Линки доступности

Надел погоны – забудь о критике?

  • Виктор Васильев

Конституционный суд России

Конституционный суд России

В Конституционном суде РФ рассматриваются жалобы граждан на законы, запрещающие критику начальства

В пятницу 5 марта Конституционный суд России принял к рассмотрению жалобу уволенного после видеообращения к главе МВД бывшего майора милиции Алексея Мумолина на несоответствие Конституции положений федеральных законов «О милиции» и «О государственной гражданской службе РФ», которые запрещают критиковать начальство. Правовые аналитики - Межрегиональная правозащитная Ассоциации «АГОРА», представляющие интересы Мумолина, - обращают внимание на то, что аналогичный запрет на критику начальства перешел и в закон «О полиции». Таким образом, признание положения уже недействующего закона «О милиции» неконституционным повлечет за собой коррекцию нового закона.

Докладчиком по жалобе Мумолина выступит судья Конституционного суда Юрий Рудкин. В положениях критикуемого закона указано, что сотрудникам внутренних дел России «запрещается допускать публичные высказывания, суждения и оценки, в том числе в СМИ, в отношении деятельности государственных органов, их руководителей, включая решения вышестоящего государственного органа либо государственного органа, в котором гражданский служащий замещает должность гражданской службы, если это не входит в его должностные обязанности».

Бывший майор милиции Алексей Мумолин получил известность после видеообращения «Участковый Мумолин Алексей - по следам Дымовского» к министру внутренних дел Рашиду Нургалиеву 17 ноября 2009 года. Старший участковый уполномоченный милиции Автозаводского УВД Тольятти подробно рассказал о недостатках в организации работы городского УВД: большая нагрузка на участковых, привлечение сотрудников на другие мероприятия по охране общественного порядка, процветание «палочной» системы, при которой перед руководством необходимо отчитываться по раскрытым преступлениям и правонарушениям, даже если таковых и не было.

По результатам служебной проверки, инициированной в связи с видеообращением, майору Мумолину объявили строгий выговор и в конце концов уволили из органов внутренних дел «за совершение проступка, порочащего честь сотрудника милиции». Добиться справедливого разбирательства в России подвергнутый остракизму офицер не смог, поэтому он обратился в Европейский суд по правам человека, где его жалоба прошла процедуру регистрации.

Как утверждает Алексей Мумолин, он считал своим долгом обратить внимание министра на проблемы, которые существуют в УВД Тольятти, и показать, что решить их может только коренное реформирование всей системы МВД: «Я, будучи сотрудником милиции, зная проблему изнутри, не мог более молчать и терпеть указанные в видеообращении условия работы в райотделе внутренних дел».

В жалобе в Конституционный суд Мумолин отмечает, что при буквальном толковании и при сложившейся правоприменительной практике получается, что милиционерам запрещены любые публичные высказывания в адрес руководителя и госорганов. Между тем, статья 29 Конституции России каждому гарантирует свободу мысли и слова, а законы и иные российские правовые акты не должны противоречить Конституции. Бывший участковый уполномоченный подчеркивает, что обжалуемые им нормы федеральных законов являются, по его мнению, непредсказуемыми и дают правоприменителю широкие возможности для произвола.

Член комитета безопасности Госдумы, генерал-лейтенант МВД Александр Гуров помнит, что закон «О милиции» был воспринят неоднозначно в обществе и вызвал споры в думской среде. Поэтому ему интересно посмотреть, что решит Конституционный суд. В интервью «Голосу Америки» он сказал: «Пока есть закон, даже если он плох, его надо выполнять. Если человек с чем-то не согласен, пожалуйста, пусть говорит об этом в своей среде. Ему никто не мешает написать рапорт, обратиться в прокуратуру, куда угодно. Но когда он идет на улицу с лозунгами или, скажем, начинает привлекать на свою сторону СМИ, занимаясь созданием собственной популярности, это разные вещи».

Генерал трактует действующий закон так: «Если ты надел погоны, то должен исполнять приказы. Хочешь идти в политику, иди в нее. Хочешь критиковать свое начальство, на то есть служебные совещания, заседания и так далее. Тут есть масса возможностей. Если хочешь идти на улицу, иди в правозащитную организацию. Это нормально, абсолютно. Иди отстаивай 31-ю статью вместе с Каспаровым».

С депутатом согласны не все эксперты. Председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов полагает, что принцип открытости создает в числе прочего большее разнообразие инстанций, куда можно пожаловаться, в том числе и госслужащему. Что немаловажно для запуска процесса максимально независимых расследований в случае возникновения нарушений. «За последние четыре-пять лет у нас происходит видоизменение внутреннего законодательства и подзаконных актов с позиции того, что чиновник любого уровня не может жаловаться на действия начальства, он максимально закрыт для СМИ. Эти запреты введены уже для всей государственной службы, что, естественно, способствует развитию коррупции. Потому что внутри корпорации вопросы по борьбе с коррупцией решаются намного сложнее, чем под воздействием общественного контроля, о чем говорил и президент Медведев», - заявляет Кабанов.

На взгляд председателя Национального антикоррупционного комитета, положения закона «О милиции» практически уже перешли в «Закон о полиции». «Это, конечно, плохо, - резюмирует он. - Президент 1 февраля в Екатеринбурге сказал четко и ясно, что будет делать все, чтобы повсеместно повысить роль общественного контроля. Он сказал также, что законы при обнаружении в них недостатков будут видоизменяться, что это не некая зацементированная структура».

Член Общественной палаты РФ, профессор кафедры конституционного и муниципального права МГУ Елена Лукьянова, сославшись на положении о судебной этике, заметила: «Закон о госслужащих и запрет на критику начальства – совершенно чудовищные вещи, которые никогда не позволят нам преодолеть коррупцию. Это ограничение свободы мысли и свободы слова».

По ее мнению, в конкретном случае все отдается на усмотрение Конституционного суда (КС): «Захочет он усмотреть в этом нарушение Конституции, что было бы правильно, усмотрит. “Во взаимосвязи”, как любит говорить господин Зорькин (председатель КС – В.В.). Во взаимосвязи со статьями о свободе мысли и слова. Но если эти положения не будут отменены, то коррупцию нам не победить никогда. Потому что всякое профессиональное сообщество будет закрыто, и за раскрытие его недостатков будут караться члены этого сообщества».

Жалоба Алексея Мумолина, направленная в Конституционный суд в декабре прошлого года, объединена в одно производство с аналогичной претензией Л. Кондратьевой, которая также недовольна положением закона «О государственной гражданской службе РФ». Дата рассмотрения жалоб пока не назначена.

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

XS
SM
MD
LG