Линки доступности

Российские эксперты о возможном будущем двусторонних отношений

Во время визита министра обороны Египта фельдмаршала Абделя Фаттаха ас-Сисси в Москву обсуждались перспективы двустороннего сотрудничества в военной и политической областях. По данным российских источников, речь может идти о военных поставках для египетской армии на сумму в $2 млрд. В рамках сделки Москва предоставит Каиру новейшие системы ПВО и авиационную технику.

Кроме того, во время встречи в Ново-Огарево, состоявшейся в четверг, Владимир Путин с одобрением отозвался о намерении ас-Сисси стать президентом Египта. Наметившееся после свержения президента-исламиста Мохаммеда Мурси сближение между Москвой и Каиром заставляет некоторых политических обозревателей вспомнитHь о временах советско-египетской дружбы второй половины пятидесятых–шестидесятых годов. А самого фельдмаршала ас-Сисси в российской прессе нередко называют «новым Насером».

Корреспондент «Голоса Америки» побеседовала с несколькими экспертами, чтобы выяснить, насколько обоснованы такие настроения.

«Для восстановления экономики Египту нужен Запад»

Главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, заслуженный деятель науки РФ Георгий Мирский считает, что, на самом деле, общего между Насером и ас-Сисси не так уж много. Оба они, будучи военными, возглавили государственные перевороты, свергнув прежних властителей. На этом, по мнению Георгия Мирского, сходство заканчивается. Гамаль Абдель Насер изгнал монарха, добился вывода английских войск с территории Египта и начал реформы социалистического образца. Кроме того, Насер был сторонником идеи панарабизма и даже был одним из создателей просуществовавшей тринадцать лет Объединенной Арабской Республики, состоящей из Египта и Сирии.

«У ас-Сисси, – продолжает ученый, – никаких грандиозных замыслов нет, поскольку времена совершенно другие. Никаких революций фельдмаршал не совершал, а просто, вместе с армией воспользовался тем, что ставленник ''Братьев-мусульман'', президент Мурси наломал дров, не справившись с управлением страной». В последние месяцы правления Мурси народ все больше в нем разочаровывался, экономика находилась в кризисе, доходы от туризма падали, и вдобавок росла ностальгия по временам Мубарака. Десятки тысяч людей стали выходить на каирскую площадь Тахрир, как во время «арабской весны», и Абдель Фаттах ас-Сисси воспользовался моментом, считает Георгий Мирский.

Теперь же ас-Сисси должен взяться за восстановление экономики, «а для этого ему нужен Запад, и, прежде всего – кредит Всемирного банка на $4 млрд, который обещали Мурси, но так и не дали», – напоминает эксперт. А для того, чтобы западные кредиторы поверили в добрые намерения нового военного руководства Египта, их нужно убедить в том, что, в отличие от времен Насера, армия не собирается проводить национализацию и не намерена обострять отношения с Израилем. «Ведь сколько раз воевали с Израилем и всегда войну проигрывали. Ну, а кроме того, египетская армия полностью американизирована, все генералы учились в военных академиях США, оружейные поставки осуществляются тоже из Америки», – перечисляет Мирский.

Нынешний визит министра обороны Египта в Россию собеседник «Голоса Америки» объясняет тем, что ас-Сисси сейчас работает на будущие президентские выборы и стремится показать избирателям, что он является политиком международного масштаба, с которым встречается сам Путин. «Кроме того, в глазах простых египтян Россия всегда была противовесом Америке, а простые египтяне США недолюбливают. Но вовсе не потому, что Штаты сделали Египту что-то плохое – такого никогда не было! А потому, что Америка поддерживает Израиль. Вот и все!» – замечает Георгий Мирский. И в заключение подчеркивает, что глобальной переориентации внешней политики Египта под руководством Абделя Фаттаха ас-Сисси ожидать не приходится.

«Россия уже давно начала терять арабский мир»

Подобная переориентация произошла в начале 70-х годов, когда пришедший на смену Насеру президент Египта Анвар Садат начал сворачивать сотрудничество с Советским Союзом и налаживать отношения с Западом, прежде всего, с США.

Эксперт Московского Центра Карнеги Алексей Малашенко проходил в Египте языковые курсы, когда Анвар Садат начал высылку советских военных советников. Малашенко хорошо помнит атмосферу тех дней, когда египетское общество раскололось – одни продолжали выказывать симпатию к советским людям, другие не скрывали враждебного отношения к вчерашним покровителям. «Я читал газетные публикации, где Садат с раздражением говорил о Советском Союзе, и было понятно, что он ищет новых союзников. И я думаю, что улучшение отношений с Израилем, приведшее к подписанию соглашения в Кэмп-Дэвиде, было вызвано стремлением Садата улучшить свои позиции», – полагает Алексей Малашенко.

В это время, напоминает эксперт, отношения внутри арабского мира заходили в тупик, эйфория 60-х годов проходила, элиты арабских стран начинали понимать, что с помощью Советского Союза решить ближневосточный конфликт невозможно, и происходила переориентация внешней политики. И одной из самых больших ошибок Кремля в то время стала поддержка коммунистических движений в арабском мире, что вызывало раздражение и в Египте, и в Ираке, и в Сирии.

«Когда сейчас говорят, что Россия теряет свои позиции на Ближнем Востоке, что она потеряла арабский мир, то нужно уточнить, что терять его мы начали давно»,–уверен Алексей Малашенко. Играть на американо-советских противоречиях лидерам арабского мира было сподручно в 60-е годы, а затем СССР начал ослабевать, и уже не мог служить своим союзникам на Ближнем Востоке противовесом Западу.

Между тем, сейчас Алексей Малашенко замечает в арабских странах стремление обрести баланс в отношениях между разными странами. И Россия сможет найти свое место. Хотя к биполярному миру времен существования СССР возвращения не будет – на Ближнем Востоке появились сильные региональные игроки: Турция, Иран, Саудовская Аравия, и даже Катар,–отмечает эксперт Московского Центра Карнеги. И добавляет: «К тому же все прекрасно понимают, что Россия не сравнима с Советским Союзом, у нее нет идейных амбиций игры в “дружбу народов” и так далее».

С другой стороны, в связи с частичным ослаблением интереса США к Ближнему Востоку и с возникшей региональной многополярностью, у России есть шансы хотя бы частично вернуть утраченные позиции в регионе, полагает Алексей Малашенко.

«Многое будет зависеть от искусства российской дипломатии»

Доцент факультета международных отношений СПбГУ, кандидат исторических наук Владислав Соболев считает, что в настоящее время у России нет четко выраженной ближневосточной политики. За возросшей активностью российской дипломатии, по мнению Соболева, не стоит идеологическая составляющая: «То есть, не совсем понятно, чего же хочет Россия на Ближнем Востоке, какая у нее стратегия. В то время, как стратегия США – пусть она кому-то кажется не всегда корректной–тем не менее, присутствует. Есть ценности, перед которыми Соединенные Штаты никогда не отступятся. В то время ценностные ориентиры России на Ближнем Востоке не совсем очевидны. Точно так же непонятно, за счет каких ресурсов Россия будет выполнять обязательства, которые она собирается взять на себя, в частности, в сирийском конфликте?» – отмечает Владислав Соболев.

Кстати, Георгий Мирский считает, что по этому поводу у России с Египтом сохраняются разногласия. «Ведь египтяне – сунниты, а в Сирии именно сунниты сейчас воюют с режимом Асада. И в этом смысле взгляды Москвы и Каира на ситуацию в Сирии расходятся», — подчеркивает главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН. И добавляет, что военной или финансовой от Египта сирийская оппозиция вряд ли дождется – дело, скорее всего, ограничится моральной поддержкой. Тем не менее, расхождения по сирийской проблеме налицо, и то, что Путин и ас-Сисси ничего не говорили о Сирии во время недавней встречи, лишь подтверждает эти расхождения, считает Георгий Мирский.

Алексей Малашенко, в свою очередь, отмечает, что, налаживая отношения с Египтом, Россия рискует осложнить их с Саудовской Аравией и Ираном, которые являются главными конкурентами за лидерство в регионе. «Я считаю, что в данном случае многое будет зависеть от искусства российской дипломатии, насколько Россия сумеет совместить улучшение своих отношений с Ираном с тем, чтобы не испортить их с саудитами. А саудиты на открытый конфликт с Россией не пойдут, и тут возникает самая настоящая дипломатическая интрига, в которую замешаны еще и экономические интересы разных стран»,–отмечает Малашенко.

Кстати, Эр-Рияд будет оплачивать поставки российского оружия Каиру.

Возвращаясь к теме военного сотрудничества, Владислав Соболев подчеркивает, что за короткое время переоснастить египетскую армию, которая за долгие годы привыкла пользоваться американским оружием, не представляется возможным. «Наверно, речь должна идти о том, чтобы, хотя бы, восстановить российско-египетские отношения до того уровня, на котором они были до начала “арабской весны”. Ведь и туристический поток из России в Египет сократился, и ни о каких крупных контрактах речь не идет», – указывает эксперт. И заключает, что параллели с 50-ми годами не слишком уместны – и по возможности тогдашнего Советского Союза и нынешней России влиять на ситуацию в мире, и по той роли, которую собирался играть Гамаль Абдель Насер в арабском мире, и на что сегодня может претендовать Абдель Фаттах ас-Сисси, став президентом своей страны. «Все-таки, это несопоставимые величины и разные политические условия», –подытоживает Владислав Соболев.

«Чтобы сравняться с Насером, ас-Сисси должен стать Героем России»

Позицию русскоязычной общины Израиля (по крайней мере, ее части) в беседе с корреспондентом «Голоса Америки» озвучил писатель и публицист, участник Войны Судного дня Давид Маркиш. «Мы приходим к выводу, что Москва и Иерусалим по определенным параметрам сближаются. И часть израильтян такое сближение приветствует, а часть отвергает. В частности, потому, что видит в нем охлаждение отношений с Вашингтоном, что устраивает далеко не всех», – отмечает Давид Маркиш.

По оценке писателя, Россия в последнее время стремится заполнить ниши, которые освобождают Соединенные Штаты. Это подтверждает и наметившееся углубление военного сотрудничества с Египтом, которое началось после того, как в июле прошлого года, после свержения Мохаммеда Мурси министр обороны и командующий египетской армией Абдул-Фаттах ас-Сисси бросил упрек американской администрации: «Вы попросту бросили Египет. Вы отвернулись от египетского народа, и он этого не забудет».

«У нас в Израиле очень внимательно следят за российско-египетской торговой сделкой по вооружениям, — продолжает Маркиш, — и вопрос в том, почему американцы не воспользовались случаем, ведь ясно же, что Египту нужно оружие. И мы не понимаем, почему американскую администрацию не устраивает ас-Сисси. Потому что для нас он – партнер по части налаживания отношений, в то время, как Мурси таким партнером не был».

В условиях же обструкции со стороны Вашингтона, командующему египетской армией не оставалось ничего другого, кроме как отправится в Москву договариваться о покупке вооружений. «Я считаю, что ас-Сисси, как человек в политике не новый, понимал, что начинать выстраивать отношения нужно с Вашингтона. И нынешнее сближение с Москвой является вынужденным. А мы наблюдаем это с тревогой, потому что Москва уже один раз побывала в Египте, и это закончилось для нас войной», — напоминает израильский писатель.

В то же время, вслед за Георгием Мирским, Давид Маркиш считает, что нового сближения между Каиром и Дамаском, как это было на протяжении 60-х годов, ожидать не приходится. Что же до сравнения ас-Сисси с Насером, то они кажутся собеседнику «Голоса Америки» неуместными: «Давайте вспомним, что Насер был Героем Советского Союза. Поэтому, чтобы сравнение имело под собой хоть какое-то основание, господину Путину нужно присвоить ас-Сисси звание Героя России», — шутит Давид Маркиш.

И уже серьезно завершает: «Совершенно понятно, что Москва хочет образующийся вакуум в Северной Африке и на Ближнем Востоке занять, заполнить, захватить. Влияние Москвы на Египет – и не только в плане оружия – может быть усилено. И это крайне неаккуратная и недальновидная политика как Соединенных Штатов, так и Европейского Сообщества. Эти вещи не будут способствовать взаимопониманию между Россией и Соединенными Штатами. Это только обострит тот конфликт, который сегодня имеет место».
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG