Линки доступности

Бжезинский и Скоукрофт обсудили политические сценарии по России, Ирану и Турции


Збигнев Бжезинский

Збигнев Бжезинский

Экс-советники президентов США – о кризисах на Большом Ближнем Востоке

Военный конфликт с Ираном может стать причиной масштабной дестабилизации огромного региона – от Пакистана до Средиземноморья. Одним из последствий этого может стать новая война России и Грузии. Об этом заявил Збигнев Бжезинский, известный политолог, бывший советник президента США по национальной безопасности.

Збигнев Бжезинский (Zbigniew Brzezinski) обсудил современную роль России, Турции и Ирана с другим экс-советником президента по национальной безопасности – Брентом Скоукрофтом (Brent Scowcroft) на форуме «Глобальная безопасность-2012», который организовал вашингтонский Центр стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies).

Теоретически два ветерана международной политики должны были как минимум разойтись в оценках. В частности потому, что выходец из научной среды Бжезинский работал в администрации президента-демократа Джимми Картера, а генерал-лейтенант ВВС Скоукрофт – в администрациях президентов-республиканцев Джеральда Форда и Джорджа Буша-старшего. Однако спора не получилось: позиции Бжезинского и Скоукрофта по многим вопросам были крайне близки.

О США

Оба эксперта весьма критически оценили внешнюю политику Соединенных Штатов. Бжезинский особо подчеркнул «отсутствие аналитического подхода». Скоукрофт отметил, что ныне Вашингтон действует в новом мире – внешнеполитические реакции должны быть крайне осторожными, и при принятии решений следует мыслить максимально широко. Оба эксперта сошлись, что в 2012 году, когда в США проходят президентские выборы, сложно ожидать, что внешняя политика Соединенных Штатов будет адекватно реагировать на разнообразные международные кризисы.

«Наибольшая проблема внешней политики США – это попытка изменения иных государств путем смены режима», – заявил Скоукрофт.

Збигнев Бжезинский заметил: «Войну начать легко. Но никто не знает, сколь долго она будет продолжаться и во сколько она обойдется. Еще сложнее спланировать достойный выход из состояния войны». Он также подчеркнул, что следует прекратить выступать с заявлениями о том, что правители-автократы «должны уйти», без реальных планов по их отстранению от власти, поскольку это не только не решает проблему, но лишь усугубляет ее.

Збигнев Бжезинский следующим образом оценил ситуацию на Ближнем Востоке, сложившуюся в результате «арабской весны»: «Наши возможности влиять на ситуацию в этом регионе уменьшаются. Нам необходимо работать с другим игроками и действовать крайне осторожно».

О Сирии и Иране

Основной темой дискуссии стали кризисы в Сирии и Иране, а также реакция на них международных игроков.

Брент Скоукрофт подчеркнул, что с этнической, религиозной, культурной точек зрения Сирия – одна из наиболее сложных стран региона. Он обратил внимание на то, что сравнивать сирийский и ливийские кризисы некорректно: в Ливии сразу было видно разделение сторон – Муаммар Каддафи контролировал западную часть страны, его противники – восточную; а в Сирии очаги протестов против режима Башара Асада спорадически разбросаны по всей территории страны. При этом, по мнению Скоукрофта, «если режим Асада падет завтра, мир в Сирии не наступит».

Скоукрофт также призвал не загонять Иран в угол: «Тегерану следует дать иные варианты действий, кроме капитуляции или конфликта».

Бжезинский считает, что силовое вмешательство в эти кризисы приведет к печальным последствиям. По его словам, если будет принято решение о снабжении оружием сирийской оппозиции (на этом настаивают некоторые арабские государства и влиятельные американские сенаторы), оппозиция скорее всего не сможет сокрушить режим Башара Асада, но уровень насилия в Сирии возрастет.

Если Израиль атакует ядерные объекты Ирана, Тегеран сможет дестабилизировать Афганистан и Ирак – в качестве мести США, которые, как сочтет Иран, будут негласно поддерживать Израиль. Более того, по мнению Бжезинского, в этой ситуации возникнет опасность конфликта между Ираном и Азербайджаном (отношения между этими государствами в последнее время серьезно обострились).

Бжезинский также предположил, что Россия в этой ситуации может воспользоваться обстановкой и начать новую войну с Грузией для смены режима. «Без начала серьезного кризиса эта вероятность невелика, но в случае такого кризиса вероятность возрастет», – подчеркнул Бжезинский, отвечая на вопрос корреспондента Русской службы «Голоса Америки».

Впрочем, Том де Ваал, эксперт Фонда Карнеги за международный мир (Tom de Waal, Carnegie Endowment for International Peace), по просьбе корреспондента Русской службы «Голоса Америки» прокомментировавший прогноз Збигнева Бжезинского, весьма скептически оценил шансы начала новой российско-грузинской войны.

Он пояснил, что «в 2008 году у России был предлог для вмешательства. Ныне Южная Осетия и Абхазия фактически находятся под контролем России. Чтобы Москва приняла решение ввести войска на грузинскую территорию и свергнуть режим Михаила Саакашвили, требуется гораздо более серьезный повод».

О России и Турции

Брент Скоукрофт и Збигнев Бжезинский напомнили, что отношения России, Турции и Ирана имеют тысячелетнюю историю, все эти государства – остатки могущественных империй, и многие современные процессы следует воспринимать через эту призму.

Так, по мнению Збигнева Бжезинского, вновь избранный президентом России Владимир Путин явно ностальгирует по Советскому Союзу: «Не случайно Путин назвал распад СССР величайшей катастрофой 20 века – он не считает такой катастрофой две мировые войны или ядерную бомбардировку Японии». Именно этим чувством, по его мнению, объясняется попытка создания Евразийского союза.

Збигнев Бжезинский отметил, что Россия «культурно и исторически – часть Запада. Но есть два пробела – отсутствие традиционных для Запада верховенства закона и участия населения в политической жизни государства». Однако, по его мнению, Россия очень быстро меняется и, как и Турция, должна стать частью евроатлантического сообщества.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG