Линки доступности

Гражданку США избили на избирательном участке до сотрясения мозга

  • Виктор Васильев

Гражданку США избили на избирательном участке до сотрясения мозга

Гражданку США избили на избирательном участке до сотрясения мозга

Мила Шнейдер-Бехер о выборах в Москве: «Это был кошмар!»

Мила Шнейдер-Бехер, которая работает тренером фигурного катания в Нью-Джерси и имеет российское и американское гражданство, рассказала корреспонденту Русской службы "Голоса Америки" о своем горьком опыте участия в выборах в Госдуму РФ в качестве наблюдателя с решающим голосом.

Мила Шнейдер-Бехер: Я нахожусь сейчас в России, поскольку сопровождаю сына, который учится во ВГИКе. Меня попросила партия КПРФ помочь им на выборах как наблюдателя и корреспондента газеты «Правда». Я от начала и до конца видела всю кухню происходящего. Имею на сегодня сотрясение головного мозга. Меня вчера отвезли на «Скорой» в больницу, но я отказался от госпитализации, потому что хочу дать этому случаю широкую огласку, показать, какая демократия творится в России.

Виктор Васильев: Как и где вы заработали сотрясение мозга?

М.Ш-Б: Это случилось, когда был большой вброс подложных бюллетеней в урну на избирательном участке 1530 (это школа № 329) Рязанского района Москвы.
Наблюдатели от партии КПРФ громко закричали: «Вброс!» и начали ловить того, кто его осуществил. Завязалась драка. Я подошла с видеокамерой, начала снимать происходящее. Бывший голова управы Рязанского района Евсеев (я его хорошо знаю) без лишних слов ударил меня по голове, я упала, у меня сломалась камера. Подскочили казаки (боевики Евсеева), добавили, вынули флэшку из камеры. Я была вынуждена обратиться в медицинский центр за помощью.

В.В.: А в полицию вы не обращались?

М.Ш-Б: Не обращалась, потому что не доверяю им. Я живу в этом районе, знаю людей из здешних правоохранительных органов, знаю, кто они, и что они собой представляют. На избирательном участке было очень много полицейских, которые не могли ни в чем разобраться и не хотели ни во что вникать. Я просила помощи, никто и пальцем не пошевелил. Они просто взяли и ушли.

В.В.: Вы единственная из наблюдателей пострадали?

М.Ш-Б: Всего пострадало шесть человек, из них четыре девушки. Два человека, включая меня, получили сотрясение мозга. Светлане Барсуковой сломали руку и отбили печень, она вся в синяках. Не знаю... Я участвовала в выборах и прежде. Но если раньше мы шли на них как на праздник, ждали каких-то перемен, то вчера люди шли явно на войну. Они боялись и готовились к военным действиям против себя. Представить такого в США я просто не могу.

В.В.: Как вообще все происходило?

М.Ш-Б: На участке 1531 нас сразу приняли, мягко говоря, не слишком дружелюбно. Скрывали всю внутреннюю документацию, предназначенную для членов наблюдательной комиссии с правом решающего голоса. Затем не разрешали опечатывать сейфы, когда были пересчитаны бюллетени. Я увидела, что по второй ведомости было 600 лишних бюллетеней. Задала вопрос, почему? Мне просто сказали: «Не суй свой нос». Я села и начала регистрировать людей и выдавать бюллетени. Затем ворвалась команда во главе с председателем территориальной избирательной комиссии (ТИК) с видеокамерой. Меня обвинили в шпионаже, так как я имею двойное гражданство, одели на меня наручники, снимая все происходящее на камеру, и вывели с участка.

В.В.: Кто надел на вас наручники?

М.Ш-Б: Я толком не поняла ничего. Была масса каких-то казаков, фактически – боевиков. Стоял бывший глава управы. Так называемые казаки руками и ногами избивали наблюдателей с правом совещательного голоса, членов комиссии. Многие попали в больницу. У меня телефоны постоянно трещали. Кого-то забрали в полицейский участок и не выпускали оттуда вплоть до 20.00 (пока официально не закончились выборы – Прим. В.В.). Я говорю про людей, которые ловили правонарушителей, занимавшихся вбросами бюллетеней.

В.В.: Вы не собираетесь оставить это дело без последствий?

М.Ш-Б: Сейчас буду обращаться в следственный комитет при прокуратуре РФ, в посольство США и в ФСБ. Потому что моим коллегам-наблюдателям до сих пор угрожают, им звонят, их караулят у квартир. Они не знают, что им делать. Это те, кто фотографировал первые протоколы с цифрами, свидетельствующими, что выиграла партия коммунистов. Они унесли всю информацию с собой, протоколов не дождались. Когда они фактически стали заложниками, протоколы пошли переписывать.

В.В.: По вашей оценке, результаты голосования были сильно сфальсифицированы?

М.Ш-Б: На 22 участках из 28 в Рязанском районе Москвы победили коммунисты. У нас все задокументировано. Мы зафиксировали массу нарушений. Одна семья вбросила сразу 18 бюллетеней на один открепительный талон. Но уголовные дела завели на наших наблюдателей. А на девочек, которые написали заявления в правоохранительные органы, в понедельник с утра началось давление. Им звонят, представляясь участковыми, какими-то оперуполномоченными, угрожают, требуют забрать заявления обратно. Люди сидят дома и трясутся. Народ обеспокоен за свою жизнь, а еще тем, что они видели реальные результаты – протоколы, где зафиксирован выигрыш коммунистов. У них украли победу.

В.В.: Что-то еще добавите?

М.Ш-Б: Никакой организации на выборах просто не было. Была просто война. Только одного нашего наблюдателя убрали, можно сказать, порядочно, ему просто сказали: «Выйди отсюда, иначе ты уже видел, что здесь происходило». А тех, кого отвезли в полицейские участки, сидели без воды, без еды. У них отобрали телефоны. Это кошмар!

У нас не принимали заявления о нарушениях со стороны председателя и секретаря и работы избирательной комиссии. Заявления рвали на наших глазах и бросали нам в лицо. Мы старались докричаться, куда только возможно. Приехали из избирательного штаба от КПРФ, их не допустили к участкам. У нас было ощущение абсолютной беспомощности. Мы стали заложниками партии власти, которая на людской крови, на людских костях хотела выиграть эти выборы. Но она их проиграла. Это просто беспредел. Где и кто гарантия наших конституционных прав? Где демократия в России?

Другие материалы читайте в нашей рубрике Россия голосует-2011

XS
SM
MD
LG