Линки доступности

Дагестан сотрясает «гражданская война» между мусульманами


Шейх Саид Афанди. По его инициативе велись мирные переговоры со сторонниками ваххабизма.

Шейх Саид Афанди. По его инициативе велись мирные переговоры со сторонниками ваххабизма.

После убийства духовного лидера возникают опасения эскалации конфликта

В течение 20 лет, прошедших со времени распада Советского Союза, объектом насилия в южных регионах России, в основном на Северном Кавказе, где преобладает мусульманское население, были федеральные структуры власти. Однако теперь характер этого насилия меняется: обостряется конфликт между радикальными и умеренными мусульманами.

В России три недавних теракта, в результате которых погибли 30 человек и еще 15 получили ранения, еще раз свидетельствуют об усилении этого религиозного конфликта в Дагестане.

Сначала на погранзаставе в окрестностях Дербента пограничник-контрактник застрелил семерых сослуживцев, после чего был убит. Командование части сообщило, что уже дважды безуспешно пытались уволить этого военнослужащего, поскольку он исповедовал ваххабизм – наиболее консервативную форму исламского фундаментализма.

Как сообщили власти Грузии, грузинские спецназ вступил в бой с вооруженной группой исламских боевиков, перешедших границу из Дагестана. В результате перестрелки погибли трое грузинских военнослужащих и 12 боевиков.

Самым громким политическим делом стало то, что произошло два дня назад. Женщина-смертница, оказавшаяся вдовой погибшего боевика, вошла в дом шейха Саида Афанди, одного из духовных лидеров дагестанских мусульман, и привела в действие взрывное устройство. Афанди и еще шесть человек погибли. По инициативе шейха велись мирные переговоры со сторонниками ваххабизма – одной из форм радикального ислама, широко распространенной в Саудовской Аравии.

Специалист по России из Нью-Йоркского университета Марк Галеотти отмечает, что раскол между российскими мусульманами, составляющими 15 процентов населения страны, принимает все более угрожающие формы:

«Угроза настоящей гражданской войны между мусульманами становится все более реальной, причем не только в Дагестане, а по всему Северному Кавказу».

Месяц назад в Татарстане было совершено покушение на муфтия Илдуса Файзова. Погиб его заместитель. Оба они старались ограничить влияние представителей мусульманского духовенства, прошедших «идеологическую подготовку» в Саудовской Аравии.

Во вторник президент Владимир Путин побывал в Татарстане и, выступая по национальному телевидению, заявил, что у террористов есть только одна цель: посеять страх и взаимную ненависть. В тот же день в Дагестане взорвали шейха Афанди.

Алексей Малашенко, специалист по исламу в московском Центре Карнеги говорит, что цель боевиков заключается в том, чтобы отделиться от России, где доминирующей религией является православное христианство:

«Их главная цель – создание исламского государства, халифата, или исламской территории».

Однако с экстремистами трудно бороться, потому что часто у них нет лидеров, и они руководствуются идеологией, согласно которой сопротивление приносит славу. Вот что говорит Галеотти:

«Эта идеология джихада побуждает людей применять насилие».

Об этом насилии становится известно, и часто это привлекает новых экстремистов.

«Таким образом они заявляют о себе. Почти во всех случаях цель терроризма – привлечь к себе внимание», – считает эксперт.

Теперь, когда в России подавлено сепаратистское движение в Чечне, эпицентром политической нестабильности в населенном преимущественно мусульманами регионе стал Дагестан. В прошлом месяце из 78 человек, погибших на Кавказе, примерно две трети были убиты в Дагестане.

После убийства шейха президент Дагестана предложил сформировать из молодых людей «силы самообороны» и начать «зачистку» фундаменталистов. Есть опасения насчет того, что смерть Афанди станет причиной дальнейшей эскалации насилия. У 75-летнего шейха были десятки тысяч верных последователей, многие из которых – его ученики.

Малашенко считает, что ответные меры лишь приведут к эскалации насилия, он согласен с тем, что было бы гораздо хуже ничего не предпринять:

«Это доказывает – и это очень важно, – что исламская оппозиция – т.н. салафиты или ваххабиты, способны сделать все, что захотят».

Согласно сообщениям в московской газете «КоммерсантЪ», в похоронах Саида Афанди приняли участие около 80 тысяч человек. Как сказано в статье, взрыв, унесший жизнь всеми любимого шейха, вероятно, взорвал все шансы на достижение мира в Дагестане.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG