Линки доступности

Под российское военное присутствие в Абхазии подводится договорная основа

  • Василий Львов

Сегодня президент России Дмитрий Медведев и лидер непризнанной большинством стран международного сообщества Республики Абхазия Сергей Багапш подписали соглашение о российской военной базе в Абхазии. По истечении 49-ти лет срок действия документа автоматически будет продлеваться каждые 15 лет.

На встрече в Москве были заключен сегодня и ряд других договоренностей, но именно соглашение о военном сотрудничестве, а не экономическом или культурном, привлекло к себе наибольшее внимание – по понятным причинам.

Официальный Тбилиси уже отреагировал на эту новость. «Клоунадой» российско-абхазское соглашение назвал министр иностранных дел Грузии Григол Вашадзе. Он убежден в том, что оно не будет иметь «долгой истории».

Грузия по-прежнему решительно настроена против независимой Абхазии, равно как и независимой Южной Осетии. Напомним, что эти две территории признаны в качестве самостоятельных государств лишь Россией, Никарагуа, Венесуэлой и Науру. Все остальные члены международного сообщества, включая Соединенные Штаты, страны ЕС и даже экономически зависимый от Москвы Минск, считают Абхазию и Южную Осетию частями Грузии.

Российскую позицию в интервью «Голосу Америки» разъяснил директор Института стран СНГ, член депутатской группы по связям с парламентами Абхазии и Южной Осетии Константин Затулин: «Россия подписывает с Абхазией соглашение, которое касается военно-морского базирования. Насколько я знаю, Соединенные Штаты и страны НАТО, не будучи вегетарианцами, не отказываются ни от военных баз, ни от военно-морских баз на территориях, удаленных от стран НАТО на многие тысячи километров. В данном случае речь идет о нашем базировании в регионе, непосредственно примыкающем к России».

Поскольку Грузия отказалась подписать с Абхазией и Южной Осетией документ о ненападении во время последнего раунда Женевских переговоров, договоренности Медведева с Багапшем «и есть главные гарантии для Абхазии и абхазского народа в построении мирной жизни», считает Затулин.

Если реакцию Грузии можно назвать предсказуемой, то вопрос о том, как это соглашение будет воспринято на Западе, остается открытым.

Вот как ответил на него корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» Алексей Малашенко, эксперт по Кавказу из Московского Центра Карнеги: «Я думаю, в той же Европе и тех же Соединенных Штатах к этому договору отнесутся достаточно индифферентно, – сказал он. – Де-факто в Европе и Штатах признание независимости Абхазии и Южной Осетии и их фактический выход из состава Грузии – это уже вопрос, который касается истории».

«Я думаю, что мы еще на протяжении десятилетий будем слушать разговоры о том, что Грузия включает в себя и Южную Осетию, и Абхазию, и на картах всего мира это будет одна территория, а вот в новых российских атласах границы Грузии будут выглядеть уже совсем иначе», – сказал Малашенко.

Военные договоренности между Москвой и Сухуми, направленные, как сказано в соглашении, на защиту «суверенитета и безопасности республики, включая противодействие международным террористическим формированиям», распространяются не только на сушу, но также на воду и воздух. В частности, речь идет об авиационно-морском взаимодействии в Черном море.

Напомним, что в августе 2008 года в его акватории натовские корабли оказались в непосредственной близости от российских. Хотя столкновения или намеков на него не было, положение казалось очень тревожным.

Могут ли новые договоренности привести к подобным ситуациям?

Константин Затулин ответил на этот вопрос следующим образом: «Мы не собираемся нападать на Грузию. Если Грузия, которая обстреливала в водах, близких к российским, в нейтральных водах, корабли, которые следуют в Абхазию, хочет устроить какую-то провокацию, то больше это пиратство Грузии в Черном море невозможно».

Затулин также сказал: «Во время конфликта (грузино-осетинской войны 2008 года – В. Л.) была некоторая попытка со стороны уходившей администрации Буша накалить ситуацию демонстрацией натовского флага в акватории Черного моря. Хочу заметить, что натовские державы и Соединенные Штаты, прежде всего, на самом деле гости в Черном море, а не хозяева его. Хозяевами Черного моря, его прибрежной полосы и территориальных вод являются государства, которые на Черном море расположены. Поэтому то, что касается нашего базирования с Абхазией, – это наше внутреннее двухстороннее дело».

«Проблема акватории, конечно, останется острой, потому что это не земля, где все границы видны, – отметил, в свою очередь, Малашенко. – Периодически кто-то куда-то будет заплывать, и будут возникать конфликты. Я даже допускаю, что некоторые из конфликтов будут достаточно острыми, но я не думаю, что конфликты с морской границей как-то принципиально изменили ситуацию». «Во всяком случае, если и будут какие-то точечные обострения приграничных конфликтов, то, скорее всего, они будут происходить на море, на воде», – считает Малашенко.

На данный момент очевидно одно. Произошедшие в регионе изменения сделают очередной раунд Женевских переговоров, намеченный на 30 марта, еще менее перспективным.

XS
SM
MD
LG