Линки доступности

Решение о развертывании этой системы было принято еще в 2016 году

МОСКВА – Развертывание американского противоракетного комплекса THAAD в Южной Корее началось на фоне ожидаемого недовольства этим со стороны Китая и России. Из Пекина и Москвы по данному поводу прозвучали довольно резкие заявления.

Напомним, как сообщило американское Тихоокеанское командование, США во вторник приступили к развертыванию THAAD в Южной Корее. Это произошло сразу после того как КНДР накануне провела испытание четырех баллистических ракет, упавших в японских территориальных водах.

Глава Тихоокеанского командования адмирал Гарри Харрис заявил, что элементы THAAD были развернуты в рамках обязательств перед Южной Кореей, а также для защиты американских войск в регионе, союзников США и американской территории.

Решение о развертывании этой системы на территории Республики Корея было принято еще в июле 2016 года.

Система THAAD предназначена для перехвата и уничтожения баллистических ракет малой и средней дальности во время полета на заключительном этапе их траектории. Дальность действия системы – до 200 км. Она может поражать цели на высоте более 150 км.

Китай выступает против развертывания THAAD, считая, что система поставит под угрозу безопасность страны. В России придерживаются того же мнения

Пекин и Москва на прошлой неделе договорились о наращивании совместных усилий против размещения в Южной Корее американской ПРО, передает Рейтер со ссылкой на МИД КНР.

Москва ранее устами постпреда России при женевском отделении ООН Алексея Бородавкина осудила нарушение Пхеньяном резолюций Совета Безопасности ООН, запрещающих испытание баллистических ракет и ядерные испытания. Но реакция на размещение THAAD в России была совершенно иной.

Так, глава комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий в интервью российскому телевидению заявил, что размещение системы THAAD выходит за рамки задачи сдерживания «северокорейской угрозы» и назвал ПРО, предназначенную для решения оборонительных задач, прямой угрозой безопасности России. Аналогичный подход к проблеме высказал агентству «Интерфакс» первый замглавы комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич.

Эксперт Московского центра Карнеги Александр Габуев полагает, что нет ничего удивительного в том, что в России в штыки воспринимают новую инициативу США на корейском полуострове.

«Потому что Москва позиционирует систему THAAD как часть американской глобальной ПРО, – пояснил он в интервью «Голосу Америки». – А позиция России (по этому вопросу) довольно непримиримая, в том числе и из-за проблем, которые существуют с размещением американских ПРО в Восточной Европе. Для России это, в общем, параллельные истории, хотя потенциально развертывание ПРО в Южной Корее несет меньше угроз для российских сил ядерного сдерживания, как считают российские военные эксперты».

По мнению эксперта Московского центра Карнеги, Москва опасается того, что США развивают глобальную систему ПРО, «которая при должном совершенствовании и развитии через какое-то время сможет значительно ослабить потенциал России и Китая по нанесению упреждающего, обезоруживающего удара и радикально изменить стратегический баланс». Ведь в распоряжении Москвы и Пекина подобной системы нет, констатировал он.

«А дальше это повлечет за собой массу дипломатических и внешнеполитических последствий в мире жесткой реалполитик, где ядерный шантаж – один из элементов в международных отношениях», – спрогнозировал Александр Габуев.

Эксперт думает, что это одна из тем, по которой позиции Москвы и Пекина близки и по которой между ними происходит реальное практическое взаимодействие. В то же время он отметил, что Вашингтон был вынужден пойти на принятые меры.

«Для США сейчас принципиально важна новая динамика развития корейской ядерной программы, способность КНДР в скором будущем создать компактные ядерные устройства, которые можно будет поставить на межконтинентальную баллистическую ракету, достигающую территории США, – подчеркнул Александр Габуев. – Северокорейские ракеты уже сейчас угрожают союзникам США, размещенным в регионе американским военным контингентам».

Это фактор риска, на который администрация США просто не может не реагировать, в том числе и военными методами, резюмировал эксперт.

В свою очередь, главный научный сотрудник Института США и Канады РАН, профессор МГИМО МИД РФ Александр Панов в комментарии «Голосу Америки» напомнил, что официальная позиция России по данной проблеме уже неоднократно высказывалась, в том числе совместно с Китаем.

«Мы против размещения этой системы на территории не только Южной Кореи, но и Японии, – добавил он. – Это в Москве расценивается как дестабилизирующий фактор региональной стратегической стабильности. Но особенно негативная реакция у Китая, который считает, что таким образом США получают возможность не только перехватывать ракеты, которые могут запускаться с территории Китая, но и вообще отслеживать китайский ракетно-ядерный потенциал».

С точки зрения России, эта система является частью более глобальной системы ПРО и тоже не отвечает нашим стратегическим интересам, уточнил профессор. В то жен время он затруднился сказать, какие совместные действия могут предпринять Москва и Пекин в ответ на действия США.

«Очевидно, это находится в компетенции военных, у которых есть свое видение того, как можно реагировать на размещение таких систем и их возможное подавление в случае каких-то непредвиденных ситуаций, и наверняка какие-то методы и меры ими будут приняты», – заключил Александр Панов.

По сообщению южнокорейского информационного агентства Рёнхап, на полное развертывание THAAD потребуется максимум два месяца, а то и вполовину меньше.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG