого объяснения или уведомления.

Мэрия Москвы позднее объяснила это тем, что организация не платила за аренду вовремя.

Отметив, что их организация арендует этот офис уже 20 лет, и за все это время каких-либо инцидентов или задержек с оплатой аренды не было, представители Amnesty International выразили надежду, что проблема будет оперативно урегулирована.

Однако в среде правозащитников раздаются голоса, что этот шаг является лишь приметой времени.

«Полное отсутствие каких-либо уведомлений укрепляет подозрения, что это не обычный спор между арендатором и владельцем помещения», – говорит директор правозащитной организации Human Rights Watch в России Татьяна Локшина.

Неприятности у Amnesty International возникли на фоне других проблем, с которым столкнулись российские правозащитные организации и НКО после принятия серии законов, которые, по их мнению, направлены на воспрепятствование их деятельности.

Организации, которые ранее получали финансирование из-за рубежа, теперь должны зарегистрироваться, как «иностранные агенты» под угрозой огромных штрафов.

Другие организации, включая финансируемые США институты, такие как Национальный демократический институт, просто получили ярлык «нежелательных» и были вынуждены закрыться.

Правительство утверждает, что эти меры направлены на предотвращение внешнего вмешательства в российскую политическую систему.

Правозащитные организации настаивают, что цель Кремля – подавление инакомыслия, сколь бы малым оно ни было.

Вот, например, случай Ильдара Дадина.

«Ильдар был обычным парнем. Его не интересовала политика, – рассказала его жена Анастасия Зотова "Голосу Америки". – Но в 2012 году все изменилось».

Дадин стал наблюдателем-волонтером в неоднозначный избирательный сезон, после того как тысячи россиян вышли на улицы в знак протеста против предполагаемых масштабных фальсификаций в пользу партии Владимира Путина «Единая Россия».

Вскоре после того как Дадин представил властям свидетельства подтасовок на президентских выборах, он оказался под арестом. Зотова говорит, что этот опыт превратил ее мужа в убежденного активиста.

В декабре 2015 года российский суд приговорил Дадина к трем годам тюрьмы. После обжалования этот срок был сокращен до двух с половиной лет.

Дело Дадина вновь привлекло внимание на этой неделе, когда ему удалось передать своей жене письмо, в котором он описал пытки и злоупотребления со стороны администрации тюрьмы на северо-западе России.

Дадин описал, как его заковывали в наручники и подвешивали к потолку в качестве наказания за голодовку протеста.

Благодаря независимым СМИ и местным правозащитным организациям о письме Дадина узнала общественность. Одной из этих организаций была Amnesty International.

На следующий день ее сотрудники обнаружили, что кто-то сменил замки на дверях их офиса.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG