Линки доступности

Вести с пожарного фронта России

  • Виктор Васильев

К локальным победам можно отнести начало затопления торфяников в Подмосковье и два потушенных очага возгораний в лесных массивах Рязанщине. Там в роли второго пилота самолета-амфибии выступил премьер России Владимир Путин. Однако общая ситуация в стране по-прежнему остается тревожной. Не успевают погасить огонь в одном месте, как он вспыхивает в другом.

Ко всем прочим напастям добавилась угроза того, что пожары в загрязненных радионуклидами после взрыва Чернобыльской АЭС районах Брянской области смогут спровоцировать значительное увеличение зараженных площадей. Нельзя исключить, что радиационный «дождь» доберется даже до Москвы, говорят независимые экологи.

Бегство из Москвы и рука помощи США


Обстановка в российской столице несколько улучшилась из-за перемены ветра. Но из Москвы продолжают уезжать все, кто только может. В том числе, представители дипкорпуса различных стран. Госдепартамент США во вторник принял решение, в связи с задымлением города, эвакуировать из него членов семей посольства США в России.
Представитель госдепа Филип Кроули пояснил, что эвакуация носит добровольный характер и продлится примерно 30 дней: «Мы ожидаем, что из Москвы выедут около ста человек, в первую очередь дети и больные».

Кроули также сообщил, что Соединенные Штаты выделяют 55 тысяч долларов для помощи пострадавшим от пожаров в России. А советник посольства США в РФ Майкл Херли подтвердил информацию, что группа американских экспертов, в том числе специалистов Программы по борьбе со стихийными бедствиями в лесах, находится в России и проводит консультации с российскими коллегами, пытаясь определить, какая именно помощь требуется сегодня России прежде всего.

Бесхозный лес


Научный руководитель Центра по проблемам экологии и продуктивности лесов, академик Александр Исаев в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» отнес этот пример российско-американского сотрудничества к образцам «политический солидарности», подчеркнув, что у «МЧС сил достаточно, чтобы справиться с бедой, но и помощь лишней не бывает».

Он вспомнил, как побывал в свое время в Айдахо, где находится центр по борьбе с пожарами, и его там приятно поразила организация дела, высокая техническая оснащенность и общая атмосфера, в которой «нет места склокам и ведомственным раздорам». Академик рассказал, что у России богатый опыт правильного ведения лесного хозяйства: «Прежде к нам ездили учиться, а нынче все уничтожено почти до основания».

Вся трагедия нынешней ситуации, по мнению Исаева, в том, что экстремальные погодные условия наложились на полную разруху лесного хозяйства страны: «Начался этот процесс в 2000-м году, когда фактически ликвидировали федеральную лесную службу, придав ей крайне низкий статус в составе Министерства природопользования. Орган лишили права контроля. Потом приняли антинародное (по-другому не назовешь) новое лесное законодательство, которое активно пробивалось группой либеральных экономистов во главе с Германом Грефом».

Тем самым, с точки зрения Исаева, государство «лишили права заниматься лесом». Он напомнил, что Лесной кодекс подписал тогдашний премьер-министр страны Михаил Касьянов в последний день перед своим увольнением: «Путин вначале не утвердил закон. Но потом его все-таки приняли, понаделав в нем дыр, как кроты. В результате лес превратился по сути в бесхозный, десятки тысяч лесников уволились, следить за порядком стало некому».

Комментируя положение дел в брянских лесах, Исаев отметил, что опасность расширения зараженных радионуклидами площадей из-за пожаров есть, «и она еще долго будет сохраняться, однако тотальной угрозы не несет». «Но это в том случае, если ситуацию взять под контроль», – добавил ученый. А по его мнению, этим вопросом попросту никто не занимается.

По данным федерального государственного учреждения «Рослесозащита», в лесных массивах, зараженных радионуклидами, произошло более двадцати пожаров, а площадь лесного фонда, загрязненного радионуклидами, в Брянской области составляет 310 тысяч гектаров при общей площади леса 1,2 миллиона гектаров.

Заброшенные торфяники — это пороховой завод

Директор Института лесоведения РАН Андрей Сирин, отвечая на вопрос, решит ли бесповоротно обводнение торфяников проблему с их возгораниями, попросил не упрощать проблему: «В 2002 году в Калининградской области возник пожар на болоте естественного происхождения. А осушенные болота не горели. Потому что у них были добросовестные владельцы – торфоразработчики». У хорошего хозяина ничего гореть не будет, делает вывод Сирин.

Самое опасное сегодня, на его взгляд, участки фрезерной добычи торфа: «Здесь создаются идеальные условия для горения, после того как разработки завершаются и местность становится ничьей. До брошенных участков рано или поздно пожар доберется. Это оставленный без догляда пороховой завод». В результате случившегося кризиса все накопившиеся проблемы, с точки зрения Сирина, обострились до крайности, что и привело к столь печальным последствиям.

В качестве положительного примера он привел национальный парк «Мещера» Владимирской области, где усилиями местных жителей и волонтеров обводнено два гектара земель, что значительно оздоровило экологическую обстановку и не потребовало огромных финансовых вложений.

В тоже время, по информации «Гринпис», в Московской области продолжают гореть леса в восьми заповедниках: «Площадь пожаров почти везде увеличилась».

Другие новости России читайте здесь

XS
SM
MD
LG