Линки доступности

Задействован новый канал для прямого диалога между Грузией и Россией

В Женеве сегодня проходит первая встреча специального представителя премьер-министра Грузии по вопросам отношений с Россией Зураба Абашидзе и замглавы МИД РФ Григория Карасина.

Грузинская сторона ранее заявила, что не ожидает конкретных результатов от данной встречи, однако приложит усилия для того, чтоб «был создан новый канал коммуникации и политического диалога».

«Особых ожиданий от встречи у нас нет. Это будет встреча технического характера, где стороны будут согласовывать формат будущих встреч, то, с какой периодичностью и где будут проходить эти встречи, кто будет принимать в них участие и какие вопросы будут на них обсуждаться», – сообщила журналистам глава грузинского МИДа Майя Панджикидзе 14-го февраля.

Российская сторона ранее также заявила о том, что первая встреча будет касаться «прояснения» ситуации по ряду вопросов. «Мы откликнемся на предложение Зураба Абашидзе в качестве спецпредставителя премьер-министра Грузии, которое он нам направил. Мы проведем с ним контакты в ближайшее время, наметив на встрече кое-что прояснить», – заявил глава МИД РФ Сергей Лавров 9-го декабря.

В свою очередь, Зураб Абашидзе выразил надежду, что в результате его встречи с Григорием Карасиным выяснится, «насколько готова» Россия к началу диалога.

Ранее находившийся с визитом в Тбилиси второй заместитель Госсекретаря США по вопросам демократии, прав человека и труда Томас Мелиа заявил, что Соединенные Штаты поддерживают возобновление российско-грузинского диалога.

«Мы поддерживаем диалог Грузии с Россией, нацеленный на нормализацию отношений между странами, мы приветствуем желание Грузии улучшить отношения с соседями... Мы ждем, что Грузия сама примет решения по поводу того, каким образом продвигаться вперед посредством этого диалога и мы поддерживаем это», – заявил Мелиа 13-го декабря.

«Больше конструктивности»

Директор института политологии Тбилисского государственного университета профессор Малхаз Мацаберидзе отметил в интервью «Голосу Америки», что от первой встречи Карасина и Абашидзе ощутимых результатов не ждет не одна из сторон. По словам эксперта, в результате сегодняшней коммуникации между представителями Москвы и Тбилиси, возможно, будет намечено определенное русло для урегулирования вопросов возобновления поставок грузинской продукции на российский рынок. Однако, по словам Мацаберидзе, учитывая то, что Россия стала членом ВТО, данная проблема была бы решена и независимо от встречи Абашидзе и Карасина, так как согласно правилам ВТО, между членами данной организации должен действовать режим свободной торговли. «Хотя не исключено, что сегодняшняя встреча ускорит процесс снятия эмбарго на грузинскую продукцию со стороны России», – отметил политолог.

Одновременно, Малхаз Мацаберидзе считает, что прямой диалог между Россией и Грузией все же является «позитивным» явлением. Тем не менее, эксперт напомнил, что с приходом во власть президента Михаила Саакашвили в 2004 году, Россия также была настроена с энтузиазмом по отношению к новому правительству, однако затем отношения «зашли в тупик», так как согласно политологу, от Грузии «потребовали изменения внешнеполитического вектора».

«Если сей раз будет больше конструктивности и не будет иметь место торг в связи с стратегическими интересами Грузии, возможно со временем, данный формат коммуникации принесет определенные результаты», – резюмировал эксперт.

«Испробовать все возможности»

Директор Центра европейских исследований Грузинского фонда стратегических и международных исследований Каха Гоголашвили считает, что нет «никаких оснований» иметь «завышенные» ожидания от первой встречи Карасина и Абашидзе, так как в первую очередь, не существует повестки дня для данной встречи.

«Перечень ожиданий Грузии от этой встречи может составить длинный список, однако абсолютно неизвестно чего ждет от неё Россия», – пояснил эксперт в интервью «Голосу Америки».

Согласно мнению Гоголашвили, Грузия больше заинтересована в нормализации отношений, так как для страны «немаловажно» урегулировать экономические вопросы. Тем не менее, несмотря на то, что по требованиям ВТО Россия обязана открыть свой рынок для Грузии, эксперт полагает, что все же Москва постарается продлить данный процесс и взамен потребует определенные уступки со стороны Тбилиси. Гоголашвили предполагает, что это может быть требованием РФ ослабить процесс интеграции Грузии в евроатлантические структуры, а также прекратить называть российские военные силы, расположенные в отколовшихся регионах Грузии «оккупационными».

«Это нужно России для того чтоб прекратилось или же было сведено к минимуму давление международного сообщества в данном вопросе, так как страдает имидж России, ей не доверяют и постоянно попрекают не очень приятной ролью агрессора», – считает Гоголашвили.

Тем не менее, политолог оценивает факт прямого диалога между РФ и Грузией позитивно, так как считает, что непосредственная коммуникация может способствовать сближению позиций сторон.

«Позиции России и Грузии были сформулированы и утверждены в результате изоляции друг от друга. Диалог может привести к частичному изменению внутренних политических ориентиров и проблем. Конечно, каждая сторона надеется, что сможет склонить другую на свою позицию, что маловероятно, но задача всех властей состоит в том, чтобы испробовать все возможности для решения проблем», – сказал Каха Гоголашвили.

Российская реакция

Президент Фонда «Единение русского и грузинского народов», профессор Владимир Хомерики в интервью «Голосу Америки» сказал, что от диалога в Женеве, в принципе, были большие ожидания, «особенно у грузинского народа и грузинской диаспоры в России». Но, на его взгляд, на какие-то прорывные решения не стоило надеяться.

«Потому что дипломаты сами заявили накануне, что встреча будет носить технический характер, – пояснил он. – Стороны хотят понять, чего хотят друг от друга. Россия ждала конкретных шагов от Грузии, чтобы увидеть, чем нынешняя власть отличается от прежней, и как она предполагает строить свою политику с Москвой. Таких шагов со стороны Тбилиси до сих пор не было сделано».

«Думаю, Россия потому и согласилась пойти на встречу в Женеве, чтобы прояснить ситуацию, и понять, как же дальше наводить мосты с Грузией», – отметил профессор Хомерики.

«У Грузии есть свой набор требований – снять визовый режим, открыть российские рынки и доступ к рабочим местам. Мы это приветствуем и тоже хотим этого, но понимаем, что это, прежде всего, интересы самой Грузии. Другой вопрос, насколько это интересно сегодня России. Власти Грузии остаются полностью на прежних позициях во внешней политике, которые были определены Михаилом Саакашвили. Ничего нового России пока не предлагается», – считает российский эксперт.

По его мнению, «еще не отменены те абсурдные решения, которые принял Саакашвили по открытию музея Советско-российской оккупации, по закону об «оккупированных территориях», когда никто из России не может въехать в Абхазию или Южную Осетию, чтобы потом не подвергнуться аресту и суду, прибыв в Грузию. То же самое касается вопроса досрочного выпуска из тюрем политических заключенных, которые были под разными предлогами арестованы грузинскими спецслужбами».

Хомерики выразил надежду, что со временем дело сдвинется с мертвой точки, и грузинские власти «пойдут на меры, которые не навредят грузинскому народу и имиджу, но покажут, что это другая власть, что она готова вести экономическое партнерство и развивать добрососедские отношения с Россией. «Только тогда может быть достигнут положительный результат», – заключил он.

Глава Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Алексей Власов также ничего особенного не ждал от встречи в Женеве:

«Пока это, скорее, техническая встреча. Но от нее может дальше в случае позитивного исхода развиваться сразу несколько векторов. Допустим, активизация контактов на экспертном уровне, в гуманитарной сфере. Возможны какие-то экономические проекты, без громких политических деклараций».

В то же время, по мнению российского политолога, «Москва готова к конструктивному разговору с Тбилиси, но при определенных условиях. Например, в случае отказа от постоянного педалирования темы признания Южной Осетии и Абхазии, прекращения информационной негативной по отношению к России кампании в грузинских СМИ».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG