Линки доступности

Российскую сторону в «Поединке» представляет Федор Лукьянов – главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», член президиума Совета по внешней и оборонной политике, американскую сторону - Дональд Дженсен, аналитик Центра трансатлантических отношений в Школе международных исследований имени Пола Нитце при Университете Джонса Хопкинса.

Взгляд из Москвы:
Дилемма Путина



Взгляд из Вашингтона:
Кремль идет в контрнаступление



Дилемма Путина

В России политическое оживление, какого не видели, как минимум, с рубежа 2000-х годов. Многолюдный митинг протеста, собранный оппозицией после выборов, продемонстрировал растущие сомнения в легитимности существующей политической системы. Для руководства страны это оказалось сюрпризом, что вызвало замешательство в первые дни после голосования. Оппозиция представляет собой крайне разрозненный набор политических сил и конкретных персон. Маловероятно, чтобы протестанты смогли договориться о дальнейшей стратегии. В такой ситуации, а недовольство достаточно велико, все зависит от поведения власти. Если она начнет принимать непродуманные решения и совершать ошибки, это послужит катализатором протестной активности и выполнит во многом функцию по консолидации оппозиционеров, как минимум на этапе борьбы. Если же власть будет действовать расчетливо, ей достаточно легко раздробить недовольных, резко снизив тем самым накал.

По первым шагам можно предположить, что власть пытается действовать рационально. Во-первых, решение не препятствовать проведению крупнейшего за 20 лет митинга (и даже показать его по телевидению) призвано снизить давление в «котле», «стравить пар». Кремль и Белый дом рассчитывают, что, глубоко удовлетворенные собственным свершением, гражданские активисты и оппозиционеры сейчас будут праздновать победу. Потом наступает новогодняя пауза – Россия вымирает. Ну а к концу января, глядишь, запал остынет. В этом смысле даже важнее для оппозиции второе мероприятие, намеченной на 24 декабря. Если на него удастся собрать значительное количество участников, это станет сигналом серьезности намерений. Если нет – митинг на Болотной рискует остаться ярким перформансом.

Во-вторых, на вооружение взята вполне рациональная тактика «разделяй и властвуй». С одной стороны, на прокремлевском митинге в понедельник появился Дмитрий Рогозин – в прошлом популярный лидер националистов. Поскольку многие из националистически настроенных движений участвовали в протестах, желание перехватить их обратно с использованием политического таланта постпреда России при НАТО вполне объяснимо. С другой стороны, двойной залп произведен по либералам. Бывший министр финансов Алексей Кудрин дал большое интервью, в котором намекнул на готовность заняться политикой и участвовать в создании праволиберальной партии. А незадачливый экс-лидер «Правого дела» Михаил Прохоров выдвинулся в президенты, опять-таки под праволиберальными лозунгами. Замысел понятен – отвлечь хотя бы часть недовольно интеллигенции. Шаг тоже рациональный, хотя потенциал Прохорова вызывает серьезные сомнения – уж очень неубедительным оказался его политический дебют несколько месяцев назад.

В-третьих, конечно, будет задействована вся пропагандистская машина, чтобы повлиять на общественное мнение. Впрочем, мощности есть, а вот четкого «месседжа», похоже, пока не сформулировано. И здесь последнее и главное слово за Владимиром Путиным.

Путин попал в непривычную для себя ситуацию, из которой можно выходить двумя способами. Сделать ставку на привычный образ, который благополучно выручал его с 1999 года. То есть повторять все отработанные приемы, только утроив рвение. Придется вести настоящую полноценную кампанию, но средствами, хорошо ему известными. Либо, напротив, произвести ребрендинг, продемонстрировав, что к власти возвращается обновленный лидер, делающий ставку на новых людей и новые идеи.

Совершенно очевидно, что изначальный план предусматривал первый вариант. Путин таков, какой есть, и кардинально измениться в таком возрасте и имея за плечами такой багаж крайне трудно. События последних дней показали, однако, что затверженные приемы могут уже не срабатывать столь эффективно, как прежде. Есть ли у Путина потенциал для перерождения, или, по крайней мере, апгрейда, пока непонятно. В отличие от президента, который высказывался по поводу происходящего, премьер-министр в основном отмалчивается. До конца новогодних каникул у него, пожалуй, еще есть время на раздумья. Но потом надо будет принимать быстрые и точные решения, в противном случае президентская кампания станет первым настоящим испытанием для Путина как политика.

Кремль идет в контрнаступление

Захваченный врасплох масштабом общественного недовольства фальсификацией результатов недавних выборов в Госдуму, Кремль незамедлительно предпринял ряд шагов на опережение. Российские власти попытались сбить напор протестного движения, наказать всех ответственных за небрежное проведение парламентских кампаний и продолжить реализацию планов по возвращению Владимира Путина на пост президента в марте следующего года.

Кремль жестко подавил протесты, проведенные сразу после голосования, однако затем позволил провести масштабную демонстрацию в Москве в прошлую субботу. Она не сопровождалась арестами и даже получила эфирное время на телевидении. Власти публично указали на эти демонстрации как на свидетельство открытости российской политической системы, однако отвергли требования участников протестов о проведении новых выборов. Президент Медведев объявил 11 декабря на своей странице в Facebook, что он приказал провести расследование обвинений в фальсификации, однако подчеркнул, что она не имела достаточно широкого распространения, чтобы существенно повлиять на результаты выборов. Заявление Медведева, в котором он не упомянул призывы участников протестов к окончанию правления Путина, собрали более 8 тысяч критических и зачастую оскорбительных комментариев всего за шесть часов, что стало индикатором глубины общественной ярости и заката политической звезды российского президента.

За этим последовали и встряски на постах. Борис Грызлов, долгое время являвшийся спикером Госдумы и самым высокопоставленным лидером «Единой России» после Путина (который является лидером партии, при этом не состоя в ней) объявил 14 декабря о намерении покинуть пост председателя нижней палаты российского парламента. Цель этого решения, судя по всему, заключается в том, чтобы успокоить общественное недовольство в связи с фальсификацией выборов. Грызлов долгое время являлся политическим символом путинской эпохи, и его уход наверняка также отражает попытку Путина дистанцироваться от партии.

Олигарх Алишер Усманов, владелец издательской империи «Коммерсантъ», уволил двух ведущих журналистов из своего журнала «Коммерсантъ. Власть» после того, как они опубликовали фотографии с оскорбительными замечаниями в адрес Путина. Губернатор Вологды Позгалев, между тем, был вынужден уйти в отставку. Медведев предупредил после выборов в Госдуму, что в отношении губернаторов, не обеспечивших «Единой России» достаточно голосов, будут приняты меры.

Сделав подозрительно своевременный ход, колоритный Михаил Прохоров – один из богатейших российских олигархов, ловелас-международник и владелец баскетбольного клуба New Jersey Nets – объявил 12 декабря о намерении составить конкуренцию Путину на президентских выборах. Информационное агентство РИА-Новости, проявив талант брендинга, распространило по всему миру его фотографию на фоне светящегося неонового знака с надписью «Америка». Прохоров отверг предположения о том, что он обсуждал свое решение заранее с Путиным или Медведевым, однако его комментарии прозвучали синхронно со сделанным на прошлой неделе заявлением кремлевского стратега Владислава Суркова о необходимости создания партии (а вероятно, и выдвижении кандидата в президенты), которая могла бы оттянуть на себя голоса раздраженных городских общин.

Государственное телевидение, обычно предоставляющее мало эфирного времени оппозиционным фигурам, начало вечерние новости с заявления Прохорова. По данным СМИ, он попытался также купить издательский дом Усманова – что невозможно без официального утверждения со стороны властей. В любом случае, на мой взгляд, Прохоров не представляет реальной угрозы для Путина, несмотря на общественное недовольство коррупцией, состоянием экономики и распространяющимся представлением о том, что Путин оторван от реальности (один эксперт на этой неделе заявил, что Прохоров к публичной политике «приспособлен не больше, чем скунс к балету»). Однако Путин сможет использовать заявку Прохорова, чтобы продемонстрировать, что президентские выборы (на которых, несомненно, будет срежиссирована уверенная победа Путина), были основаны на настоящей конкуренции.

Путин, тем временем, похоже, намерен убедить избирателей, что он услышал их опасения – несмотря на то, что он не предпринимает существенных шагов по фундаментальному изменению системы. Ежегодное общение Путина с избирателями 15 декабря стало тому наглядным подтверждением. Власти также дали разрешение на еще одну демонстрацию 24 декабря, которая должна собрать до 50 тысяч человек. Однако даже после того, как он заступит еще на один президентский срок, долгосрочные перспективы политического будущего Путина становятся все более неопределенными.

Красноречивым индикатором предстоящих трудностей – и негибкости системы – является тот факт, что длящиеся последние две недели споры о выборах, которые легко поддаются управлению во многих других странах, столь быстро развились в серьезный кризис.
XS
SM
MD
LG