Линки доступности

В Москве нарисовали контуры Евразийского союза


Нурсултан Назарбаев, Александр Лукашенко и Дмитрий Медведев

Нурсултан Назарбаев, Александр Лукашенко и Дмитрий Медведев

Президенты России, Беларуси и Казахстана подписали документы, углубляющие экономическую интеграцию стран

Одним из важнейших событий нынешнего года назвал Дмитрий Медведев итоги саммита глав России, Беларуси и Казахстана по поводу создания Евразийского экономического союза. Об этом он заявил в пятницу 18 ноября на транслировавшейся по центральным российским телеканалам пресс-конференции в Кремле.

«Сегодняшняя встреча имеет шанс стать одним из ключевых событий текущего года», – сказал президент РФ.

Шаг, определяющий будущее?

На саммите в Москве руководители трех государств подписали декларацию о евразийской экономической интеграции, договор о создании Евразийской экономической комиссии и другие документы, цель которых – создание единого экономического пространства.

«Тем самым мы сделали очередной и очень мощный шаг на пути формирования Евразийского экономического союза – объединения, которое, вне всякого сомнения, будет определять будущее наших стран», – подчеркнул Медведев.

Российский президент сообщил, что с 1 января 2012 года приступит к работе Евразийская экономическая комиссия и будет введен в действие пакет международных договоров Единого экономического пространства Беларуси, Казахстана и России.

«Наши страны взяли на себя обязательства до конца этого года постараться выполнить внутригосударственные процедуры для вступления подписанного сегодня договора о Евразийской экономической комиссии в силу», – отметил Дмитрий Медведев.

Глава России затем подписал в присутствии коллег письмо председателю Государственной Думы о ратификации Евразийской экономической комиссии.

Сославшись на интерес к новой интеграционной структуре со стороны других постсоветских государств, президент РФ сказал, что, по его мнению, это доказывает, что тенденция к расширению многостороннего сотрудничества набирает силу.

«Мы, конечно, открыты для всех, кто понимает преимущества объединения наших потенциалов», – заключил он.

Умеренный оптимизм

Встреча в Москве прошла незадолго до вступления в силу пакета международных договоров Единого экономического пространства трех государств. Эти документы, на взгляд экспертов, позволят обеспечить не только свободное движение товаров по взаимной торговле, но также движение услуг, капиталов и рабочей силы в регионе.

Глава Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве при МГУ Алексей Власов не сомневался в том, что документы будут подписаны, поскольку все они прежде были согласованы.

«С сегодняшнего дня евразийский проект обретает уже конкретные контуры. Начинается формирование наднациональных органов, евразийских комиссаров, как их уже окрестили в прессе», – добавил он в интервью «Голосу Америки».

Власов уверен, что по крайней мере до момента проведения выборов все будут постоянно слышать, как продвигается процесс евразийской интеграции.

Руководитель московского филиала американского Фонда Макартуров Игорь Зевелев назвал попытку создать Евразийский экономический союз очередным этапом усилий, которые предпринимают Россия и другие постсоветские страны по укреплению экономического сотрудничества.

«Таких проектов в прошлом было довольно много. Но большая их часть не привела к настоящей экономической интеграции. Так что мы посмотрим, к чему приведут усилия по созданию нового интеграционного объединения. Сделаны конкретные шаги. Однако пока речь идет об экономической интеграции только трех стран», – констатировал он в разговоре с корреспондентом Русской службой «Голоса Америки».

С его точки зрения, интеграционные проекты на постсоветском пространстве фактически невозможны без участия Украины.

«Конечно же, присоединение Украины к проекту означало бы существенный шаг вперед. Но пока этого не происходит», – уточнил политолог.

Алексей Власов как раз недавно вернулся с Украины, где проходили европейские дебаты на тему «метаний» Киева между Евросоюзом и евразийским проектом.

«Запад свои интересы в отношении постсоветского пространства закладывает на некую перспективу, но не на сегодня. Потому что у Евросоюза огромные проблемы с южной Европой, с Грецией, и “переварить” ту же Украину Брюссель просто не сможет», – пояснил глава Информационно-политического центра.

Он склоняется к мысли, что Украина в ближайшее время не определится, к кому ей «прибиться» – к России или к Западу.

Член комитета Госдумы по финансовому рынку, доктор экономических наук, профессор Павел Медведев также в целом относится к проекту положительно.

«Заявленные цели вполне благородны и рациональны. Другой вопрос, насколько это все удастся воплотить в жизнь. Ведь пока подписана только декларация. Там все правильно. У нас кое-что уже сделано. Таможенные границы стали значительно более прозрачными, чем они были раньше», – прокомментировал он ситуацию.

Закономерная настороженность

Дмитрий Медведев предположил, что Евразийский экономический союз может быть создан до 2015 года.

«Если созреют предпосылки, будем двигаться быстрее. Не будем забегать вперед, не будем суетиться, но если сможем, будем двигаться быстрее», – заявил он.

Как представляется Игорю Зевелеву, в США и Европе традиционно достаточно настороженно и скептически относятся к попыткам экономической интеграции на территории стран СНГ.

«Некоторые видят за этими усилиями попытки возродить нечто подобное Советскому Союзу, другие усматривают здесь намерение создать какой-то противовес европейским институтам – таким как ЕС и НАТО – и попытку вести с ними равный диалог от лица каких-то институтов, что не представляется лидерам европейских структур отвечающим их интересам», – обобщил он.

На его взгляд, на нынешнем этапе проект не должен вызывать особого беспокойства на Западе.

Алексей Власов считает опасения Запада неосознанным страхом перед расширением России. Но он не думает, что речь в данном случае идет о каких-то политических интеграционных инициативах.

«Пока это чистая экономика», – подытожил он.

Комментарии американских и международных экспертов

«Складывается впечатление, что предложение Путина-Медведева создать Евразийский союз – это попытка повернуть вспять исторический процесс разъединения советской Евразии, – считает заместитель директора Российских и Евразийских программ Центра Карнеги за международный мир Мэтью Рожанский. – Это не попытка восстановить СССР или Российскую империю – это стремление позиционировать Россию как центр постсоветского пространства».

«Казахстан и Беларусь поддерживают концепцию такого союза, но они уже являются членами Таможенного союза с Россией, так что Евразийский союз не поменяет динамики отношений эти стран, – говорит эксперт. – С другой стороны, сегодня больше, чем 20 лет назад, другие страны региона тяготеют к Западу или к Востоку, а не к прошлому “имперскому” центру».

«Вспомните только китайские вложения в Центральной Азии, – продолжает Рожанский, – дороги, развитие инфраструктуры в области энергетики, торговые центры и возможности для жителей Центральной Азии ездить в Китай, где легко заниматься бизнесом и получать образование. Все это уже имеет большее значение, чем даже традиция русского языка и прошлые культурные и экономические связи. Вспомните также о намерении Молдовы присоединиться к Евросоюзу и о том, что Румыния уже является его членом. И даже Украина, которая менее уверена в своем скором присоединении к Евросоюзу, все равно предпочитает не быть полностью зависимой от Москвы и связать свою экономику с нестабильной еврозоной через углубленную и всеобъемлющую зону свободной торговли».

По мнению Мэтью Рожанского, Евразийский союз – это новая «декорация» для российской «сферы влияния» и для укрепления экономических связей с бывшими советскими республиками.

«Но союз не представляет новых принципиальных возможностей для этих бывших республик, и вряд ли они изменят направление своего развития, которого придерживались последние 20 лет», – резюмирует эксперт.

Профессор политологии Университета Джорджа Мэйсона Марк Катц называет подписание договора о Евразийском союзе «безусловно важным событием».

«Вместе с тем я считаю, что существует большая разница между его прагматической версией, изложенной ранее премьер-министром Путиным, и той грандиозной, но непрактичной версией, которая обсуждалась в ходе круглого стола "Единой России", проходившего в Москве 17 ноября, – говорит профессор. – Мне кажется, что Путин видит Евразийский союз как нечто подобное Европейскому Союзу на его ранних этапах: а именно, экономическую интеграцию соседних государств, уже имеющих общие экономические интересы. То есть – он делает упор на экономику».

«А вот на круглом столе, организованном "Единой Россией", Евразийский союз видится как способ сближения не только бывших советских республик, но и многих других стран – Финляндии, Венгрии, Чехии, Болгарии, Монголии, Вьетнама и даже Кубы и Венесуэлы – что просто является нереалистичным», – считает эксперт, автор многочисленных книг о российской внешней политике.

Оправданно или нет, но и Финляндия, и Венгрия, и Чехия с настороженностью относятся к России и предпочитают полагаться на США и/или ЕС, отмечает Катц: «Болгария, может быть, и не против сотрудничества с Москвой – однако София хочет сотрудничать и с Вашингтоном и Брюсселем. Вьетнам, который все больше опасается Китая, все чаще полагается на США. В Хошимине заинтересованы в расширении связей с Москвой, но не в ущерб связям с Америкой. Монголия, конечно, хотела бы, чтобы Россия защитила ее от Китая, однако ее присоединение к Евразийскому Союзу может осложнить отношения Москвы и Пекина».

«Понятно, что в Кубе и Венесуэле у власти находятся правительства, настроенные против США, во всяком случае – пока. Не думаю, что другие члены Евразийского Союза, которые хотят сохранить отношения с Вашингтоном, будут приветствовать присоединение к этому союзу Гаваны и Каракаса. Я считаю, что для того, чтобы преуспеть, Евразийскому союзу следует больше сосредоточиться на его практической версии, как ее изложил Владимир Путин. "Романтическая" версия вряд ли будет принята странами-членами и даже, как мне кажется, самой будущей администрацией президента Путина», – констатирует профессор Марк Катц.

Павел Баев, эксперт Института исследований мира в Осло – о Евразийском союзе:

«Я думаю, что на самом деле это пустышка, что реальное содержание, которое там есть, очень невелико. Единственное, что сможет сделать этот союз реальным – вступление Украины. Украина туда пока не рвется.

Евразийский союз, мне кажется, – это какая-то попытка освежить политическую ситуацию в России. Ведь с идеями дело было плохо. Модернизационная риторика Медведева как-то очень резко выдохлась. Говорить про стабилизацию, как Путин любил, довольно сложно. Так что это такая крупная идея, что, мол, мы идем по пути экономической интеграции, мы восстанавливаем утерянное, мы движемся по дороге к светлому будущему. Хотя в этой идее мало просматривается светлого будущего. И не только потому, что мы объединяемся с режимами, которые являются мало прогрессивными, которые, даже по сравнению с Путинским, выглядят уж совсем одиозными – особенно режим Лукашенко. Но также экономическое содержание всего этого мероприятия не выглядит серьезным. И попытки Путина реально завлечь туда иностранных инвесторов – тоже не убедительны, так как инвестиционный климат во всех трех странах существенно различается».

Ожидается, что с 2015 года к Евразийскому союзу должны присоединиться Кыргызстан и Таджикистан. Затем, по некоторым данным, в него могут войти Украина, Узбекистан, Армения и ряд других стран.

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

XS
SM
MD
LG