Линки доступности

Россия хочет гарантий о киберненападении


Россия хочет гарантий о киберненападении

Россия хочет гарантий о киберненападении

Москва подготовила проект конвенции ООН, которая поможет России бороться с внешними угрозами через Интернет

Совет Безопасности и МИД РФ разработали проект конвенции ООН, которая запрещает использование Интернета в военных целях и для подрыва политических режимов извне. Об этом пишет газета «Коммерсантъ», в распоряжении которой оказался проект документа «Об обеспечении международной информационной безопасности». Россия рассчитывает на принятие этого документа уже в 2012 году.

Документ был представлен российскими властями в Екатеринбурге на международной встрече высоких представителей, курирующих вопросы безопасности. Соавторами документа, помимо экспертов Совбеза и МИДа, стали сотрудники Института проблем информационной безопасности (ИПИБ) МГУ им. М.В. Ломоносова.

Документ направлен на борьбу с угрозами «использования информационных технологий для враждебных действий и актов агрессии», а также «подрыва политической, экономической и социальной систем» одного государства другим. Конвенция будет запрещать «манипулирование потоками в информационном пространстве других государств с целью искажения психологической и духовной среды общества» и «психологическую обработку населения для дестабилизации общества и государства».

Москва подобные действия считает составными частями «информационной войны» и будет требовать признания их преступлениями против международного мира и безопасности.

Эксперты считают, что предложение России главным образом направлено на устранение угрозы, которую представляют растущие возможности США по ведению кибервойн. Кроме того, это своеобразный ответ на активно создающиеся в странах так называемые кибервойска – не только в США, но и в Великобритании, Китае, Израиле и Индии.

Если конвенция будет принята, Москва получит юридические гарантии ненападения. Среди норм, которые должны будут помочь России бороться с внешними угрозами через Интернет, в документе значится принцип неделимости безопасности, а также то, что государства не будут предпринимать попыток добиться господства в информационном пространстве над другими странами.

Конвенция будет обязывать государства «воздерживаться от разработки и принятия планов, способных спровоцировать возрастание угроз в информационном пространстве», а также «воздерживаться от клеветнических утверждений, оскорбительной или враждебной пропаганды для осуществления интервенции или вмешательства во внутренние дела других государств».

В проекте говорится, что государства «не вправе ограничивать доступ граждан к информационному пространству», но правительства могут вводить различные ограничения в целях защиты «национальной и общественной безопасности». Еще одним важным пунктом проекта является принцип невмешательства в информационное пространство друг друга.

«Каждое государство вправе устанавливать суверенные нормы и управлять в соответствии с национальными законами своим информационным пространством», – говорится в проекте.

«Принятие конвенции необходимо из-за роста киберпреступности и нарушений прав человека в информационном пространстве»

Русская служба «Голоса Америки» обратилась за комментариями к соавторам проекта конвенции – сотрудникам Института проблем информационной безопасности (ИПИБ) МГУ им. М.В. Ломоносова.

По словам заместителя директора ИПИБ Валерия Ященко, проект конвенции вобрал в себя наработки, появившиеся в последние три года, которые предназначались для других документов.

«В частности, в конвенции учитывались все сюжеты, которые возникли в ходе работы Группы правительственных экспертов ООН в 2009-2010 годах, – говорит Ященко. – На документ повлияли многочисленные обсуждения проблем информационной безопасности, которые обсуждались на заседаниях Международного исследовательского консорциума информационной безопасности, куда входят представители 11 стран, включая Индию, Китай, США, Израиль и другие».

Представитель института говорит, что в отличие от Будапештской конвенции по киберпреступности, которую Россия не поддерживает только из-за одного пункта b статьи 32 (предусматривающего нарушение суверенитета других стран), в проекте конвенции, предложенной Россией, данные положения отсутствуют.

«Вопрос контроля выполнения конвенции не прописан в данной концепции документа, однако в процессе согласования с партнерами такой механизм может быть предложен и поддержан», – сказал он.

«Документ запрещает нарушать суверенитет и использовать информационно-коммуникационные технологии для достижения преступных, террористических и военно-политических целей. Конечно, формулировка широкая, но за год обсуждения проекта конвенции, а также работы Группы правительственных экспертов ООН, которая будет создана на нынешней сессии Генеральной Ассамблеи ООН, она вполне может быть раскрыта более конкретно», – уверен Ященко.

По мнению Валерия Ященко, принятие подобной конвенции крайне необходимо из-за невероятного роста киберпреступности и нарушений прав человека в информационном пространстве (кража и неправомерное использование персональных данных, финансовые преступления).

«Мы считаем, что из-за одних прав не должны страдать другие права человека», – говорит соавтор проекта конвенции.

Отвечая на вопрос о том, не приведет ли принятие конвенции к закрытости стран и развитию цензуры в Интернете в целях обеспечения «национальной безопасности», Ященко ответил следующее: «Данный вопрос лучше адресовать политическому руководству стран, которые должны будут выполнять конвенцию. В конвенции прямо говорится о приверженности свободе слова и другим основополагающим правам и свободам человека, но, естественно, руководители некоторых стран могут по-своему трактовать необходимость выполнять конвенцию. Это опять же в значительной степени вопрос к механизму контроля выполнения конвенции».

«Россия, несомненно, продолжит вести свою активность в области разведки и диверсий через Интернет»

Главный редактор российского журнала «Хакер» Никита Кислицин считает, что конвенция – это всего лишь красивая бумажка, которая ничего не изменит.

«Честно говоря, это предложение – ерунда и больше похоже на чисто декларативную вещь, красивую бумажку. Если конвенция будет принята, это вряд ли что-то поменяет. Крупные державы вертят международные документы и конвенции так, как хотят», – сказал Никита Кислицин.

По его словам, все крупные страны вкладывают большие средства в формирование и создание возможностей для шпионажа и диверсионной активности именно через Интернет и электронные системы, зависимость современного человека от которых очень велика. Кислицин отмечает, что в настоящее время в России с внешними интернет-угрозами борются специальные отделы ФСБ, а также Главное разведывательное управление РФ.

«Подрыв политического режима – это вещь очень условная. Манифестанты могут использовать Facebook и Twitter, чтобы устраивать свои акции, но это исходит ровно из той страны, где проходят протесты. Это не вопрос межгосударственных отношений. Это говорит лишь о том, что массовые технологии позволяют людям быстро организовываться, – говорит Кислицин. – Бумажка, которую, возможно, даже подпишут, ничего не поменяет. Россия, несомненно, продолжит вести свою активность в области разведки и диверсий через Интернет».

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

XS
SM
MD
LG