Линки доступности

В ЕС официально продлили антироссийские санкции, в Москве пролонгировали продовольственное эмбарго

МОСКВА – Европейский союз в пятницу, 1 июля, официально продлил санкции против России сроком на шесть месяцев. Ограничительные меры будут действовать до 31 января 2017 года. Об этом сообщается в распространенном коммюнике Совета ЕС.

Это решение обосновывается «невыполнением в полном объеме Минских соглашений», сообщили в пресс–службе Европейского совета.

Как известно, президент России Владимир Путин, опережая события, уже продлил своим указом действие продовольственного эмбарго в отношении ряда западных государств, причем сразу до конца 2017 года.

В пятницу премьер–министр России Дмитрий Медведев подписал соответствующее постановление. Согласно документу по–прежнему остается под запретом ввоз в РФ отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, произведенных в США, странах ЕС, а также Канаде, Австралии, Норвегии, Украине, Албании, Черногории, Исландии и Лихтенштейне.

Напомним, продовольственное эмбарго введено указом Владимира Путина от 6 августа 2014 года. Цель антисанкций объяснялась «обеспечением безопасности Российской Федерации».

Весной следующего года аналитический центр при правительстве России обнародовал доклад, подводящий промежуточные итоги принятых мер. В соответствии с документом, потребительские цены на все ключевые социально значимые товары выросли на двузначные величины.

Также авторы исследования, как, впрочем, и другие эксперты, отметили снижение качества отечественных продуктов, в особенности сыров и молочной продукции. В стране появилось много откровенного фальсификата.

Председатель партии «Гражданская инициатива», экс–министр экономики России Андрей Нечаев в интервью Русской службе «Голоса Америки сказал, что так называемые контрсанкции, безусловно, были неоднозначными по своим последствиям.

«Во–первых, они были крайне политизированы, и в этом смысле своих целей не достигли, – добавил он. – Потому что напряженная геополитическая ситуация (вокруг России) не разрядилась, а антироссийские санкции не были сняты».

Что касается влияния на внутренние рынок и потребителя, то тут можно судить по–разному, продолжил экс–министр экономики: «Сначала, конечно, был шок, так как в течение короткого промежутка времени пришлось резко сократить предложение по закупке импортных товаров, а они составляли до 70 процентов в отдельных секторах потребительского рынка. Поэтому произошел сильный скачок цен, значительное сужение ассортимента и снижение качества продуктов».

Но, с другой стороны, это, конечно, дало определенный импульс отечественным производителям, считает Андрей Нечаев.

«Иное дело, что импортозамещение нельзя обеспечить за короткий период времени, – уточнил он. – Поэтому пока с точки зрения потребителя рынок, конечно, стал гораздо хуже, дороже и гораздо менее качественным. То есть все негативные последствия в значительной степени остаются».

Тем не менее, по оценке экс–министра, российские производители оказались, «в общем–то, в выигрыше», и на отдельных секторах сельского хозяйства эмбарго сказалось положительно.

«Однако сейчас для российских предпринимателей основной вопрос состоит в том, а что будет дальше, после антисанкций? – полагает Андрей Нечаев. –Потому что, если бизнесмены сейчас вложат средства в производство, а завтра правительство снова откроет путь для импортных товаров, то люди не смогу получить ту окупаемость инвестиций, на которую рассчитывали».

Этот вопрос висит в воздухе и наряду с другими неблагоприятными факторами инвестиционного климата сдерживает импортозамещение, заключил эксперт.

Старший научный сотрудник Институт экономической политики имени Т.Е.Гайдара Сергей Жаворонков согласен с тем, что в результате контрсанкций отчасти стало лучше российским производителям, но не потребителям.

«В Кремле плевать хотели на страну, вводя эмбарго, – подчеркнул он в комментарии «Голосу Америки». – Там хотели за счет собственных граждан насолить европейцем, показать им кузькину мать. Это и было основным мотивом контрсанкций».

По его мнению, «карающая» идея антизападных санкций оказалась несостоятельной.

«Для Европы они никакого серьезного значения не имеют, – утверждает экономист. – Сельскохозяйственный импорт там только вырос. Все благополучно смогли найти иные рынки. Да и доля импорта в Россию для большинства стран составляла ничтожные величины – для Германии, например, менее процента».

При этом в России образовалась группа товаров, по которым потребительский рынок пострадал, говорит Сергей Жаворонков: «Это касается прежде всего рыбы и томатов. Популярная раньше в стране красная рыба, которая, в основном, ввозилась из Норвегии, в итоге прилично подорожала. Дешевые европейские помидоры, которые и зимой могли стоить меньше ста рублей, исчезли».

Потребитель от этого только проиграл, констатировал экономист.

«Но нельзя говорить, что это справедливо в отношении всех продуктов, – оговорился он. – Например, огурцы не подорожали. Здесь, видимо, импортозамещение сработало. На рынке мяса тоже никакой катастрофы не произошло, хотя цены на продукцию и поднялись».

В результате констрасанкций выяснилось, что отечественные производители не могут быстро, а главное качественно заменить все виды товаров, резюмировал Сергей Жаворонков. На его взгляд, это связано с застарелыми проблемами сельского хозяйства страны – в частности, дефицитом мощностей по хранению продукции.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG