Линки доступности

Правоведы и правозащитники обсуждают достоинства и недостатки Основного закона страны

Ныне действующая Конституция Российской Федерации была принята 12 декабря 1993 года в результате всенародного голосования. За принятие нового Основного закона высказалось 58,43% от числа принявших участие в голосовании, против – 41,57%.

За прошедшие двадцать лет в текст Конституции был внесен ряд поправок. Одной из самых существенных из них стало изменение в 81-ю статью, где говорится: «Президент Российской Федерации избирается сроком на шесть лет гражданами Российской Федерации на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании». В первоначальном варианте один президентский срок ограничивался четырьмя годами. Аналогичным образом были произведены изменения и в 96-й статье, где ныне предусматривается пятилетний срок действия одного созыва Государственной думы, а не четыре года, как ранее.

Периодически появляются сообщения о том, что тот или иной политический или общественный деятель (либо группа деятелей) намерена инициировать и другие поправки в текст нынешней российской Конституции. Так, депутат Государственной думы от фракции «Справедливая Россия» Елена Мизулина считает необходимым закрепить в Основном законе особую роль православия. А Сергей Шахрай, который является одним из авторов Конституции, накануне 20-летия ее принятия предложил закрепить положение о том, что браком в России может считаться только союз мужчины и женщины.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовала с известными российскими юристами и правозащитниками, чтобы узнать их отношение к происходящим вокруг Конституции событиям.

«Люди стали выигрывать суды, опираясь на Конституцию»

В начале декабря появились сообщения о том, что во время встречи со студентами юридических факультетов Владимир Путин заявил, что внесение изменений в текст Конституции возможно. Вместе с тем, по словам российского лидера, главу, где прописаны права и свободы граждан страны, трогать не следует. При этом Путин отметил: «Право это что? Это бумажка, которая регулирует определенные правила, которые регулируют в свою очередь определенные общественные отношения».

Член Совета по правам человека при президенте РФ Наталья Евдокимова замечает: «Для кого-то это (Конституция – А.П.) бумажка. А для меня, например, и для таких, как я, и для большинства граждан Российской Федерации это – выстраданный документ, который позволяет считать Россию светским, правовым и социальным государством».

Евдокимова считает, что сейчас российские власти пытаются разделить понятия «конституция страны» и «права человека». И продолжает: «Это – страшный путь. Поэтому сейчас нужно приложить все силы, чтобы этот процесс не дошел до конца».

Председатель правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Элла Полякова, которая также входит в Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, отмечает, что граждане страны научились пользоваться своими правами. «Люди стали выигрывать суды, ссылаясь на статьи Конституции, и это стало угрозой для чиновников. Поэтому они через законодательные органы пытаются изменить Основной закон. То есть – изменить парадигму жизни всей России».

Полякова считает, что правозащитникам нужно активизировать работу в закрытых структурах, где, по ее словам, действующие законы не работают. «Поэтому людей, особенно в военной форме, нужно просто учить и букве и духу Конституции. И, конечно, все наше законодательство, в том числе – закон о воинской обязанности, нужно приводить в соответствие с действующей Конституцией», – отмечает председатель «Солдатских матерей Санкт-Петербурга».

«Свою историческую миссию Конституция выполнила»

Президент Балтийской коллегии адвокатов имени Анатолия Собчака Юрий Новолодский напоминает, что в начале 90-х годов депутаты Верховного Совета РФ часто меняли положения действующей на тот момент конституции, желая обернуть в свою пользу противостояние с президентской администрацией: «Когда депутаты видели, что Ельцин не собирается подчиняться каким-то их позициям, они тут же меняли Конституцию, вводя обязательные нормы для президента».

Чтобы преодолеть правовую нестабильность, президентская сторона, по словам президента Балтийской коллегии адвокатов, была вынуждена пойти на принятие новой Конституции. В то время Юрий Новолодский был сторонников усиления президентской власти, полагая, что со временем «маятник качнется в другую сторону», то есть, возникнет баланс исполнительной и законодательной власти.

«К сожалению, – признает Новолодский, – маятник не пошел в другую сторону, и несоответствия (возможностей) ветвей власти не только сохранились. Они закрепились и усилились на базе этой Конституции».

Новолодский считает, что в условиях экономической нестабильности этот дисбаланс может играть положительную роль: «Поэтому, несмотря на системные недостатки данной Конституции, можно сказать, что свою историческую роль она выполнила. И еще какое-то время будет выполнять миссию стабилизатора с некоторым завышенным акцентом в пользу президентской власти».

На вопрос, «какие бы изменения в действующую Конституцию следует внести?», Юрий Новолодский ответил: «Я бы начал процесс гармонизации полномочий президентской власти и представительной. В наибольшей мере именно этого не хватает нашей Конституции».

Конституция «на вырост»

Президент Адвокатской палаты Москвы, член Общественной палаты РФ Генри Резник заметил, что в российской Конституции есть ряд заимствований из международных правовых актов, под которыми стоит подпись высших должностных лиц Советского Союза. Однако, власти СССР не имели ни малейших намерений эти акты выполнять.

В то же время Генри Резник отмечает, что ряд положения Конституции России совпадает с аналогичными статьями конституций других стран. Впрочем, по мнению юриста, в этом нет ничего экстраординарного: «В первых двух главах закреплено определение российского государства в соответствии с определенными ценностями, которые достигнуты мировым сообществом. И главное – закрепление прав человека».

Юрист добавил, что положение, согласно которому права и свободы человека являются высшей ценностью, соответствует самым высоким мировым стандартам. «И я считаю, что это создало предпосылки того, чтобы посттоталитарная Россия пошла по прямо противоположному пути. Потому, что в тоталитарных государствах перевернута система ценностей. Человек является средством, несмотря на разные декларации, славословия и прочее», - указывает Генри Резник.

Ссылаясь на международный опыт, президент Адвокатской палаты Москвы отмечает, что двадцать лет, прошедшие с момента принятия нынешней российской Конституции – довольно короткий исторический промежуток. Он приводит пример Соединенных Штатов Америки, где отмена расовой сегрегации и равные гендерные права были установлены через значительный промежуток времени после принятия Конституции. Из этого Генри Резник делает вывод, что и российский Основной закон принят (по его выражению) «на вырост».

«Правда, течение жизни уплотняется, поэтому сейчас один год идет как десять, или даже двадцать-тридцать, при которых проживали предыдущие поколения», – отмечает собеседник «Голоса Америки».

Что же касается теоретического карт-бланша на изменения Конституции, президент Адвокатской палаты Москвы отметил, что, прежде всего он вернул бы норму о четырехлетнем президентском сроке и убрал бы оговорку о «двух сроках подряд».

Кроме того, Генри Резник хотел бы несколько изменить положение о разделении властей. Сильный крен в сторону президентской власти был, с его точки зрения, обоснован в 90-е годы, когда люди на парламентских выборах отдавали свои голоса, в основном, левым партиям – «тем, которые делают ставку на государство, тем, которые много обещают, потому что самое страшное наследие коммунистического режима это – иждивенчество. Людей нельзя за это винить, но это – реальность». Поэтому, продолжает эксперт, в тех условиях продвигать экономические реформы мог только правый президент. И перекос полномочий в сторону исполнительной власти был тогда оправдан.

В настоящее время российские депутаты кажутся Резнику людьми безответственными, которые никак не отвечают за работу правительства, сформированного без их участия. Поэтому, Генри Резник предпочел бы предоставить больше полномочий в деле утверждения правительства и контроля над его работой.
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG