Линки доступности

Американские аналитики размышляют об итогах войны России и Грузии и прогнозируют будущее

Короткая война августа 2008 года привела к достаточно серьезным последствиям: Абхазия и Южная Осетия объявили о независимости, отношения России и Грузии достигли дна, а шансы на урегулирование этих кризисов практически улетучились.

Старший аналитик исследовательской корпорации RAND Ольга Оликер (Olga Oliker) отмечает, что августовская война оказала существенное влияние на обоих противников.

«Этот конфликт заставил Грузию внести серьезные изменения в стратегию безопасности, внешнюю политику и подходы к Абхазии и Южной Осетии, – считает Оликер – Однако война не привела к падению правительства Грузии, на что, вероятно, рассчитывала Москва, и не оказала существенного влияния на попытки Тбилиси наладить более тесные отношения с Европой и Соединенными Штатами».

«Для России, – продолжает эксперт, – этот конфликт стал возможностью продемонстрировать, что она способна обозначить свои интересы и защищать их. Этот сигнал был эффективно послан. Очевидно, что Россия не ожидала, что ее вооруженные силы будут действовать далеко не лучшим образом. Война придала новый импульс российской военной реформе, которая буксовала на протяжении долгого времени».

Выиграть мир

Давно известно, что выиграть войну намного легче, чем выиграть мир – то есть изменить ситуацию таким образом, чтобы военные успехи позволили добиться кардинальных успехов в политической, экономической и иных сферах.

Уэйн Мерри (Wayne Merry), старший научный сотрудник Американского совета по внешней политике (American Foreign Policy Council), отмечает, что здесь победителей нет: «Никто не выиграл мир, потому что мира нет. Нет сомнений, что войну выиграла Россия – это совершенно очевидно. Исход этой войны был известен еще до ее начала: об этом Саакашвили предупреждали его генералы, об этом Саакашвили говорили американцы... Однако мир остается очень отдаленной перспективой – как для Грузии и России, так и для Абхазии и Южной Осетии».

Иного мнения придерживается Илан Берман (Ilan Berman), вице-президент Американского совета по внешней политике (American Foreign Policy Council), который уверен в том, что наибольший выигрыш выпал на долю России.

Берман приводит два аргумента: «Во-первых, на протяжении последних нескольких лет, одной из главных целей России было остановить расширение НАТО на восток. В результате российско-грузинской войны этот процесс был заморожен. Лидеры НАТО поняли, что если бы в 2008 году Грузия была бы членом Альянса, то Альянс оказался бы вовлечен в войну с Россией».

«Во-вторых, – продолжает политолог, – подход России к отношениям с Грузией потенциально мог серьезно повлиять на отношения Москвы и Запада. Однако этого не случилось. Администрация Барака Обамы была заинтересована в “перезагрузке” и начала воплощать ее в жизнь уже через полгода после окончания российско-грузинской войны. На мой взгляд, это наглядно продемонстрировало Кремлю, что его более агрессивная политика на постсоветском пространстве не является препятствием для улучшения отношений с США».

Война оказала серьезное, хотя далеко не однозначное влияние на внешнюю политику Соединенных Штатов в этом регионе.

Рассказывает Ольга Оликер: «В США война стала причиной споров о политике Соединенных Штатов в отношении Грузии и России. В среде людей, принимающих решения, эти дебаты продолжаются по сей день».

Илан Берман считает, что война де-факто негативно повлияла на состояние американо-грузинского альянса.

Он поясняет: «В 2008 году действия Грузии поставили их союзника – США – в крайне неудобное положение. В результате, несмотря на то, что Вашингтон занимает прогрузинскую позицию, он существенно меньше вовлечен в дела Тбилиси. Чтобы вернуть в свой состав Абхазию и Южную Осетию, которых поддерживает Россия, Грузии необходима поддержка Запада. Но этой поддержки в настоящий момент она не получает».

Прогноз будущего

Все три эксперта уверены, что в обозримом будущем не следует ожидать изменения ситуации, сложившейся после войны 2008 года.

«Очевидно, что в интересах и Грузии, и России продолжить улучшение отношений. Однако сказать это – намного проще, чем сделать», – отмечает Ольга Оликер.

Высшие руководители России неоднократно заявляли, что не намерены вести диалог с «режимом Михаила Саакашвили» – президент Дмитрий Медведев даже объявил его персоной «нон грата». В октябре 2013 года в Грузии пройдут президентские выборы, в которых Саакашвили не сможет принять участия (согласно Конституции Грузии, человек не может занимать пост президента более двух сроков).

Однако Уэйн Мерри считает наивным, что уход Михаила Саакашвили позволит существенно улучшить отношения Москвы и Тбилиси.

«Смена правительства в Тбилиси не устранит фундаментальных проблем, существующих в отношениях двух государств на протяжении 25-ти лет, – поясняет эксперт. – Отношения ухудшились, когда у власти был Михаил Горбачев, а Грузией руководил Звиад Гамсахурдиа. Отношения были сложными, когда Грузией правил Эдуард Шеварднадзе, а Россией – Борис Ельцин. Персоналии, безусловно, имеют значение. Но то, что происходит – это затяжное противостояние между крайне националистической, всеми силами защищающей свою независимость Грузией и Российской Федерацией».

По мнению Мерри, пятидневная война привела к тому, что кризис, связанный с отношениями Грузии с отколовшимися Абхазией и Южной Осетией, оказался заморожен.

«История постсоветского пространства демонстрирует, что использование военной силы де-факто консервирует ситуацию, – считает Мерри. – Посмотрите на Приднестровье, на Карабах – 20 лет назад там шли бои, и на протяжении целого поколения изменений там не наблюдается. Использование Грузией военной силы в Южной Осетии, которое привело к непропорциональному использованию военной силы Россией, создало ситуацию, которая не изменится на протяжении длительного времени».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG