Линки доступности

О трагедии Холокоста никогда не забывалось в России

  • Вадим Массальский

Президент Российского еврейского конгресса Юрий Каннер

Президент Российского еврейского конгресса Юрий Каннер

В среду во всем мире отмечался День памяти жертв Холокоста. Эта дата связана с днем освобождения частями Красной Армии узников концлагеря Аушвиц-Биркенау (Освенцим) на территории оккупированной нацистами Польше как раз 27 января 1945 года. Освенцим стал символом катастрофы еврейского народа. Однако известно, что в годы мировой войны действовало бесчисленное множество лагерей смерти и на других оккупированных территориях, в том числе – в пределах нынешней Российской Федерации. О проблемах сохранения исторической памяти, о преодолении нетерпимости в современном обществе, о сотрудничестве общественных еврейских организаций в Америке и России сегодня рассказывает президент Российского еврейского конгресса (РЕК) Юрий Каннер.

Вадим Массальский: Юрий Исаакович, вы совсем недавно вернулись из Соединенных Штатов. Это была рабочая поездка. Где удалось побывать и что сделать?

Юрий Каннер: Я был в Бостоне, Нью-Йорке, Вашингтоне, в других не таких больших городах. Встречался с представителями государственной комиссии по сохранению культурного наследия США за рубежом, которая занимается охраной, восстановлением кладбищ, монументов и исторических сооружений. Мы провели, я считаю, важные переговоры с дирекцией вашингтонского Музея Холокоста. Договорились о совместной деятельности. Уже в конце этой недели мы планируем показать коллегам из Вашингтона наш мемориальный комплекс на Поклонной горе в Москве. Кстати, мне очень понравился вашингтонский музей. В организации музейной работы там есть, чему поучиться.

У меня было много встреч с русскоязычной прессой. И я обратил внимание, что американцы – выходцы из нашей страны – очень живо интересуются тем, что происходит в России, сравнивают свои проблемы с теми, что волнуют сегодня российское общество. Конечно, в еврейских общинах в разных городах США меня расспрашивали, что делается в России для сохранения захоронений, создания мемориалов о Холокосте. Были незабываемые встречи. Во время одной из них я рассказывал, что мы сейчас собираем средства на памятник в местечке на Украине, где родился и я. И вот один из американцев Ален Долгов решил пожертвовать 500 долларов именно на создание такого мемориала. Как оказалось, его бабушка уехала в Америку из этого населенного пункта еще в 1903-м году.

Вообще в США много памятников и музеев, связанных с Холокостом. Мне доводилось их видеть и в Нью-Йорке, и в Вашингтоне, и в Майами. Наверное, это можно объяснить тем, что еврейская диаспора в Штатах достаточно многочисленна и сплоченна. И в ней до сих пор живы люди, которые помнят ужас катастрофы в годы второй мировой войны в Европе.

В.М.: А есть ли музеи, посвященные Холокосту в современной России?

Ю.К.: Есть замечательный мемориальный комплекс на Поклонной горе в Москве, который является структурой Российского еврейского конгресса. Других крупных музеев нет. Я во всяком случае о них не знаю. В глубинке, конечно, все выглядит скромнее. Обычно это или комната в музее, или небольшая экспозиция в одном из залов. Кстати, такая картина наблюдается не только в России. Я в прошлом году был в Одессе, где открыт скромный маленький музей. А ведь в Одесской области в годы войны погибло более 240 тысяч евреев. Конечно, дело не в строительстве каких-то масштабных сооружений. Дело в исторической памяти. Она должна сохраняться.

Вот, например, сегодня, в День памяти жертв Холокоста, мы организовали свою главную акцию не в российской столице, а в соседней Калуге, на месте первого в Европе гетто, узники которого были освобождены еще в 1941-м году. Калужское гетто просуществовало всего полтора месяца. Благодаря стремительному контрнаступлению Красной Армии под Москвой в декабре 41-го удалось спасти большинство узников этого лагеря. Важно, что еще сегодня живы несколько участников тех далеких событий. И те, кто чудом спасся из подожженного фашистами гетто, и те жители Калуги, кто укрывал беглецов у себя дома, рискуя жизнью.

Кстати, организовать нынешнюю акцию нам помогли местные общественные организации и правительство Калужской области, за что мы всем очень признательны. И я хочу подчеркнуть, что о трагедии Холокоста никогда не забывалось в России.

В.М.: Тема антисемитизма и ксенофобии в современном российском обществе периодически поднимается правозащитниками и журналистами. На ваш взгляд, насколько остро сегодня стоит эта проблема в России?

Ю.К.: Я бы разделил это проблему на две части. Во-первых, что касается антисемитизма, сегодня он проявляется на бытовом уровне. Причем общая тенденция, на мой взгляд, в том, что в последние годы его становится меньше. Объяснить это можно разными факторами. Вероятно, даже тем, что множество евреев уехало из страны. Кстати, по нашим оценкам в России сегодня проживает примерно полтора миллиона евреев. Из них большинство – в крупных городах. Например, порядка 300 тысяч в Москве, 150 тысяч в Петербурге. Причем, это граждане не только России, но и других государств.
В мегаполисах уровень толерантности обычно все-таки выше. Кроме того, быть антисемитом в современной России становится просто стыдно. Я бы даже сказал, «немодно». Кардинально изменились государственные отношения между Россией и Израилем. Наконец, многие россияне после падения «железного занавеса» стали просто больше путешествовать и делать выводы из собственных наблюдений. Например, только за только прошлый год Израиль посетили более 400 тысяч российских туристов. Я думаю, все это очень важно для взаимопонимания между людьми.

Но остается общая проблема ксенофобии. К сожалению, в последние годы мы наблюдаем рост ксенофобских настроений, который принято объяснять еще «конфликтом цивилизаций». Причем это происходит не только в России, но, на мой взгляд, в Европе, в других странах и частях света. Пожалуй, исключением здесь являются Соединенные Штаты, где заметна другая тенденция. И избрание первого темнокожего президента в стране, где еще полвека назад существовала расовая сегрегация – это убедительное доказательство, что американское общество становится более терпимым к расовому, этническому разнообразию.

Можно ли противостоять ксенофобии? Думаю, да. Но для этого людям разных культур надо учиться быть понятными друг для друга. Вот вы можете принимать или не принимать чужую культуру. Это ваше право. Но если другой человек, его взгляды, его ценности, его этика для вас, как минимум, понятны, если его поведение предсказуемо, то вам уже легче сосуществовать. Это касается не только взаимоотношений отдельных личностей, но и целых народов. И это цель, к которой стремится и наш Российский еврейский конгресс как общественная организация.

  • 16x9 Image

    Вадим Массальский

    журналист, блогер, специализируется на теме американо-российских отношений

    Твиттер: @V_Massalskiy                                           Facebook: Vadim.Massalskiy

XS
SM
MD
LG