Линки доступности

И все же российская космическая связь скорее «жива», чем «мертва»

Сухие строки заметок российских и мировых новостных агентств вместе с сообщениями по радио и телевидению так заполонили мировое информационное пространство, что, кажется, уже могут быть без труда воспроизведены любым слушающим и читающим человеком:

«Во вторник утром Роскосмос сообщил: два спутника связи – “Экспресс-МД2” и индонезийский Telkom-3, отправленные с космодрома Байконур ракетой-носителем “Протон-М” минувшей ночью, – не вышли на расчетную орбиту. Запуск “Протона” прошел в штатном режиме, он состоялся в 23:31 мск 6 августа, отделение космического аппарата Telkom-3 от разгонного блока “Бриз-М” ожидалось в 8:44 мск, а спутника “Экспресс-МД2” – в 9:14 мск. Но из-за нештатной работы разгонного блока “Бриз-М” спутники были потеряны».

Итак, это – «черно-белая» фактура. Но за ней скрывается куда более «живописный» вопрос: очередная космическая неудача России – это случайность или уже закономерность? Можно сколько угодно с видом знатока рассуждать о том, что к «несвоевременному выключению двигательной установки разгонного блока могла привести ошибка в системе управления аппаратом, из-за чего он отклонился от курса, и произошло аварийное выключение двигателя, либо в самом двигателе могла произойти какая-то непредвиденная ситуация», но факты остаются фактами. Менее чем за два года в России было 7 неудачных пусков (включая тот, который должен был вывести на геостационарную орбиту «Экспресс-МД2»). Вот этот «черный список»:

Декабрь 2010 г. – Три спутника «ГЛОНАСС-М». Ущерб достиг 2,5 млрд рублей. Как оказалось, спутники «не долетели» из-за того, что в разгонный блок из-за ошибки в конструкторской документации залили 1,5 тонны лишнего топлива.

Февраль 2011 г. – Геодезический аппарат военного назначения «Гео-ИК-2». Ракета-носитель (РН) «Рокот» отработала штатно, но после включения разгонного блока «Бриз-КМ» разработки и производства Космического центра имени Хруничева произошла нештатная ситуация, в результате которой спутник «Гео-ИК-2» был выведен на нерасчетную орбиту.

Август 2011 г. – Спутник «Экспресс-АМ4». Ракета-носитель (РН) «Протон», как и во время предыдущих неудачных пусков, отработала штатно. На участке работы разгонного блока «Бриз-М» между четвертым и пятым включениями его маршевого двигателя прекратилась передача на землю телеметрической информации. Связь со спутником была потеряна.

Август 2011 г. – Грузовой корабль «Прогресс М-12М». Из-за аварии двигательной установки третьей ступени ракеты-носителя корабль не вышел на орбиту. Обломки упали на Алтае.

Ноябрь 2011 г. – Автоматическая межпланетная станция «Фобос-Грунт». После отделения от ракеты-носителя «Зенит» на аппарате не включились двигатели, которые должны были разогнать его к Марсу.

Декабрь 2011 г. – Космический аппарат связи «Меридиан». Отказ ракеты-носителя.

«Дракон» подминает «медведя» в космосе

2011 год стал в России вообще рекордным по количеству неудачных пусков: каждый пятый был «за бугор». Впрочем, у «смежников» тоже были проблемы. Так, в период с 2007 по 2009 год США опережали Россию по «осечкам» в сфере космической деятельности: у них было 4 аварийных пуска, а у России только 3. Меньше всего проблем было у китайцев: всего один неудачный пуск с 2007 года (справедливости ради надо сказать, что за это время они запустили меньше ракет, чем Россия или США).

Ну да ладно, что говорить о Соединенных Штатах. Россия – наследница СССР – уже давно отказалась от здоровых честолюбивых амбиций померяться силами с Америкой на научно-технических «олимпийских играх», каковыми является мирное исследование и освоение космоса. Но Китай! Страна, отправившая в космос своего первого тайконавта через 40 с лишним лет после полета Гагарина, уверенно оттесняет Россию с позиции №2 в космонавтике.

В первом полугодии этого года Поднебесная впервые в истории обошла Россию по количеству космических пусков, а после того, как к концу этого десятилетия запустит в эксплуатацию свою первую околоземную пилотируемую станцию, сравнится с РФ и с точки зрения высших технических достижений в области космонавтики. Ведь таковыми для России до сих пор остаются околоземные обитаемые комплексы.

Могут ли «ноги» бегать отдельно от «тела»?

По сообщениям агентства «Интерфакс», на следующей неделе глава российского правительства Дмитрий Медведев намерен провести совещание, посвященное потере космического аппарата (КА) «Экспресс-МД2». Как заявил премьер на состоявшемся в четверг заседании правительства, необходимо разобраться, что именно привело к потере двух спутников – «механическое повреждение, элементарное разгильдяйство или все вместе, умноженное на традиционное разгильдяйство».

Совещание будет организовано вице-премьером Дмитрием Рогозиным. В нем примут участие представители ответственных за запуск структур. Как заявил Медведев, они должны будут сформировать предложения о том, «кого наказать и что делать дальше». «Но терпеть это дальше нельзя. Мы теряем авторитет и миллиарды рублей», – подчеркнул премьер.

Очень правильные слова. Вот только представьте себе ситуацию: к умирающему от истощения человеку, который уже не может встать с постели, подходит другой человек и просит его… пробежать марафонскую или хотя бы спринтерскую дистанцию и сделать это так, чтобы «за державу обидно не было». «Как же я это сделаю? – еле выдавливает из себя умирающий. – Ведь я только лежать могу». «А я прошу это сделать не тебя, – отвечает тот, – а твои… ноги».

Вот примерно к чему сводятся все попытки премьера Медведева «разобраться» с теми, кто виновен в российских космических неудачах, и навести, наконец, «порядок» в российской космической отрасли. Порой кажется, что власть забыла лежащую на поверхности истину: космонавтика – пусть и ключевая, но всего лишь составная часть того, что называется «наукой и техникой».

При всех недостатках советского строя наука и техника были поставлены там во главу угла. При нынешнем же режиме они загнаны в угол. Или, если продолжать уже использованную аллегорию, не могут «ноги»-космонавтика «бежать», когда общий научно-технический «организм» лежит в истощении. А если и попробуют «бежать», то при этом будут периодически подгибаться от слабости и спотыкаться. Что и происходит в виде отказов и аварий ракетно-космической техники.

Так, значит, конец?

Ибо нужно обладать очень развитым воображением, чтобы представить, как при сохранении в России политического status quo стратегия развития, или правильнее – выживания государства – переориентируется с добычи нефти и газа на подъем науки и техники. А если этого не произойдет, то значит, космонавтика будет постепенно «загибаться» вместе с общим научно-техническим потенциалом страны, так?

И да, и нет. С одной стороны, без каких-либо перемен в стратегии развития «системный кризис» (если использовать модное в наше время словосочетание) космонавтики будет, безусловно, углубляться. С другой… Вот что сказал в интервью «Голосу Америки» один из руководящих сотрудников Федерального государственного унитарного предприятия «Космическая связь» – организации, которой и принадлежал фактически погибший «Экспресс-МД2»:

«Вообще, “Бриз-М”, по моей оценке, достаточно надежный разгонный блок. Первый раз полетел в 1999 году, и по настоящий момент рейтинг его надежности составляет порядка 90%. Но если вы посмотрите на статистику запусков “Протонов” с “Бризами”, то увидите, что отказов с коммерческими полезными нагрузками заметно меньше, чем когда на ракете-носителе установлен федеральный спутник. Почему? Да потому, что, когда летит коммерческий аппарат, к тому же еще “иностранец”, то все этапы его подготовки к полету до “последнего винтика” контролируют представители заказчика. А это – не юристы и экономисты, а инженеры.

Им предоставляется вся необходимая техническая документация, благодаря которой они могут узнать носитель и разгонный блок не хуже российских специалистов. И если у иностранцев возникают хоть какой-то вопрос или сомнение, то будьте уверены – они мимо него не пройдут. Отсюда и повышенная надежность коммерческих пусков.

Плюс есть еще серьезный финансовый “кнут”. Зарубежный владелец спутника страхует не только свой КА, но и его запуск. А стоимость запуска может доходить до 100 миллионов долларов.Разумеется, страховая компания, где «коммерсант» застраховал запуск своего спутника, очень не захочет расставаться с этой суммой в случае, если запуск окажется неудачным, а потому будет настойчиво выискивать признаки халатности в подготовке ракеты-носителя, чтобы выставить счет за отказ РН предприятию, которое этот пуск провело. Так что предприятие будет дополнительно “напрягаться”, чтобы запуск и выведение прошли успешно.

Другое дело – федеральные пуски. Спутник, конечно, страхуют, а вот ракету-носитель – нет. Она предоставляется бесплатно в рамках федеральной программы. Соответственно, предприятие, даже если его ракета-носитель откажет из-за небрежности в сборке, не станет никому выплачивать ни копейки за его потерю. А кроме того, процесс подготовки к старту контролируют не дотошные иностранцы, а “свои”, которые “по дружбе” могут на что-то и глаза закрыть».

Космическая связь России будет жить

Авария «Экспресса-АМ4», затем «Экспресса-МД2»… Даже не слишком разбирающийся в космонавтике человек знает – срок эксплуатации спутников в космосе ограничен. Значит, погибшие спутники шли каким-то своим «коллегам» на замену. Не дошли. Получается, в космической связи России образуются «прорехи»?

Однако пока это не так. «Ситуация серьезная, – сказал уже упомянутый сотрудник ФГУП. – Если использовать аналогию с полетом на воздушном шаре, то у нас уже не осталось “мешков с песком”. Сейчас у нас на орбите работают 9 “Экспрессов” плюс еще два КА типа Eutelsat и Bonum. Но все эти КА не “первой молодости”, и приближающийся срок окончания их службы начинает нас заметно “поджимать”». (В России есть еще компания «Газпром – Космические системы», или Газком, у которой есть три спутника и три еще создаются. Она также предоставляет услуги по космической связи, хотя и в меньших масштабах, чем ФГУП «Космическая связь – Ю.К.)

Учитывая критическую важность потерянного КА “Экспресс-АМ4”», – продолжил сотрудник ФГУП, – мы уже заказали его “дублера” у Astrium – европейской фирмы, которая разработала и изготовила первый “АМ4”. А Роскосмос выделит нам под его повторный запуск дополнительный носитель. Что же касается “Экспресса-МД2”, то решение, чем и когда его заменить, пока еще не принято. В следующем году на орбиту отправятся четыре КА типа “Экспресс”, а всего до 2015 года мы должны вывести на орбиту 8 “Экспрессов”».

«Мы просто “обречены” на успех, – подчеркнул в интервью «Голосу Америки» генеральный директор ФГУП Юрий Прохоров. – “Права на ошибку” больше нет. Не сомневаюсь – неудачный запуск “Экспресса-МД2” будет всесторонне проанализирован, чтобы исключить в будущем повторение таких досадных “осечек”. Кстати, когда российская сторона заказывает спутники у иностранных производителей, то в пакет запрашиваемых нами услуг входит и подготовка отечественных специалистов для работы с этой техникой. Так что ни Россию, ни наших иностранных клиентов без связи не оставим».

А что можно реально сделать, чтобы не было «осечек»?

В последнее время немало говорят о том, чтобы ввести на российских космических предприятиях военную приемку по типу той, которая существовала в советском военно-промышленном комплексе – ВПК. Работники ВПК вспоминают, что обычный электрический выключатель, изготовленный на предприятии комплекса, был как минимум в три раза надежнее того же прибора, только сделанного на обычном гражданском производстве.

Можно, конечно, и ввести, только нет уже ни СССР, ни советского ВПК, а главное – той ответственности (во многом зиждущейся на суровости и неотвратимости наказания за ее отсутствие), которой отличались военные приемщики.
В современной России понятие «рубль», «доллар» или «евро» куда сильнее «профессиональной совести».

Может поэтому стоит ввести «ракетогражданку» (по примеру обязательной «автогражданки» – страхование автогражданской ответственности) для предприятий, предоставляющих пусковые услуги, в том числе и федеральным органам власти? Возможно, если перед данными «пусковиками» будет стоять перспектива потерять 100 миллионов долларов за недостаточно хорошо подготовленный пуск с федеральным спутником, то они будут готовить его так же тщательно, как и коммерческий?

И если мы уж заговорили о том, чтобы «уравнять в правах» на качественную подготовку коммерческий и федеральный запуски, то, может, стоит для проверки готовности последнего привлекать в том числе и зарубежных инженеров, как это происходит, когда в космос отправляется иностранный КА? Разумеется, сделать это можно лишь в том случае, если речь идет о запуске гражданской, несекретной полезной нагрузки.

И ничего крамольного для национального «престижа» и «гордости» российской космонавтики в этом не будет. Достаточно вспомнить о широком использовании услуг иностранных экспертов для оценки качества самых «продвинутых» российских технологий, собираемых по всей России и тщательно выпестовываемых в рамках проекта «Сколково».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG