Линки доступности

Интервью с политологом, автором работ по геополитике и геоэкономии

Возможное вступление Армении в Таможенный союз вызвало критику со стороны европейских структур и экспертных кругов, которые заявили, что Армения практически прервала переговоры с Европой. В частности, комиссар ЕС по вопросам расширения и политики европейского соседства Штефан Фюле ранее сказал, что, учитывая решение Армении вступить в Таможенный союз, Ереван не сможет парафировать Ассоциативное соглашение с Евросоюзом на Вильнюсском саммите «Восточного партнерства» в ноябре.

В течение трех лет Армения активно обсуждала с Европой условия подписания Соглашения об ассоциации с ЕС, но за несколько месяцев до саммита «Восточного партнерства» – интеграционной программы ЕС для стран бывшего СССР – во время, которого планировалось подтвердить тексты соглашений по ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС, президент Армении Серж Саргсян подтвердил желание Армении вступить в Таможенный союз и включиться в процесс формирования Евразийского экономического союза.

Как сообщила 24 октября пресс-служба президента Армении, на заседании Высшего евразийского экономического совета, прошедшем в тот же день в Минске при участии президентов Украины, Армении, Кыргызстана и Таджикистана к обсуждению были представлены три документа о подготовке членства Армении в Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве. Тем самым Армения утвердила свое решение к присоединению к Таможенному союзу.

Политолог Игорь Мурадян не поддерживает идею вступления Армении в Таможенный союз, отмечая, что ТС – это способ удержания ряда государств в орбите влияния Москвы. «Он не имеет ничего общего с задачами экономического развития», – говорит Мурадян, называя при этом ЕврАзЭС «реанимацией Советского Союза».

Ануш Аветисян: Можно ли сказать, что Армения, вступая в Таможенный союз, делает выбор в пользу России? Почему?

Игорь Мурадян: Армения не делала выбор, а вынуждена была принять диктат, так как Россия выдвинула политические, а не экономические условия. Над страной нависла угроза в сфере безопасности. К сожалению, проводя переговоры с Европейским Союзом, в течение более трех лет Армения не ставила вопросы безопасности перед западным сообществом. Армения опасалась, что это могло бы привести к усложнению процесса достижения цели. В результате страна оказалась без реальной поддержки Европейского Союза и НАТО в сфере безопасности.

А.А.: Эксперты, выступающие за вступление Армении в Таможенный союз, как аргумент приводят целый ряд факторов – в том числе безопасность Нагорного Карабаха, численность армянской диаспоры в России (по разным оценкам, более 2 миллионов), членство в ОДКБ, зависимость от цены на газ для Армении… Насколько свободна Армения в выборе партнеров?

И.М.: Эта аргументация означает сохранение колониальной системы и усиление статуса Армении как вассала России. Проблема не в этих обстоятельствах. В странах Евросоюза проживает около миллиона армян, а в странах-членах НАТО – 2,5 миллиона. ОДКБ все еще не проявила свои качества в обеспечении безопасности Армении. Более того, Россия и другие страны-участницы ОДКБ активно осуществляют поставки современных вооружений Азербайджану. В Армении накопилось немало людей, которые не имеют никаких надежд на успешное существование в условиях интеграции Армении с западным сообществом – они связаны с «кормушками» из российских источников. Не стоит забывать о том, как отреагирует Запад на вступление Армении в Таможенный союз. Утратив поддержку Запада, Армения окажется перед вполне реальной угрозой утраты государственности. Вот в этом случае и нужно рассуждать о дальнейшей судьбе Карабаха.

А.А.: По данным «Мониторинга взаимных инвестиций» Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития, на сегодняшний день прямые инвестиции стран Таможенного союза в Армению составляют 40% от всех иностранных прямых инвестиций в страну. Львиная доля приходится на Россию. Как бы отказ вступить в ТС отразился на экономике Армении?

И.М.: Данная логика и аргументы, которыми оперируют российские комментаторы и СМИ, означают, что Армения и другие государства Восточной Европы должны оставаться в сильной политической и экономической зависимости от России, и это трактуется как совокупность легитимных аргументов. Действительно, Армению многое связывает с Россией в экономической сфере, но более половины экспорта направляется в страны Европейского Союза – почти вся продукция профильных отраслей промышленности, – и эта тенденция продолжает развиваться. Приемлемо ли в современном мире применять откровенный шантаж во внешней политике? Насколько это соответствует принципам Европейского Союза? Наша страна лишается большей доступности к европейским рынкам и, что более важно, лишается тесного сотрудничества в политической сфере и в сфере безопасности.

А.А.: Гипотетически, если бы Армения подписала соглашение об ассоциации с ЕС, какие бы ответные шаги вероятнее всего последовали со стороны России?

И.М.: Этот вопрос широко обсуждался представителями российских СМИ и экспертами – эти люди вполне адекватно выражают мнение российского политического руководства. Пересмотр договоров о военном сотрудничестве, вопрос о поставках вооружений, введение визового режима для граждан Армении, провокации в зоне конфликта в Карабахе и поддержка нашего противника, вмешательство во внутриполитические дела – нет сомнений, что все это было бы реализовано. Ну и, конечно, «сакраментальная» фраза – «отключим газ».

А.А.: Российские официальные лица и СМИ также отмечают высокий процент пророссийских настроений среди населения Армении. По данным Евразийского банка развития, 67% граждан Армении положительно относятся к перспективе вступления своей страны в ТС, и только 5% населения выступают принципиальными противниками такого членства. Является ли это ключевым аргументом в определении экономических отношений между Арменией и Россией?

И.М.: Это полная чепуха. Эти опросы не имеют никакого отношения к реальности. Общественно-политическая ситуация в Армении такова, что практически все общество в равной степени хотело бы тесно сотрудничать и с Европейским Союзом, и с НАТО, и с Россией. Это не беспринципность армянского общества, а прагматичность, которая необходима в столь непростых условиях. Неоспоримым фактом является то, что заявление президента Армении о готовности вступления страны в Таможенный союз, которое исключает ассоциированное членство с Европейским Союзом, вызвало апатию в предпринимательских кругах, в особенности в сферах высоких технологий. Есть ожидания, что процент эмиграции трудоспособного населения увеличится. От данного этапа интеграции с Европейским Союзом зависели очень многие вопросы в политической, экономической и правовой сферах…

А.А.: Существует мнение, что отсутствие общих границ с Россией, Беларусью и Казахстаном не являются помехой для вступления Армении в Таможенный союз. Ведь этих общих границ у Армении нет и с европейскими странами. Вы же выступаете за подписание Арменией соглашения об ассоциированном членстве в ЕС… В контексте такого положения вещей – каковы ваши аргументы?

И.М.: Вопросы, связанные с отсутствием общей границы Армении со странами Таможенного союза, остаются нерешенными.… Если даже Армения вступит в Таможенный союз – это не приведет к разрешению данной проблемы. В лучшем случае, государствам-членам Таможенного союза (которые, кроме России, вовсе не заинтересованы в участии Армении), придется согласиться со специальным статусом Армении в рамках этого объединения. В экономической сфере Европейский Союз не является закрытой системой, и поэтому наличие общей границы в данном случае не играет большой роли. Необходимо понимать, что стремление Армении интегрироваться с Европейским Союзом связано не только с экономическими и правовыми интересами, а скорее с политическими вопросами и с вопросами о безопасности Армении. Армения не может допустить ситуации, в которой она окажется в международной изоляции – на что страна обрекает себя в случае односторонних отношений с Россией. Следует также отметить, что интеграция Армении с Европейским Союзом рассматривается как этап в развитии отношений с НАТО (это понимает и Россия).

А.А.: Тексты соглашений об ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС Армения планировала предварительно утвердить на предстоящем саммите «Восточного партнерства» – интеграционной программы ЕС для стран бывшего СССР. Этот саммит пройдет в ноябре в Вильнюсе. Там же, как ожидается, может быть утверждено и соглашение об ассоциации ЕС с Украиной. Какова реальная картина для Армении?

И.М.: Президент Армении очень хочет подписать в Вильнюсе хотя бы какой-то ограниченный документ, и это понятно, но, вынимая из данных соглашений экономическую часть, остаются ни к чему не обязывающие благие пожелания. К сожалению, в этой ситуации государства-участники проекта «Восточное партнерство» не пожелали в какой-то мере объединить усилия, когда неформальным лидером могла бы стать Украина. Возможно, подписание Украиной данного соглашения в Вильнюсе обернется утратой интереса России к Таможенному и Евразийскому Союзу. Сейчас многое зависит от позиции Украины, и это должны понимать в Брюсселе и в Вашингтоне. Событие «3 сентября», возможно, имеет и позитивные для Армении последствия. Может быть, евроатлантическое сообщество в большей мере поймет положение нашей страны и предпочтет более существенные инициативы в направлении безопасности Армении и региона. В целом имеется довольно много убедительных признаков того, что Европейский Союз не собирается отступать и попытается разработать для Армении новые условия интеграции.
  • 16x9 Image

    Ануш Аветисян

    С 2012 - продюсер и корреспондент Русской службы "Голоса Америки" в Вашингтоне. Выпускница факультета журналистики Северо-Кавказского федерального университета. Основные направления деятельности - социальные вопросы, права женщин, политика и культура

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG